мобильная версия

Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям

127994, г. Москва,
Страстной бульвар, д. 5

Образовано 9 марта 2004 года
Указом Президента Российской Федерации № 314

Кризис придет в каждый том

Версия для печати
09 февраля 2009 22:00

Источник: "Московский Комсомолец" № 26 (24.678) от 9.02.2009 г.

Книг в России станет меньше, и они будут худшего качества

В самой читающей стране кризис. Но пока что по книжным магазинам это не заметно: народ толпится и сметает с прилавков фолианты так же бодро, словно бы до сих пор полна коробочка. А дальше? Упадут ли ваши продажи, господа книгоиздатели? Сменит ли потребитель книжную ориентацию на съестную или бытовую? Когда в кармане пусто, что выбирают россияне — поэму или говядину? "МК" раскрыл маневры книгоиздателей. Главная новость — книг в России явно станет меньше.

Лучше меньше, да лучше

Издательства — крупные, средние, мелкие — в один голос говорят, что спрос на книги у народа остался докризисным. В регионах продажи падают на 10—20%, зато в Москве и Питере пока не изменились. Но кризис ударил по всем, и ясно, что в этом году ряды бесконечных книг, которыми забиты стеллажи магазинов, серьезно поредеют. Тем более что в книжном мире кризис был давно — кризис перепроизводства. Вы замечали, как последние годы много в магазинах книг, которые непонятно кто покупает?

— Примерно с середины 2007 года книжный рынок уже оказался перенасыщен, — рассказывает Олег Савич, управляющий одного из самых крупных издательств. — Отечественные издатели сформировали явно избыточное предложение для потребителя — более 200 000 наименований. На эту ситуацию может сейчас наложиться кризис экономический. Наше издательство, как и другие, проводит "чистку портфеля". Условно, если сейчас на рынке присутствует более 150 книг по вязанию, из которых 35 — наши, то новые 36-ю и 37-ю мы в этом году выпускать не будем.

Другое мегаиздательство, доля которого на книжном рынке России составляет 15%, решило сократить ассортимент, объем работы с новыми проектами и, что самое неприятное, откажет некоторым из молодых авторов. Комментирует гендиректор Олег Новиков:

— Пока наши сокращения — это 5—7% от всего объема выпуска. Но мы не знаем, что будет завтра.

Почем опиум для народа?

При таком раскладе что будет с ценами? Сколько придется выложить "деревянных" за новый, с пылу с жару, романчик? Издатели не берутся прогнозировать. Замораживание цен вряд ли возможно. Стоимость на книги может вырасти из-за скачка курса доллара и, соответственно, цен на импортную бумагу.

— Мы уже отказываемся от использования зарубежной полиграфии, — сообщил "МК" Олег Новиков. — Например, многие детские книжки-игрушки мы печатали в Китае, в России их никто не может произвести, да и качественной мелованной бумаги не делают в нашей стране. Чтобы цена для читателя оставалась приемлемой, придется жертвовать "ценовой категорией" книг. То есть Улицкая или Рубина может выйти в более дешевом исполнении. Спрос будет смещаться с более дорого выполненных книг на дешевые, и уже через полгода станет куда больше "карманных" изданий.

Это почувствуется не раньше, чем через полгода — издатели накопили достаточно запасов. Кроме того, кто-то не боится перспективы окончательного и повального обнищания населения.

— Мы выпускаем в этом году "Подлинник Лауры" Набокова, — говорит еще один крупный издатель Алексей Гордин. — Не будем же мы его на газетной бумаге выпускать, чтобы сделать дешевле.

Разумеется, ведь это будет супербестселлер, хоть кризис, хоть не кризис. Его купят за любые деньги, Набоков есть Набоков.

Минутное забвенье горьких мук…

Дорогие книголюбы! Вы пока сами не знаете, чего в кризис ваша душенька возжелает: Пушкина или анекдотов, любовного романа или боевика. А издатели уже спрогнозировали интересы потребителя. Итак, литература какого рода придется ко двору?

— Когда кризис, когда все плохо, появляется потребность в позитивной литературе, — уверен Олег Савич, — в книгах для отдыха, позволяющих отвлечься. Для кого-то это Шилова, для кого-то — Улицкая с Петрушевской, для кого-то — Акунин или фантастика. Скорее всего, увеличится популярность двух родов литературы: "лекарство от серых будней" и прикладная, в жанре "сделай сам".

Да, книга — такая вещь, которая напрямую зависит от настроения потребителя. Если кризис затянется, то душу охватит тоска, и люди, по мнению издателей, потянутся за психологией, оккультной литературой, эзотерикой…  А Институт глобализации провел исследование и вывел, что молодые россияне от "развлекаловки" вернутся к социально-политической литературе. Неужто собрание сочинений Ленина переиздадут...

