мобильная версия

Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям

127994, г. Москва,
Страстной бульвар, д. 5

Образовано 9 марта 2004 года
Указом Президента Российской Федерации № 314

Журнал «ОГОНЕК» – почти стопроцентная узнаваемость

Версия для печати
28 ноября 2006 23:00

Источник: журнал «Курьер печати» №46/2006

О том, что сегодня представляет собой «Огонек» и каким он будет в ближайшем будущем, рассказывает его главный редактор Виктор ЛОШАК. 

 

«Огонек» – один из старейших российских журналов. Впервые появившийся в 1899 году в качестве иллюстрированного литературно-художественного приложения к газете «Биржевые ведомости», «Огонек» быстро завоевал любовь читателей и, пережив мировые войны и революции, оставался одним из самых популярных отечественных изданий. В последние годы журнал преодолел несколько ребрендингов, но по-прежнему легко узнаваем. О том, что сегодня представляет собой «Огонек» и каким он будет в ближайшем будущем, мы попросили рассказать его главного редактора Виктора ЛОШАКА.

– Вы возглавляете журнал с более чем столетней историей. Что оказывается важнее – следовать традиции и держать марку или соответствовать духу времени?

– Знаете, я не вижу тут никаких противоречий: можно и соответствовать духу времени, и в то же время придерживаться традиций, сохраняя при этом качество издания. «Огонек» – это то название, с которым мы все знакомы с детства. Это понятие, «журнал “Огонек”», стоит в ряду с такими, как Большой и Малый театры, «Известия» и «Новый мир», Исторический музей и т. д. «Огонек» – это действительно национальный бренд, и, конечно, это большая ответственность – возглавлять такой журнал. Огромная история, и ты не имеешь права поставить в ней точку.
Раньше я руководил газетой «Московские новости», которая тоже существует долго, более 70 лет, но все же то, с чем я столкнулся в «Огоньке», – это особый случай. Помню, как в начале моей работы в журнале мы обсуждали материалы к столетию революции 1905 года, и одна из сотрудниц сказала: «Надо посмотреть, что мы об этом писали». Сначала я воспринял это как шутку, но потом сообразил: действительно… На моей памяти «Огонек» несколько раз обращался к своим очень старым публикациям. Например, когда по телевидению демонстрировался сериал о Есенине с очень неверной исторической концепцией, «Огонек» обратился к собственным публикациям о поэте, о его смерти. У нас были фотографии из гостиницы «Англетер», полицейские сводки, и благодаря этому мы напомнили читателям о реальных фактах его гибели.

– Когда «Телекоминвест» купил год назад «Огонек», то было не совсем понятно, что эта компания собирается делать с журналом. Ясна ли концепция владельцев издания сегодня?

– Для «Телекоминвеста» «Огонек» – это прежде всего бизнес. Не игрушка, не политическое оружие, а бизнес. Именно о таком подходе к делу мы договорились с самого начала, еще до совершения сделки, и с тех пор владельцы ни разу не звонили мне с какими-либо комментариями той концепции, которой придерживается журнал, в том числе и в области политики. Я считаю, что владельцы идеально соблюдают те договоренности, которых удалось достичь с самого начала.

– Как выглядит сегодня читатель «Огонька»?

– Читатель «Огонька» – это человек среднего класса. Сейчас ведется много споров по поводу этого термина, но я для себя так сформулировал это понятие: человек среднего класса – это человек, которому есть что терять. Читательскую аудиторию «Огонька» составляют в основном люди с высшим образованием, причем женщины и мужчины в равной степени интересуются журналом. А что касается возраста читателей, то большая их часть находится в двух возрастных группах: 17–25 и 45–55 лет. Это говорит о том, что «Огонек» становится действительно семейным журналом, хотя сейчас многие считают, что семейное чтение постепенно исчезает.

– Где и как распространяется журнал? Удовлетворены ли вы состоянием дистрибуции прессы в нашей стране?

– Я считаю, что отечественная система распространения работает очень плохо, а розничная дистрибуция в принципе является одной из теневых сфер экономики. Тем не менее мы весьма успешно распространяемся в супермаркетах. У «Огонька» по-прежнему немало читателей в бывших советских республиках. Около 20% тиража уходит по подписке, думаю, что этим мы во многом обязаны «Народной библиотеке “Огонька”». Наибольшим успехом журнал пользуется в Москве и Санкт-Петербурге, но за прошлый год нам удалось существенно увеличить долю своего присутствия и в регионах, и я надеюсь, что эта тенденция сохранится в дальнейшем.
Вообще у бренда потрясающая узнаваемость – несколько лет назад были проведены исследования, согласно результатам которых «Огонек» имеет узнаваемость 98%, а Coca-Cola, к примеру, – 94%.

– Сегодня тираж журнала – 57 тыс. экз. Устраивает ли вас эта цифра?

