мобильная версия

Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям

127994, г. Москва,
Страстной бульвар, д. 5

Образовано 9 марта 2004 года
Указом Президента Российской Федерации № 314

Вручена Премия Ивана Петровича Белкина - награда за лучшую повесть, написанную в 2010 году

Версия для печати
10 марта 2011 12:58

Источник: журнал «Итоги» №10 / 769 от 7 марта 2011 года

В минувший четверг, 3 марта, была вручена Премия Ивана Петровича Белкина - награда за лучшую повесть, написанную в 2010 году. На сей раз ее лауреатом стал выходец из Баку Афанасий Мамедов - награду, денежный эквивалент которой составляет 150 000 рублей, ему принесла повесть «У мента была собака», рассказывающая о жизни азербайджанского дворика в первые постсоветские годы.

Появление (и широкое публичное признание) текстов столь высокого класса, как «У мента была собака», в очередной раз опровергает расхожую точку зрения, согласно которой жанр повести пребывает в упадке и кризисе, а то и просто вымирает. На такую мысль в самом деле может навести практически полное отсутствие повестей на книжных прилавках. Но книжные прилавки отражают не всю реальность.

Откройте, скажем, декабрьские книжки лучших литературных журналов страны — и в годовом содержании вы увидите, что в них опубликовано много повестей, в том числе очень ярких. Авторов вполне известных и дебютантов. В этом году педагоги московских школ по своей инициативе публично обсуждали тексты, вышедшие в финал Белкинской премии. Поучаствовали в этом и старшеклассники. Оказалось, что учителя-словесники, с новейшей литературой знакомые достаточно поверхностно об этом говорят данные социологических опросов, если и читают что-то из актуальной прозы, то именно повести. Более того, они и учеников своих небезуспешно пытаются приучить к этому компактному а значит, сравнительно легкоусвояемому жанру, который к тому же лучше других позволяет связать воедино классику и современность.

Словом, я убеждена, что читатель любит повесть. Помимо больших, рассчитанных на длительное чтение романов ему необходимы книги, которые можно прочесть за конечное время: например, пока едешь в метро — как небольшой рассказ. Или за один вечер - как повесть. При этом именно повесть с ее пружинной сжатостью способна поразить читателя в самое сердце - как «Собачье сердце», «Один день Ивана Денисовича» или «Верный Руслан».

Повесть нужна и писателям: для молодых, начинающих авторов она становится той самой лабораторией, где можно отработать, обкатать какие-то приемы - а после применить их уже в большой форме. Повесть нужна зрелому мастеру для создания именно того произведения, которое читатель и критик, не сговариваясь, признают шедевром см. вышеперечисленные повести. И мы делаем все, чтобы эта жанровая линия не прерывалась.

Другое дело, что повесть не любит издатель. Издатели подходят к этому вопросу с сугубо прагматичных позиций: они хотят, чтобы книжка была толстой и самодостаточной, а главное — быстро продавалась. И в этом смысле большой - толстый! - роман для них, конечно, удобнее: его можно выпустить на тонкой дешевой бумаге, и все равно он будет выглядеть солидно, а значит, и ценник на него можно повесить соответствующий. Между тем по объему наша среднестатистическая повесть обычно близка к западноевропейскому роману - только там это никого не смущает. Текст печатают на красивой толстой бумаге, оставляют большие поля - и книга в результате смотрится очень достойно и весомо.

Впрочем повесть, хотя по количеству знаков и похожа на западный роман, по сути совершенно другая вещь - исконно русская и существующая только на нашей почве. Собственно, вся наша литература и начинается-то с повести - «Повести временных лет». С этого момента она живет в качестве особого эластичного жанра, поверяющего историю и развитие государства и общества судьбой конкретного человека. Именно этим характерны пушкинские повести Белкина, с которых, по моему мнению, берет свое начало не только постмодернизм в русской прозе мистификация, игра масок, цитатность, пародийность, но и сама новая российская литература в целом. «Повести покойного Ивана Петровича Белкина», опубликованные в 1831 году неким «А. П.», - кстати, им сегодня 180 лет, как-никак юбилей - эта матрица русской словесности воспроизводится сегодня вплоть до «Метели» Владимира Сорокина, впрочем, изощренного, хотя и простодушного Ивана Петровича Белкина не переплюнувшего.

Именно для того, чтобы сохранить - не законсервировать, а именно сохранить этот уникальный жанр, привлечь к нему внимание читателей, а через них и издателей, - мы и учредили Белкинскую премию. Ведь идея продаваемости не может быть единственной доминантой литературного процесса: если смотреть на вещи исключительно под таким углом, то все, кроме Донцовой, вообще нерентабельно просто по определению. Так что же теперь, издавать одну Донцову? Литературу спасет цветущее разнообразие, учитывающее помимо прочего и читательские интересы. А для читателя, как известно, хороши все жанры, кроме скучного, - и повесть в этом ряду не исключение.

Наталья Иванова, литературный критик, координатор Премии Белкина