А каким книгам дадут от ворот поворот?

— Пострадает так называемая обычная, непродвигаемая литература, — считает Гордин, — которую никто не пиарит: малоизвестные авторы, малочитаемые произведения.

А то, что называют бестселлерами? По которым сняты фильмы, книги на суперзлободневную тему и новинки от очень известных российских авторов?

— Те крупные издательства, которые сохранят маркетинговый бюджет (то есть деньги на рекламные кампании книг), сохранят и бестселлеры.

Что ж, никто и не сомневался, что господам Акуниным кризиса бояться нечего. А вот новым, нераскрученным прозаикам и тем более поэтам придется тяжко. Рисковые проекты типа "была не была, попробуем для начала 3000 экземпляров" отложены в долгий-долгий ящик.

Поэзия пустого кошелька

Тем, кто выпускает узкоспециальную литературу — медицинскую, компьютерную, — точно можно не бояться ощутимого падения спроса. А вот как быть с теми маленькими, но гордыми птицами, которые выпускают высокохудожественную литературу? Издательство, которое занято выпуском собрания сочинений Солженицына, уверено: кто раньше покупал хорошую прозу, поэзию, критику, тот и продолжит покупать. Но пока денег от этого не прибавляется. Производство резко сокращено.

— 12 книг, которые должны были выйти в начале года, мы придержали, — сообщил "МК" гендиректор Борис Пастернак, — и не отправили в типографию. Сейчас в напряженном состоянии будет находиться наша "Поэтическая библиотека" — обычно в год выходит 15—20 книг стихов, теперь будет 7—10. И пострадают "книги долгих продаж" — критика и литературоведение. Сейчас, при инфляции, ценятся тиражи, которые раскупаются быстро, за 3—4 месяца. Но на выпуск собрания Солженицына кризис никак не повлиял, он идет своим чередом. Не коснется сокращение и издания новой книги Жванецкого.

Считается, что у нас еще остались чудом выжившие государственные издательства. Впрочем, государственными они только называются, реальных денег от государства не поступает. Им и так тяжело, а в кризис — совсем худо. Георгий Пряхин, директор еще одного издательства:

— Мы боимся. Для новых книжных проектов стараемся привлекать партнеров или к чему-то их приурочить. В одиночку трудно будет выжить.

Беда в том, что мир литературы все больше приближается к бизнесу и удаляется от искусства. Тут бы и включиться государству, тут бы и помочь тем, кто выпускает "доброе-вечное", а в кризис может просто потонуть среди ярких обложек.

Куда уходят деньги?

Итак. Спрос не падает, но денег у издательств не стало. Куда делись? А посредники между магазинами и издательствами — книготорговые организации — перестали выплачивать выручку.

— У всех компаний есть кредиты, — объяснил "МК" Олег Новиков, — а сейчас банки требуют досрочного погашения. Поэтому книготорговые организации перестали рассчитываться с нами за реализованную продукцию. Деньги задерживаются там. В гипермаркетах начинают отказываться от торговли литературой. Для них это очень небольшая выручка.

Вот почему на окраинах Москвы ларьки с дешевыми книжками растут как грибы, а на переходе между станциями метро "Кузнецкий Мост" и "Лубянка" бизнес идет все бойчей да бойчей: там один предприимчивый мужчина уже года два торгует детскими книжками с яркими картинками по 120 рэ. И в кризис все больше книг будут покупать через интернет-магазины. Дешевле, и без посредников. Но покупать будут все равно, даже если рассказ или поэма будут напечатаны на туалетной бумаге. Куда же деваться стране с "самым читающим" прошлым? А издатели рассчитывают, что люди, которые раньше не читали из-за нехватки времени и теперь потеряли работу, вернутся к этому занятию.

А что думают писатели?

Дмитрий Глуховский, автор "Метро-2033":

— На мне кризис пока никак не отразился. Единственное — раньше книги печатали в Германии, гнались за качеством, а сейчас из-за безумно высокого курса евро это становится совершенно нерентабельным, и новые книги будут печататься в России. Знакомые авторы говорят, что издательства грозятся сокращать им гонорары, уменьшать авансы. Но вот на продажах книг кризис никак не сказался. Совсем недавно я говорил с руководством одного из крупных московских книжных магазинов — у них все отлично, меньше книг люди покупать не стали. Даже наоборот: книга может скрасить несколько дней, а стоит она столько же, сколько DVD с фильмом. Думаю, в кризис читать будут больше.

Сергей Минаев, автор "Духless":

— Никак не коснулся. С издательством хорошие отношения, продажи не упали. Ничего не опасаюсь и никаких падений не жду.

Вера Копылова