– Нет, но мне хотелось бы, чтобы у «Огонька» был значительный прирост читателей в провинции. «Огонек» – это традиционно общенациональный журнал. Одна из задач, которые я ставлю перед журналистами, заключается в подготовке большего количества материалов о стране. Очень важно уметь заинтересовать читателей именно через контент. Москва, мне кажется, очень сильно тянет одеяло на себя, в том числе и в информационном смысле, т. е. много пишет сама о себе.

– Сегодня на медиарынке существует довольно много различных объединений издателей и распространителей. Сказывается ли их работа, на ваш взгляд, на улучшении работы рынка?

– Мы тесно сотрудничаем с ГИПП. Вообще я считаю, что чем больше будет различных организаций, объединяющих журналистов, издателей, распространителей и людей смежных профессий, тем лучше. Только очень важно, чтобы этой работой были охвачены и регионы.

– Последнее время много говорится о проблеме отсутствия свободы слова в нашей стране. Как вы относитесь к этому?

– Это действительно колоссальная проблема, которая переросла рамки журналистского сообщества, это проблема общества в целом. У нас сегодня нет общественного мнения как такового. И эта проблема имеет не только общественный и политический аспекты, но и очень важную экономическую составляющую, ведь доказано, что в странах, где существует свобода слова, коррупция на 40% ниже, чем в странах, где ее нет. Если работа бюрократического аппарата освещается в СМИ, то и аппарат этот работает по-другому. А недавно было озвучено, что в России объем коррупционных сделок равен ее бюджету. И очень важно, чтобы свободу слова провоцировала власть, ведь эта свобода сама по себе ниоткуда не возьмется. К сожалению, наше общество склонно к цензуре, опросы показывают, что больше половины людей одобрили бы ее введение. Так что свобода слова просто не востребована в России сегодня, и это наша большая проблема. В нашей стране нет политической борьбы, которая в других странах провоцирует свободу слова. Если противоборствующие силы стремятся рассказать правду друг о друге, если этот процесс находится в зоне общественного внимания, то и журналистика освещает происходящие события с разных сторон. В противном случае все происходит втемную, за кулисами.

– На ваш взгляд, развитие российского журнального рынка пошло по западному пути? Будет ли происходить дальнейшее сегментирование прессы?

– На рынке появляется все больше узких тематических ниш, и это совершенно нормальный бизнес-процесс. Наш медиарынок очень динамичен, постоянно растет объем рекламы. В каком-то смысле наш рынок не уступает западным рынкам прессы – я недавно интересовался итальянским рынком и выяснил, что в этой стране каждый год появляется и исчезает около 2,5 тыс. различных изданий. В России эта цифра примерно такая же. Другое дело, что около 40% из зарегистрированных у нас изданий просто не выходит.

– Интернет – это угроза для печатных СМИ? И стоит ли привлекать блоггеров для создания контента журнала?

– Интернет, конечно, угроза для печатной прессы, но в первую очередь это касается ежедневных газет, которых с одной стороны прижимает телевидение, а с другой – Всемирная сеть. Это приводит к тому, что ежедневные издания становятся все больше похожи на еженедельники, которые в свою очередь приобретают черты ежемесячных изданий. Но пока для еженедельных СМИ Интернет не является серьезной угрозой, поскольку не может конкурировать по качеству и объему иллюстрирования, и это своего рода охранная грамота. Пока.
Что касается привлечения блоггеров, то у нас даже есть раздел, посвященный проблемам, обсуждаемым в «Живом журнале». Кроме этого, если непосредственно перед сдачей номера происходит какое-то серьезное событие, и в информационных агентствах еще нет ничего по этому поводу, то мы используем информацию, фотографии и мнения очевидцев, которые появляются в ЖЖ. Так что мнения блоггеров мы используем весьма активно и очень благодарны им за оперативность.

– Какова рекламная политика «Огонька»?

– Помимо сотрудничества с рекламными агентствами мы сами активно занимаемся привлечением рекламы. Недавно наш рекламный отдел был переформирован, и нам удалось собрать профессиональную и амбициозную команду. Конечно, мы понимаем, что «Огонек» – не площадка для рекламы класса «люкс», мы можем эффективно рекламировать продукцию, рассчитанную на потребителей среднего класса. Именно так мы себя и позиционируем, и именно таких рекламодателей стремимся привлекать.

– Что ждать читателям от «Огонька» в 2007 году?

– Мы будем продолжать совершенствовать издание. Так, мы планируем переформировать концовку журнала, усилить изобразительную составляющую, частично изменить макет, сделав его более динамичным. Также мы обдумываем возможность запуска ежемесячного приложения к журналу и планируем активно развивать такое направление нашей работы, как «Библиотека “Огонька”». Надеюсь, что все эти изменения понравятся нашим читателям

Елена Балашова