мобильная версия

Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям

127994, г. Москва,
Страстной бульвар, д. 5

Образовано 9 марта 2004 года
Указом Президента Российской Федерации № 314

Премию Солженицына вручат 23 апреля в Доме Русского Зарубежья в Москве

Версия для печати
20 апреля 2015 13:50

Источник: Российская газета

Решением жюри премии Александра Солженицына лауреатом 2015 года объявлен театральный режиссер Сергей Женовач «За преданное служение русскому театру и вдохновенный перевод на язык сцены сокровищ мировой литературной классики; за воспитание зрителей в духе требовательной любви к Театру и Книге».

Сергей Женовач вослед за своим учителем Петром Фоменко создал целое явление — театр прочитывания, театр, в котором сама процедура перевода прозы в сценическую трехмерность становится художественно значимым событием.

Прозу в русском театре ставили с того самого момента, как родилось искусство режиссуры. Уже в 1911 году Немирович-Данченко инсценировал и поставил «Бесов», и этот спектакль разорвался как бомба в тревожной атмосфере эпохи.

Но, кажется, только к концу ХХ века прозу стали осознавать и ставить именно как рассказывание, не превращая ее в пьесу или инсценировку, но открывая ее именно как чужое, чуждое театру явление. Кама Гинкас и Петр Фоменко постепенно приучали зрителей к тому, что со сцены звучит весь прозаический поток, а не одни только «реплики», диалоги и монологи персонажей.

Еще будучи студентом ГИТИСа Сергей Женовач поставил свой первый «роман». Это были «Шум и ярость» Фолкнера, и замиравшие от особой тишины этого спектакля зрители терялись в языке, но постепенно учились различать в игре актеров их героев и само повествование. Женовач, кажется, уже там раздвигал границы привычного спектакля этим смятенным, все размывающим потоком прозы.

Когда же он возглавил Театр на Малой Бронной, то предпринял там уникальный по тем временам эксперимент — поставил весь роман Достоевского «Идиот» почти полностью, без купюр. Трудно забыть, как Сергей Тарамаев, игравший князя Мышкина, существовал на границах между персонажем и его описанием.

В созданной 10 лет назад «Студии театрального искусства» зажили необычайной жизнью герои романа Достоевского «Братья Карамазовы», но только те, что связаны с историей и смертью Илюшечки. А потом возник спектакль по «Битве жизни» Диккенса, и вовсе похожий на чтение книги у камина. И уже не только актеры, но и зрители теряли границу между литературой и театром, между рассказом и игрой, между существованием «здесь и сейчас» и отстраняющей дистанцией нарратива.

Этот принцип открытой игры с прозой, с литературным произведением, приобретенный в школе Петра Наумовича Фоменко, Женовач довел до качества стиля. А в чеховском рассказе «Три года» или в «Реке Потудань» Андрея Платонова из ткани прозы на наших глазах уплотняется, творится персонаж и вновь уходит в темный, густой поток языка, растворяющего истории, судьбы и дарящего чистое наслаждение. И потом — вновь загустевает до человеческой боли. Изысканным мастерством перемещения из прозы в театр и обратно так виртуозно владеют, пожалуй, только у Сергея Женовача.

А сам он, словно не замечая, создает новую театральную реальность, когда проза, не становясь драмой, превращается в театр.

Для аккредитации: 8 (495) 915-06-60; pr@bfrz.ru

www.domrz.ru