мобильная версия

Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям

127994, г. Москва,
Страстной бульвар, д. 5

Образовано 9 марта 2004 года
Указом Президента Российской Федерации № 314

500 романов и 10 тысяч женщин. 20 лет назад скончался Жорж Сименон

Версия для печати
08 сентября 2009 12:00

Источник: Газета «Известия» №164/27935 от 8 сентября 2009 года

«Писателя по-настоящему оценивают лет через двадцать после его смерти, - заметил однажды Жорж Сименон. - Я писатель, которого читают сегодня. Впрочем, меня это не волнует. Для вечности есть Бальзак, Гюго, Гоголь, Достоевский».

Сименон, конечно, лукавил, утверждая, что его не интересует посмертная слава. Сегодня он востребован ничуть не меньше, чем при жизни. По числу переводов с французского входит в первую тройку самых популярных авторов, отставая только от Жюля Верна и Шарля Перро. По тиражам уступает лишь Библии, Ленину и еще двум-трем писателям.

Сименон охотно признавал роль русской литературы ХIХ столетия в его становлении. Будущего романиста познакомили с нашими классиками русские студенты, которым в Льеже сдавала комнаты его мать. Выше всех он ценил Гоголя, Достоевского, Чехова, от которых унаследовал интерес к маленькому человеку, «униженному и оскорбленному». «Я восхищаюсь архитектурой великих романов Толстого, но больше всего меня трогают его рассказы «Смерть Ивана Ильича» и «Хозяин и работник».

Сам Сименон называл себя ремесленником: «Подобно скульптору я вырезаю мои романы из куска дерева». Под своей фамилией он выпустил в свет 192 книги, из которых 75 посвящены комиссару Мегрэ. И еще столько же Сименон издал под псевдонимами, занимаясь литературной поденщиной.

Комиссар Мегрэ был его alter ego: «Моим девизом - как и девизом моего друга Мегрэ - всегда было стремление понять и не осудить». «Понимать и не судить» - эти слова русский гравер начертал на экслибрисе, который сделал для Сименона. «Какое трудное ремесло - быть человеком!» - вздыхал прозаик.

В молодые годы Сименон мечтал обо всех литературных премиях. «Когда я получу Нобелевскую, - говорил он, - то первым делом переведу Мегрэ из простых комиссаров в старшие». Увы, нобелевским лауреатом он не стал, и Мегрэ так и не дождался повышения.

Сименон обладал феноменальной работоспособностью - за день выдавал на-гора до 80 страниц машинописного текста. Однажды предложил написать роман за три дня на глазах публики, сидя в стеклянной клетке. По каким-то причинам перформанс не состоялся. Когда Сименону позвонил Альфред Хичкок, секретарь ответила, что писатель просит не отрывать его от работы. Тогда режиссер, зная, как быстро он пишет, сказал: «Я не буду класть трубку и подожду, когда он поставит последнюю точку».

Семью писатель считал важнейшим общественным устоем. Однако ни его герои, ни сам он не были счастливы в семейной жизни. Может быть, это связано с тем, что знаменитый писатель был «сексуальным монстром»? По словам Сименона, его донжуанский список включал 10 тысяч женщин, среди которых было 8 тысяч проституток. Он занимался сексом «исключительно для здоровья», а в своей библиотеке он хранил странные книги - учебники и пособия по гинекологии, акушерству, женским болезням.

Лучше всего он чувствовал себя в компании со своими героями. «У меня почти не было друзей, - констатировал он, - лишь время от времени на какое-то время появлялись товарищи». Среди них Чарли Чаплин, Федерико Феллини. «Мне хочется ему аплодировать, как аплодируют в цирке бесстрашному жонглеру или акробату», - восхищался Сименоном Феллини. А когда Сименон возглавлял жюри Каннского кинофестиваля, то сделал все, чтобы «Сладкая жизнь» получила главный приз.

Сименон любил кино, и его книги - готовые сценарии. При его жизни были экранизированы 55 романов. Инспектора Мегрэ в кино сыграли три десятка актеров. В России это Борис Тенин, Владимир Самойлов и Армен Джигарханян. Сименон обожал Шарля Азнавура, снявшегося в фильме «Призраки шляпника» по мотивам его романа. Он хотел, чтобы знаменитый певец сыграл в экранизации «Маленького человека из Архангельска».

На закате своих дней, несмотря на многочисленные недуги, Сименон утверждал, что старость не бремя, а благо: «Я не понимаю, почему многие так ее стыдятся. Это привилегия, которая дается не всем. Ей надо радоваться, а не бороться с ней до последнего часа. Мне удалось осуществить свою мечту - я умру старым...»

Юрий Коваленко