мобильная версия

Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям

127994, г. Москва,
Страстной бульвар, д. 5

Образовано 9 марта 2004 года
Указом Президента Российской Федерации № 314

Эдуард Сагалаев ответил на вопросы молодых журналистов России

Версия для печати
14 июня 2006 17:00

Источник: ПРЕСС-АТТАШЕ.РУ

13 июня 2006 г. президент Национальной ассоциации телерадиовещателей, член Общественной палаты РФ Эдуард Сагалаев принял участие в Интернет-конференции проекта «Медиакратия».

Тема конференции: "Эволюция российского телевидения: от горбачевской модели до путинской".

В общении с Э.М. Сагалаевым приняли участие более 30 молодых журналистов из 10 регионов России.

Журналистов интересовали вопросы развития цифрового теле- радиовещания в России, детского телевидения, профессионального образования тележурналистов, цензуры и самоцензуры на отечественном телевидении, развития регионального телевидения и многие другие.

Полный текст интервью:

Эдуард Сагалаев: Здравствуйте участники проекта! Как говорил великий русский поэт "Кто вы, племя младое, незнакомое?". Хочу выразить надежду, что "Медиакратия" - наиболее патриотически настроенная часть молодых российских журналистов (только замечу, что само слово "медиакратия" у меня вызывает абсолютный протест)... Но все же, если в ваше понятие "патриотизма" входит понимание колоссальных проблем и бед, существующих в нашем обществе, сострадание к людям, которым тяжело, и с которыми обходятся несправедливо, если в вас есть желание переменить жизнь к лучшему, то это бы меня радовало. Хотя я готов к диалогу с любыми молодыми людьми, потому что всю жизнь занимаюсь проблемами молодежи.

Валерий Хомяков, Тула, Интернет-издание: На встрече с министром связи Леонидом Рейманом Вы обсуждали возможность создания межведомственного органа, который будет осуществлять регулирование в сфере распространения массовой информации. Расскажите о встрече и об этом органе поподробнее. Есть ли уже готовые предложения по развитию цифрового ТВ в России?

Эдуард Сагалаев: Что я могу сказать о самой встрече? Мы достаточно откровенно говорили. Местами разговор был жестким, потому что есть серьезные разночтения по поводу того, как должен происходить переход на цифровые технологии в российском телевидении и радиовещании. Эти разночтения касаются того, кто будет играть первую скрипку, те кто создают так называемый контент и организуют его в телевизионные каналы или операторы связи, которые эти каналы распространяют и доставляют до зрителей. Как вы догадываетесь, министр связи полагает, что сама среда цифрового телерадиовещания, предполагающая увеличение числа каналов в геометрической прогрессии, что сама эта среда, делает фактически ненужной привязку телевизионного канала к какой-либо частоте, технической частоте - их ведь будет так много, только выбирай. Позиция вещательного сообщества совершенно иная. Мы считаем, что между телевидением, радио и мобильной связью, например, есть существенная разница. И вопрос распределения частот, даже если их станет существенно больше, это вопрос, на решение которого должны влиять телерадиокомпании, должно влиять общество, должны влиять сами зрители и радиослушатели. Как объединить интересы общества и рынка услуг связи, это и была тема нашего разговора. Мы с Леонидом Дододжоновичем Рейманом договорились, на мой взгляд, о главном, решение этих острых проблем должно происходить публично, в рамках открытого диалога разных структур и властных, и корпоративных, и общественных. И сейчас мы готовимся к открытым слушаниям по этим темам, которые будем проводить совместными усилиями, с привлечением Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям, Росохранкультуры, Общественной палаты, самих вещателей, как федеральных, так и региональных, связистов - всех, кто заинтересован в этом процессе, который действительно станет революционным в реформировании информационного пространства страны. Что касается межведомственного органа, который мог бы регулировать сферу распространения электронных СМИ, то и министр, и я - как президент НАТ, сходимся во мнении, что он был бы очень полезным и востребованным. И мы оба считаем, что в основу может быть взят опыт Франции, где существует Высший аудиовизуальный совет, который сводит все интересы и успешно разрешает все противоречия, он же выдает лицензии на телевизионное и радиовещание в стране и контролирует соблюдение электронными СМИ французских законов. Надеюсь, что все вопросы, о которых я сейчас так подробно говорил, поможет решить и наше правительство, ведь недавно была создана специальная правительственная комиссия по вопросам телевидения и радиовещания, которую возглавил первый вице-премьер Дмитрий Медведев. В состав этой комиссии включен и ваш покорный слуга.

Андрей Петров, Волгоград: Как вы оцениваете состояние сегодняшнего телевидения, особенно развлекательных программ. Что движет редакторами - деньги, предпочтения публики или так называемые рейтинги?

