мобильная версия

Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям

127994, г. Москва,
Страстной бульвар, д. 5

Образовано 9 марта 2004 года
Указом Президента Российской Федерации № 314

Десятки польских журналистов публично отказались подчиниться требованиям нового закона о люстрации

Версия для печати
05 апреля 2007 20:00

Источник: Пресс-служба с использованием материалов "Российской газеты"

Десятки польских журналистов публично отказались подчиниться требованиям нового закона о люстрации, который вступил в силу 15 марта этого года.

Согласно этому документу, люстрации, или проверке на факт сотрудничества со спецслужбами коммунистического режима, должны подвергнуться все граждане Польши, родившиеся до 1972 г., а также сотрудничавшие с органами безопасности Польской Народной Республики в 1944-1990 гг. Причем поправку в закон, принятый польским сеймом еще осенью 2006 года, по которой люстрации подлежат все журналисты, внес сам президент Польши Лех Качиньский.

По закону тот, кто откажется пройти процедуру люстрации, или будет уличен в сотрудничестве с органами безопасности в прежние времена, теряет право работать в профессии на десять лет, и может быть уволен без объяснения причин. Некоторые польские журналисты уже назвали происходящее «холодной гражданской войной».

Польское государственное радио готовится уволить 295 из 1200 своих сотрудников. Как написала французская газета «Либерасьон», «обстановка там сейчас хуже, чем на «Московском радио» времен коммунизма».

Отказались представить люстрационные свидетельства ведущие публицисты "Газеты выборчей", "Пшекруя", других органов печати. По их мнению, им нечего копаться в своем прошлом. Их больше интересует не прошлое, а будущее Польши. "Я сожалею о том, - заявил почетный председатель Союза польских журналистов Стефан Братковский, - что высокий сейм принял закон о люстрации, нарушающий конституцию и основы правопорядка в демократическом государстве".

Закон был принят польским сеймом по настоянию братьев Качиньских. Ярослав Качиньский (премьер) предупреждал: «Мы ударим больно».

По различным оценкам процедуре люстрации должны подвергнуться  от 400 до 700 тыс. чел. (при населении страны – 38 млн. чел.).

Специально созданный в рамках государственного Института национальной памяти люстрационный сектор будет составлять и публиковать списки «коммунистических агентов». Причем люстрационное заявление может рассматриваться очень долго, а «заявитель» получает право на судебную защиту только после того, как его имя будет опубликовано. Фактически это означает, что граждане Польше, проходящие люстрацию, лишены презумпции невиновности и должны сами отстаивать свою репутацию.

Как пояснил Януш Куртыка, председатель Института национальной памяти, где хранятся досье спецслужб, в первую очередь будут обнародованы в Интернете списки функционеров, занимавших в спецслужбах руководящие должности. Затем, через полгода, - имена и фамилии тех, кто сотрудничал со спецслужбами.

Институт собственно и будет проверять правдивость свидетельств, а в случае каких-либо недоразумений дело будет отправляться в один из 20 специально созданных окружных судов. Если суд установит, что обвиняемый все же сотрудничал со спецслужбами, тот лишается работы на десять лет во всех сферах деятельности, "подотчетных" люстрации.

Помимо работников СМИ по новому закону свидетельства о своем прошлом должны представить сотрудники государственных учреждений и органов местного самоуправления, руководители предприятий с 50%-ным участием государства, ученые, юристы, преподаватели и сотрудники вузов и др.

На грани бунта польская высшая школа, особенно Варшавский университет, где из почти 3000 преподавателей люстрационные свидетельства должны представить 2500.

Декан факультета психологии Януш Гжеляк - бывший видный деятель нелегальных структур "Солидарности" и один из основателей Хельсинкской хартии прав человека в Польше, дал обет: "Даже если потеряю работу, я не представлю люстрационное свидетельство. Моя жизнь не требует объяснений, это ниже моего достоинства".

Весьма критически восприняла новый закон западноевропейская пресса, звучат даже призывы к санкциям по линии ЕС. Польский Хельсинский комитет отмечает, что данный закон нарушает права человека и основные свободы, что запрет журналистам заниматься своей профессиональной деятельностью является «покушением на свободу слова».

Новый закон заменил предыдущий от 1997 г., содержавший достаточно мягкие формулировки и снимавший вину с тех, кто добровольно признавался в сотрудничестве с органами безопасности во времена Польской Народной Республики. Однако  этот  закон  не устраивал нынешнего президента и премьера, которые шли к власти с идеей тотальной люстрации.

Фактически новый закон направлен против всех, кто не согласен с политическим курсом братьев Качиньских. Среди документов Института национальной памяти можно найти компромат на любого неугодного. Даже судьи 20 окружных судов, которым предписано рассматривать люстрационные дела, отказываются делать это, так как считают, что такая работа вредит их профессиональной деятельности, они могут допустить ошибку и позже, после смены власти, быть привлечены к ответственности.