мобильная версия

Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям

127994, г. Москва,
Страстной бульвар, д. 5

Образовано 9 марта 2004 года
Указом Президента Российской Федерации № 314

На проблемы двоевластия в российской культуре точки зрения сторон радикально расходятся

Версия для печати
11 мая 2006 11:00

Источник: "Московские новости"

"А может, обоих уберем?"

Накануне майских праздников Владимир Путин встретился с первыми лицами российской культуры - теми, чьи учреждения получают президентские гранты. В центре внимания собравшихся сразу оказались проблемы "культурного двоевластия". По мнению присутствовавших, сложности, которые порождает тандем "Соколов - Швыдкой" обостряют и без того больные проблемы отрасли.

- А может, обоих уберем?!

Так отреагировал президент на дружные жалобы раздраженных неконструктивным союзом. Революционное предложение Путина деятели культуры оценили как анонс грядущих перемен и ответили, что проблему - как ясно всем - решать необходимо радикально.

Свою лепту в оценку сложившейся ситуации "Московские новости" внесли в N12 от 7 апреля, опубликовав материал "Союз принужденных". Министерство культуры на него отозвалось письмом Е. Демченко (публикуем ниже) /Текст в формате MS Word/ с упреком в неиспользовании интервью, данного "МН" министром (фрагменты приводим), а также письмом в свою поддержку некой "неработающей пенсионерки". Последнее помещено почти месяц назад на сайте Минкульта, поэтому мы не сочли нужным предоставлять "пенсионерке" с исключительно гладкими оборотами речи еще и газетную площадь. "МН" будет следить за развитием событий.

Абстрактно реформа была красивая

Александр Соколов, министр культуры РФ

Глава "Роскультуры" - в ожидании: президент должен решить, доверить ли ему НТВ. Нестройный дуэт Михаил Швыдкой - Александр Соколов вот-вот распадется. Что выиграет и что потеряет от этого российская культура?

Министр культуры РФ Александр Соколов дал "МН" интервью, по которому трудно судить о его работе, а о личности - можно

С Александром Сергеевичем Соколовым мы беседовали больше часа. Министр в жизни обаятелен, а в речи очевидно скован так называемым комплексом Паркинсона, поражающим тех, кто занимает не свою служебную позицию.

- Вы провели в кресле министра два года. Какие достижения за это время стали предметом вашей гордости?

- На эти два года выпало решение самых долгосрочных вопросов. Федеральная целевая программа была задачей номер один. Определялась система финансирования и система приоритетов, если ставить на первое место по степени дискуссионности, это именно федеральная целевая программа.

И второе, я считаю, достижение - создали координационный совет для реализации федеральных целевых программ. Вот это то, к чему я стремился, собственно, изначально, потому что мне было важно, чтобы открыто обсуждалась та самая проблематика, которая в любом случае окажется спорной... В совет входят руководители агентств, руководители культуры, и что самое существенное - самые авторитетные люди отрасли, которые будут объяснять ситуацию. Мы тут ориентируемся на первых лиц. Это очень важно, потому что сейчас, когда мы уже отрегулируем эту программу и начнем реализовывать, по крайней мере, не будет вопросов, на каком основании. Мы договорились о том, чтобы на сайте все эти вопросы были учтены и можно было познакомиться по первоисточникам.

- Тот факт, что культура не вошла в систему национальных проектов, не кажется вам вопиющим?

- Знаете, проходит некоторое время, и мы убеждаемся: то, что мы считаем недостатком нашего поведения, оказывается предопределено высшей мудростью. Сколько сейчас проблем в этих национальных проектах, в этих отраслях, которые мы бы тоже не смогли предвидеть. Сейчас у нас проведена очень серьезная аналитика, что делается в системе образования, что делается в системе здравоохранения, что делается в системе сельского хозяйства, мы учитываем этот опыт, и поэтому сейчас, когда мы серьезно готовим этот документ, он уже в некоторых проектных вариантах обсуждался, обсуждался на экспертных советах, сейчас мы всерьез готовы положить его на стол.

- Когда вы предполагаете это сделать?

- В течение года мы готовы этот вопрос обсуждать. Дальше вопрос финансовый, который будет решаться и с участием Министерства финансов, и с Министерством экономического развития.

- Речь идет о следующем годе или о 2008-м?

- Я допускаю оба варианта, это уже зависит не от нас, главное, чтобы мы были готовы, а мы готовимся.

- Отношения с ключевыми партнерами - Грефом и Кудриным - выстроены? Есть у вас поддержка в правительстве?

- С Грефом и Кудриным рабочие отношения. Которые временами становятся жесткими, но они всегда бывают такими, при любом согласовании, поэтому все, я считаю, нормально.

- Как вы считаете, двоевластие, закрепленное реформой, разделение на практиков и законодателей в сфере культуры продуктивно?

- Абстрактно реформа была достаточно красивая. Есть треугольник, в котором кто-то отвечает за постановку вопроса, кто-то реализует поставленные задачи, а кто-то дает оценку правовой стороне этой реализации - ну что, красиво! Но живые люди всегда привносят свои оттенки. У нас реформа была осложнена тем обстоятельством, что мы должны были совместить уже отработанные и имеющие свои традиции механизмы. И то, что было прежним Министерством культуры, стало агентством с привычками соответствующими, откуда возникла вполне предсказуемая дополнительная сложность; два года ушли, непросто все было. А вот сейчас, вписываясь в положения, которые лимитируют их и нашу сферу ответственности, мы ищем дополнительные рычаги, чтобы управлять этой ситуацией. Создали координационный совет, совет по кадровой политике. Мы вместе отвечаем за судьбу отрасли, но не отвечаем за назначения ключевых фигур, которые в конечном итоге оборачиваются нашей ответственностью.