Эдуард Сагалаев: Частично я уже об этом сказал. Действительно, телевидение во многом управляется потоками рекламных денег, их в стране много и прирост рекламного рынка ежегодно составляет 20 - 30 процентов, общий объем рекламного рынка в России в 2005 году составил около пяти миллиардов долларов, их них больше двух - это телевидение и радио. Рекламодатели хотят, чтобы об их товарах узнало максимальное количество покупателей, и телевизионный продукт они чаще всего рассматривают только с точки зрения эффективности доставки своих рекламных роликов в каждый дом. Это и порождает зависимость телеканалов от рейтингов, рекламных доходов и способов самым легким путем заработать как можно больше денег. Но слепое следование потребностям массовой аудитории, на мой взгляд, путь в никуда, тем более, что и судить об этих потребностях дело не столь уж простое. Вот я, например, считаю, что острый и откровенный разговор о проблемах российской действительности без запретов и самоцензуры мог бы привлечь к экранам не меньше зрителей, чем пресловутые концерты Петросяна.

Николай Соколов, Издательский дом "Крестьянин", Молодежный журнал "Кактус", Журнал "Телепарк": Как вы считаете, нужно ли сегодня стране такое количество факультетов журналистики. И лично от меня: Я сам студент отделения телевидения факультета журналистики РГУ, а работаю в Издательском доме. Иначе говоря - на ТВ попасть трудно. Тем более молодым людям. Не пора ли в России создать отделения журналистики? (то есть кто хочет быть журналистом, будет заниматься, а кто "за родительские деньги" - не будет позорить журналистскую братию...)

Эдуард Сагалаев: Острый, наболевший вопрос. Факультетов журналистики слишком много, становится их все больше буквально с каждым днем, а руководители телерадиокомпаний буквально причитают, что кадровый голод обостряется и уровень пополнения рядов телерадиожурналистов катастрофически падает. Есть еще одна беда - расплодилось множество коммерческих самодеятельных курсов, учебных заведений, которые именуют себя академиями, университетами и другими обозначениями непременно с приставкой "высшие". На самом деле, зачастую, это просто бизнес, построенный на эксплуатации интереса молодежи к телевидению, на незрелом стремлении к быстрым деньгам и популярности. Мне все чаще бывает стыдно, включив телевизор или радио, сталкиваться с невежеством, порой невинным, а порой наглым и самодовольным. Индустрии электронных СМИ нужен свой институт, в который нужно брать людей, уже имеющих высшее образование, хоть какой-то жизненный опыт, элементарное знание русского языка и, что очень важно, пусть хотя бы самое начальное понимание того, что журналистика - это ответственность, а не удовольствие. Над созданием такого института наша ассоциация сейчас активно работает.

Евгения Сощенко, Тюмень: Планируется ли на государственных каналах увеличение количества детских и подростковых передач?

Эдуард Сагалаев: В ближайшее время, надеюсь, уже в этом или следующем году в России появится специальный телевизионный канал для подростков, над его созданием работает большая группа энтузиастов в рамках ВГТРК.

Вера Конюхова, газета "Владивосток": Здравствуйте! На Ваш взгляд, с чего стоит начинать менять телевидение - с формы или содержания? Сможет ли телевидение стать интересней с переходом, к примеру, на цифровое вещание? Или наоборот, прежде чем переходить на новые технологии нужно довести до ума творческую составляющую?

Эдуард Сагалаев: Это как спор о курице и яйце. Все будет происходить одновременно, иногда технология будет развиваться опережающими темпами, но самое важное -атмосфера в стране, государственная политика в сфере телевидения и радиовещания. То есть нужно грамотно балансировать между развлечениями, просвещением, информацией и политикой, количеством и качеством телерадиоканалов. Например, сейчас в Москве 47 FM-радиостанций, больше, чем в любом другом городе мира. В принципе, я не против, но ведь не для кого ни секрет, что такое количество радиостанций не в состоянии держать высокую планку качества, опять же элементарно им не хватает профессиональных кадров.

Евгений Гуцал, "Четвёртый канал", Екатеринбург: На Ваш взгляд, за два года самоцензура журналистов осталась на прежнем уровне?

Эдуард Сагалаев: Это в советские времена журналистов зачастую было принято считать слугами партии, а секретарь обкома мог топать ногами на редактора газеты и требовать положить партбилет на стол... Сейчас работают другие технологии. Можно организовать спор хозяйствующих субъектов, обанкротить или перекупить неугодную компанию. Хочу отметить, что бороться с такими случаями помогает Комиссии Общественной палаты РФ по коммуникациям, информационной политике и свободе слова в СМИ, да и НАТ, конечно, не стоит в стороне.

Ольга Калинина, Екатеринбург, Вести-урал.: Эдуард Михайлович, планируете ли вы делать свое телевидение?

