мобильная версия

Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям

127994, г. Москва,
Страстной бульвар, д. 5

Образовано 9 марта 2004 года
Указом Президента Российской Федерации № 314

Качество российского ТВ падает, считает телеведущий Познер

Версия для печати
03 декабря 2008 16:10

Источник: РИА Новости

Качество российского телевидения снижает и экономический кризис, и слишком сильная зависимость от государства, и связанное с этим падение уровня журналистики, отметил в интервью РИА Новости известный телеведущий Владимир Познер. Беседовала Мария Ганиянц.

Как считает Владимир Познер, ситуацию могло бы исправить создание независимого от государства и рекламодателей общественного телевидения, однако его появление в России в нынешней ситуации маловероятно.

В настоящее время телевидение в России является государственно-коммерческим. Такими телеканалами являются Первый, «Россия» и НТВ, которое принадлежит Газпрому. Так как другого общенационального телевидения в России нет, то содержание общественных программ на трех центральных каналах практически не отличается. Узкий коридор, который создала власть, негативно сказывается на российском телевидении в целом.

- Поясните?

- Журналисты постепенно превращаются в пропагандистов и теряют квалификацию. Лишь на некоторых региональных телеканалах, таких, как ТВ2 в Томске или Четвертый канал в Екатеринбурге, остаются независимые журналисты.

- Когда появилось такое пристальное внимание власти к телевидению?

- Государственное влияние на отечественном телевидении началось давно, с того самого момента, как власть поняла - кто владеет телевидением, тот владеет общественным мнением. Силу телевидения опробовали в полной мере во время избирательной кампании Бориса Ельцина, который начинал предвыборную гонку с рейтингом меньше в шесть раз, чем у лидера коммунистов Геннадия Зюганова, а в итоге в 1996 году был переизбран на второй срок.

- А независимое от государства телевидение в России возможно?

- В России есть люди, которые пытаются его продвинуть, есть соответствующий законопроект в Госдуме, но все натыкается на сопротивление власти.

Лично я сторонником того, чтобы один из трех центральных каналов превратить в общественное телевидение, а остальные приватизировать: власть должна уйти из СМИ.

- А за границей, как обстоит дело с независимым телевидением?

- Независимых общественных телеканалов за границей порядка пятидесяти, и ни один из них не является коммерческим и контролируется государством. Этим каналам не надо думать о рекламодателе или беспокоиться, что люди наверху тебя уволят.

- А как финансируются независимые телеканалы?

- В разных странах по-разному. Британский BBC целиком существует за счет того, что владельцы телевизоров платят ежегодный налог, а канадское CBC целиком содержится за счет бюджета страны, от которого получает определенный процент. Причем закон гласит, что этот процент не может быть уменьшен, и что власть не имеет право вмешиваться в вещательную политику. В Канаде понимают, что это полезно для власти, так как к этому телевидению есть доверие у зрителя. В США 17% бюджета общественного телеканала PBS - это государственные средства, 25% - добровольные взносы зрителей, которые присылают свои деньги, чтобы поддержать общественное ТВ, а все остальное - средства деньги крупных корпораций.

Кризис на ТВ

- А чем проявляется коммерческая составляющая нашего телевидения?

- В качестве коммерческого телевидения эти телеканалы зарабатывают на рекламе, а значит, они стремятся к максимальной прибыли и массовой аудитории и рейтингам. Коммерческое телевидение устремлено на поиски самого общего знаменателя, чтобы иметь максимально широкую аудиторию, все программы, которые идут в прайм-тайм, обращены к массам. И наши коммерческие программы ничуть не хуже, а иногда и лучше, чем аналогичный западный продукт.

- Как отток коммерческой рекламы, который происходит сейчас из за кризиса, может отразиться на продукции телеканалов нашей страны?

- Перспективы у отечественного телевидения не очень радостные. Производство сокращается на 40%, падают зарплаты. Скорее всего, определенное количество телевизионных компаний умрет, особенно сильная сонация произойдет в регионах. В итоге по телевидению будет больше повторов, больше западных программ, так как покупать иногда дешевле, чем делать, возможно, больше латиноамериканских сериалов.

- Вашу новую программу «Познер» и проект «Тур де Франс» финансовые трудности на телевидении затронули?

- Пока нет. Надеюсь, что у нового многосерийного проекта «Тур де Франс», который будет сделан вместе с Иваном Ургантом по аналогии с «Одноэтажной Америкой», проблем с финансированием не будет. Мы хотим сделать такой же сериал, как «Одноэтажная Америка», но путешествовать будем уже по Франции, и называться он будет «Тур де Франс». Часть пути мы проедем на велосипедах. Учитывая, что с этой идеей мы попали очень удачно: так как 2009 год объявлен годом Франции в России, проблем с привлечением средств не должно быть.

- Маршрут уже есть?

- Да, маршрут программы уже есть в голове, и сейчас мы выбираем опорные точки, связанные с темами серий - едой, вином и пр. В данный момент ведутся поиски третьего ведущего, француза, который хорошо говорит по-русски.

Вопросы президенту

- Расскажите о вашей новой программе «Познер».

- Это программа-интервью в прямом эфире с известными людьми, с которыми я говорю о разных вещах. Я планирую задавать трудные вопросы, те, которые хотели бы задать люди, не имеющие возможности это сделать. Однако, в мою задачу не входит загнать собеседника в угол. Наоборот, с помощью вопросов зритель сможет сделать свои выводы.

- Если бы к вам в программу пришел Дмитрий Медведев, то какие бы неудобные вопросы вы ему задали?

- Я обязательно его спросил бы о продления президентского срока, об отношении к демократии и свободе слова, о том, что происходит на телевидении, о стремлении властей его контролировать. Вероятно, я бы сказал ему: многие люди продолжают говорить, что страной управляете не Вы, а премьер-министр, что Вы можете на это сказать?