мобильная версия

Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям

127994, г. Москва,
Страстной бульвар, д. 5

Образовано 9 марта 2004 года
Указом Президента Российской Федерации № 314

Михаил Швыдкой накануне вручения премии ТЭФИ - о конкуренции и конъюнктуре

Версия для печати
24 сентября 2010 10:00

Источник: «Российская газета» №5295 /216/ от 24 сентября 2010 года

 Я бы сделал «Школу» жестче

Завтра, 25 октября, в Санкт-Петербурге в Михайловском театре пройдет главная телевизионная церемония года - будут вручены премии ТЭФИ в категории «Лица». А сегодня в «РГ» президент Фонда «Академия Российского телевидения» Михаил Швыдкой отвечает на вопросы, касающиеся и премии, и телевидения в целом.

Российская газета: Михаил Ефимович. В этом году по-прежнему обсуждается тот факт, что каналы ВГТРК и НТВ в ряды телеакадемии так и не вернулись.

Михаил Швыдкой: Академия должна жить своей жизнью. Независимо от отношений каналов друг с другом, а они будут всегда очень сложными. Независимо от личных отношений людей. И она живет.

Да, в этом году лиц ВГТРК и НТВ нет, а программы - есть. В ТЭФИ «Профессии» и программа НТВ получила премию, и те, чьи работы представляют холдинг ВГТРК, - тоже. В конкурсе представили работы все производители, которые хотели.

Академия стала очень большой - у нас теперь 525 человек. Из них около 200 молодых людей. И я считаю, что не надо больше никого уговаривать вернуться. В этом смысле я себя исчерпал. Это была такая великая иллюзия, что нужно всех уговорить собраться и посмотреть друг другу в глаза. Чтобы Константин Львович сел за один стол с Олегом Борисовичем и Владимиром Михайловичем, и все заплакали от умиления... /Речь о руководителях трех федеральных каналов - Первого, «России 1» и НТВ: Константине Эрнсте, Олеге Добродееве и Владимире Кулистикове. - Прим. ред./ Этого не произойдет! И я ответственно заявляю, что это не мое дело.

Важно то, что после кризисных 2007 и 2008 года сегодня количество программ, которые представляются на конкурс ТЭФИ, выросло на треть.

РГ: Но это за счет регионов?

Швыдкой: Нет, не за счет регионов! Просто телевидения стало больше. И производители не боятся выставлять программы. Посмотрите - группа «СТС Медиа» - это три канала - СТС, «Домашний» и ДТВ, Национальная Медиа Группа - два канала - Пятый и РЕН и так далее.

РГ: Как вы думаете, в будущем производители контента для интернет-телевидения тоже будут выставлять программы на ТЭФИ?

Швыдкой: Мы недавно говорили с Эдуардом Сагалаевым, что имеет смысл заключить некое соглашение между НАТ, которую он возглавляет, и Академией, чтобы программы кабельных телеканалов тоже стали частью большого конкурса. Поймите, с приходом цифры проблемы каналов-вещателей будут по-иному смотреться.

РГ: Вы сами смотрите интернет-телевидение?

Швыдкой: Я смотрю то, что я пропускаю в телеэфире, и то, что выкладывают на Y-Tube. Наша Академия за последние два года благодаря усилиям ее директора Раисы Яковлевны Беспечной и самих академиков зажила нормальной полноценной жизнью. В год - четыре этапа ТЭФИ-Регион, национальные премии в Москве и в Питере, школы телемастерства, вечера ветеранов телевидения... Мы делаем много работы.

Должен сказать, что учредители дают очень мало денег на Академию по сравнению с теми расходами, которые мы несем. Сегодня едва покрываются маленькие зарплаты работников самой Академии и коммунальные услуги. Все проекты и программы мы делаем либо на гранты, либо собираем средства. Вот последние месяцы я занимался тем, что собирал деньги на церемонию ТЭФИ. Две церемонии ТЭФИ - это около 20 миллионов рублей. Немаленькие деньги.

РГ: Но я смотрю, что спонсоров много...