Эдуард Сагалаев: После ТВ-6 такие планы были, сейчас уже нет. Проблема не только во внешних обстоятельствах, но и во мне самом. Но я не считаю себя потерпевшим поражение, я реалист, я как могу влияю на всю телевизионную индустрию, а время от времени занимаюсь своими творческими проектами, как правило, это телевизионное документальное кино.

Зарина Гурдзибеева, газета "Слово", г. Владикавказ, Республика Северная Осетия - Алания: Эдуард Михайлович! 1) Не секрет, что сегодня на телевидении очень много негатива, в связи с чем периодически разгораются споры о необходимости цензуры. На Ваш взгляд, нужна ли российскому ТВ цензура? Если да, то в каком виде? 2) Что в Вашем понимании "идеальное телевидение"? Может ли оно существовать в реальности?

Эдуард Сагалаев: Наверное, к счастью, вы, просто не очень хорошо представляете себе, что такое цензура. И слава Богу. А я помню, как при Горбачеве был ликвидирован Главлит - мощнейшая структура КГБ, без санкции которой никто в стране не мог сказать ни одного печатного слова или слова в телерадиоэфире. Желаю, чтобы в вашей судьбе это никогда не повторилось. Что касается идеального телевидения, то, на мой взгляд, это телевидение, информационно-политическим передачам которого можно верить, а развлекательные программы смотреть всей семьей, не испытывая стыда от пошлости и примитива на экране. При этом убежден, что такое телевидение способно быть коммерчески успешным. Кстати, я не хочу, чтобы меня поняли так, что я считаю нынешнее российское телевидение плохим. Да, например, мне не нравится тенденция канала НТВ превратить криминал в способ привлечения аудитории. Но в целом, и федеральные, и региональные каналы дают возможность разборчивому зрителю выбрать для себя набор передач самого высокого качества: от фильмов класса "Гибель империи" или "Идиота" до программ каналов "Культура", "Спорт" и многих, многих других.

Наталия Аладина, "Ставропольские губернские ведомости", Ставрополь.: Было бы интересно узнать Вашу оценку развития регионального телевидения РФ: коммерческого и государственного? Насколько оно, на Ваш взгляд, соответствует ожиданиям россиян? Можете ли Вы выделить новые яркие журналистские работы?

Эдуард Сагалаев: Существует огромная проблема, связанная с тем, что степень доверия россиян к СМИ, особенно к телевидению, довольно низкая, и тенденция этого показателя печальная, значит страна не очень узнает себя в этом "волшебном зеркале". Во многих регионах этот показатель отличается в лучшую сторону, применительно к местным телерадиокомпаниям. Такие компании как "Афонтово" в Красноярске, "ТВ-2" в Томске, "4 канал" в Екатеринбурге, "Эфир" в Татарстане имеют устойчивую репутацию сильных и независимых СМИ с яркими журналистами, которым аудитория как раз доверяет. Назвать хотя бы Юлию Мучник из Томска, ее талант телеведущей отмечен высшей наградой телевизионного сообщества "ТЭФИ". Таких людей много. Скоро в Борисоглебске (Воронежская область) будет проходить Всероссийский телевизионный фестиваль "Моя провинция", и снова будут открытия имен людей, пришедших на телевидение по призванию и понимающих, что это очень непростая работа.

Эдуард Сагалаев: Практически, все оставшиеся и поступающие вопросы перекликаются между собой, и суть их сводится к тому: что же происходит на телевидении последние 15-20 лет - эволюция или деградация, чем отличается телевидение эпохи Горбачева от "ельцинского" и "путинского", не противоречит ли содержание программ отечественного телевидения интересам общества... Я хочу сказать, что некоторый скепсис, с которым я пришел на эту встречу у меня развеялся, потому что мы с вами бьемся над одинаковыми вопросами. И хотя под моим руководством и вместе со мной работали очень яркие и известные в стране тележурналисты и руководители крупных телекомпаний - и Леонид Парфенов, и Светлана Сорокина, и Олег Добродеев, и Владимир Молчанов, я не считаю себя ни крестным отцом, ни гуру российского телевидения. Я твердо убежден только в одном - большая реальная политика и телевидение неотделимы друг от друга. Телевидение, может быть, самое важное средство познания обществом самого себя и путей своего развития. Это надо понимать каждому телерадиожурналисту. Я помню, как в дни августовского путча 1991 года один репортаж Сергея Медведева с Борисом Ельциным на танке в окружении защитников Белого дома перевернул сознание миллионов людей и, возможно, изменил судьбу страны. Может, ни будь этого репортажа, мы бы и сейчас жили при ГКЧП... Каждый решает сам, каждый сам делает выбор, каждый сам является хозяином своей судьбы и своей страны и в ответ получает то, чего хочет и что заслуживает. Включите ваши телевизоры и вы поймете, чего мы хотим и чего мы заслужили. Может быть, не все так плохо?