- Болит ли у вас душа из-за разрыва столичной и провинциальной культур?

- Это главная проблема. Мы в большом проигрыше по сравнению с Европой из-за наших расстояний. В Германии, Бельгии, где угодно, сев за руль автомобиля, вы можете оказаться в оперном театре соседнего города и прослушать оперный концерт или что угодно, там все достижимо. Для нас это нереально.

Вопрос с провинцией - острейший вопрос, причем именно там духовное возрождение уже полным ходом идет, может быть, нет худа без добра, но отсутствие такого натиска массовой культуры, оно сейчас оказывает самое положительное воздействие.

Вот недавно мы провели координационный совет, и мы очень внимательно слушаем, что люди говорят, они очень благодарили за автоклуб. На "газели" и КамАЗы устанавливается современная киноустановка, и такой клуб с хорошей проходимостью вносит новую струю в жизнь. То же самое - передвижные библиотеки.

- Что вы думаете о перспективах Закона о театре, о тендерной системе, которая ставит театры в один ряд с учреждениями социальной сферы?

- Сейчас речь идет о больших изменениях в базовых, фундаментальных законах. То есть речь идет о реструктуризации бюджетной сферы, соответственно обсуждаются изменения в бюджетный кодекс, выстраивается закон об автономных учреждениях - и на этом уровне проявляется специфика нашей отрасли.

Я склонен запаздывание закона об автономных учреждениях рассматривать с положительной стороны. За это время прошло несколько совещаний у президента Российской Федерации, конкретно, детально затрагивающих этот вопрос, несколько обсуждений в Совете Федерации, Государственной думе, в нашем министерстве, в Минэкономразвития, в Совете по культуре президента, то есть со всех сторон прокрутили юристы эту проблему. Выявились практически все подводные камни. С имущественными правами, с механизмами финансирования, с полномочиями попечительских советов. И я верю, что в законе будет прописана сфера нашей, так сказать, специфики не только в сфере театра, но и музеев, библиотек, сюда все подпадет, и, таким образом, есть надежда, что будут прописаны гарантии государства в каждой из этих сфер...

- Такая вещь, как уроки православия в школах, введенные и по вашей инициативе, не есть ли ущемление интересов других конфессий?

- Это тонкий вопрос, причем мне его приходится решать не с позиций министра культуры, а с позиций председателя правительственной комиссии по религиозным объединениям. Комиссия работает очень конструктивно: очень основательно готовится каждый вопрос и завершается решением, которое потом отслеживается.

Курс, предложенный Русской православной церковью, называется "Основы православной культуры", это не религиозный курс, это именно основы культуры через призму православия. Это изначально подчеркивал патриарх, и это стараются забыть, когда вступают в полемику, оспаривая смысл такого нововведения.

Но здесь есть и другие стороны проблемы, которые мы не должны опускать. У меня недавно была встреча помимо формата правительственной комиссии - я встречался с муфтиями, и мы просто выясняли степень готовности предложить такую программу, которая могла бы включиться в систему образования.

- Вы специалист по истории музыки, в том числе авангардной. Как вы воспринимаете скандал, который возник вокруг "Детей Розенталя"?

- Я отнюдь не считаю эту оперу авангардной. Это очевидные проценты с капитала, причем капитала давнего. Эстетика такого спектакля в Европе возникла еще в 60-е годы прошлого века. В ГДР, в городе Халле, я видел такой спектакль по Глюку, по Орфею, он был построен так же - вот эта игра со временем, игра с костюмерией, игра в сценографию - вот это вот всё давным-давно известно. Она достаточно и быстро выдохлась, и когда такие ношеные одежды начинают продавать на своем рынке, к этому надо относиться спокойнее. Что касается качества музыкального материала, ну, наверное, это просто не для сцены первого театра России.

- Вы имеете в виду работу Леонида Десятникова?!

- Да, я имею в виду работу Десятникова, выполненную в манере так называемой полистилистики, это уже не авангард, это скорее такой рынок сбыта, который при умелом менеджерском подходе может дать определенный успех. Там нет концепции, нет захвата новых позиций, и если говорить о качестве, то качество не позволяет долго беседовать на эту тему...

- Но если говорить о захвате новых позиций - что вы, как бюрократ, собираетесь "захватить" в ближайшее время?

- Я не захватчик. Моя задача как бюрократа - не оставить незамеченным все то, что требует государственной поддержки. Потому что свежие ростки легче всего затаптываются. Почему я вижу смысл в присутствии специалистов на государственных постах, они заметят и смогут оценить то, что не заметят чиновники.

Я всегда подчеркиваю: во имя чего происходит та или иная реформа. Она происходит во имя того, что завтра станет традицией. Есть такие фестивали, которые должны стабильно поддерживаться государством. "Дух огня" в Ханты-Мансийске, например. Суть его в том, что это фестиваль дебютов, и это дает победителям возможность снять второй и третий фильмы.

- Очень многие деятели культуры говорят о том, что их очень огорчает бюджет нынешнего года...

- Я не помню такого года, бюджет которого не огорчал бы деятелей культуры. Можно только привести один хороший анекдот, когда же будет лучше? Лучше уже было! Всё познается в сравнении. Перспектива будущего года (финансовая) нас не устраивает, но просматривается четко.

Марина Токарева