Швыдкой: Для того, чтобы их было много, нужно трудиться. Это не помощь телеканалов. Только что, например, мы подписали меморандум о проведении в 2012 году беспрецедентной выставки «Россия и Германия, 1000 лет вместе: политика, культура и искусство». Это - дорогой проект, огромные деньги. И сегодня - одна из моих обязанностей - сбор средств для Академии. Занятие не самое приятное. Тем не менее, я считаю, что в Академии сегодня нормальная академическая жизнь, что в первую очередь подтверждает наличие большого количества молодых людей.

РГ: А вам не кажется, что при таком положении вещей в Академии совмещается несовместимое? Например, в одной номинации на ТЭФИ фигурируют Анатолий Смелянский за программу «Высшее Я» из цикла «Михаил Чехов. Чувство целого» и авторы «Прожекторперисхилтона»?

Швыдкой: С одной стороны - это дико. С другой - это конкуренция сегодняшнего телевизионного пространства. И сам факт, что Смелянский стоит в одной тройке с «Большой разницей» и «Прожекторперисхилтоном» - это очень хороший знак. Это значит, что такие программы, как у Смелянского, попадают в поле зрения и круг интересов молодежи. Эта номинация - «Сценарист телевизионной программы». И Смелянский в ней - профессионал в компании профессионалов. И сам я болельщик и Смелянского, и «Прожектора...» в равной степени.

РГ: В этом году шум поднялся вокруг номинации «За личный вклад в развитие российского телевидения». Там тоже сопоставляется несовместимое: например, Ираклий Андроников рядом с Сергеем Светлаковым...

Швыдкой: Пришло новое поколение - люди, которые делают сегодняшнее телевидение. Они так видят, нравится это кому-то или нет. Это признак их культуры. Или, как нам кажется, недостаточно высокой культуры. Я надеюсь, что Екатерина Андроникова и вся его семья на меня не обидятся, но в той - советской - стране Театр Ираклия Андроникова, который был вовсе не научный...

РГ: Вы хотите сказать, что для того периода он был как «Прожекторперисхилтон» сейчас?

Швыдкой: В какой-то степени - да. Надо просто посмотреть на жизнь глазами другого поколения. Есть люди, у которых при упоминании «Школы» Валерии Гай Германики начинается приступ рвоты. Но тем не менее это - кино, которое действительно вернуло на телевидение молодежь.

РГ: Но независимые телекритики тоже отдали «Школе» свои голоса.

Швыдкой: При этом есть профессионально глубокие люди, которые считают, что «Школа» - это ужас. И ничего страшного! Мы не должны быть в плену собственных представлений и убеждений. Другое дело, что мы их должны отстаивать и формулировать. Для меня лично, если с кем-то и сравнивать Ираклия Андроникова, так с Анатолием Смелянским. Но нужно прислушаться и к другим.

РГ: А вам самому «Школа» нравится?

Швыдкой: У меня свои претензии к «Школе». Я бы ее сделал еще жестче и несколько сложнее. Потому что современная школа еще сложнее, чем нам показывают.

РГ: Во многих номинациях уже не первый сезон Первый канал борется сам с собой. «Тайны смерти» с «Тайнами любви», «Прожектор...» с «Большой разницей» и так далее.

Швыдкой: Тут ничего не сделаешь. Первый канал дает качественный продукт. То, что на конкурс не выставили свои работы продюсеры телесериалов, которые делаются на «России 1» - ошибка «России 1».

И этот канал, и «Культура» конкурировали бы с Первым на равных. Сериальная продукция на «России 1» - хорошая. Программы Брилева и Ревенко, пожалуй, даже лучшие на сегодняшнем информационно-аналитическом телевидении. Я сейчас не говорю о том, как они отличаются, например, от программ Максимовской. А о том, как это сделано. Это высокопрофессиональное телевидение. Обратите внимание - в Академии собрались люди, которые оценивают профессионализм. И в целом ряде «заездов», образно выражаясь, на ТЭФИ «Профессии» Первый канал выдвигал свои работы, а «Орфеев» получали другие.

РГ: «Зворыкин Муромец» «пролетел» в номинации «Лучший документальный фильм?

Швыдкой: Да. «Орфеев» вручали каналам «Культура», СТС, ДТВ... Первый канал получил то, что должен. Голосование абсолютно справедливое.

Сусанна Альперина