мобильная версия

Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям

127994, г. Москва,
Страстной бульвар, д. 5

Образовано 9 марта 2004 года
Указом Президента Российской Федерации № 314

Михаил Горбачев: "О плюрализме и гласности в новой России"

Версия для печати
09 июня 2006 23:00

Источник: "Российская газета"

Как ни относиться к нынешнему состоянию средств информации в России, нельзя не признать: СМИ сегодня и двадцать лет назад — это, как говорится, небо и земля. За эти годы страна изменилась кардинально и необратимо, и возврата в прошлое не будет. Это самое главное, в этом контексте и надо рассматривать наши проблемы.

В том числе, конечно, и проблемы СМИ.

Я убежден: эпоха перемен в истории России не наступила бы без гласности.

Гласность означала не только движение к свободе слова, она требовала открытости в работе органов власти, обязывала информировать людей о том, что происходит в стране.

Перестройка прервалась под ударами двух сил — консервативной реакции и радикал-либералов. Одни не хотели перемен, другие раскачивали государственный корабль, не думая о последствиях. Результатом стал распад страны. События пошли по сценарию, полному опасностей и угроз.

Если кто-то думал, что, ломая страну через колено, они ускоряют движение к свободному процветающему обществу, то это было — в лучшем случае — заблуждение. Результатом «десятилетия реформ» в 90-е годы стал хаос. Хаос в политике, экономике, Федерации, социальной сфере. И колоссальный разрыв между меньшинством выигравших от таких реформ и большинством, оказавшимся на грани черты бедности или даже ниже ее. Ясно, что это не те условия, в которых укрепляются демократия и свобода. При президенте Путине страна выбралась из хаоса и может идти дальше по пути демократических преобразований.

Сегодня Россию часто критикуют, обвиняют в зажиме средств информации, в откате от демократии. При этом мало кто обращает внимание на такой факт: когда в стране в ельцинскую эпоху происходило разрушение основ бытия, Запад аплодировал. И это тря на расстрел парламента в 1993 году, «выборы без выбора» в 1996 году, бюрократически-олигархический контроль над носителями информации, полный зажим свободы слова в регионах, бедственное положение большинства населения.

Критика обострилась, когда Россия начала подниматься с колен. И эта критика — иногда обоснованная, но нередко поспешная и недопустимо резкая — сопровождается далекоидущими обобщениями. Оказывается, говорят нам, Россия по сути своей не способна к освоению демократических принципов и процедур, к созданию гражданского общества, к отказу от «имперских амбиций», а потому Западу с ней не по пути.

Не могу согласиться с таки ми рассуждениями. Это зачастую обыкновенная пропаганда. А на самом деле Россия относится к странам, где происходит демократический транзит.

Да, у нас много нерешенных проблем. Россия не может пройти за двести дней и даже за двадцать лет тот путь, на который у наших западных партнеров ушли столетия. У нас не все получается, мы нередко ошибаемся, в том числе ошибается и президент, но он не собирается строить в России авторитарное государство.

Президент стремится развернуть политику лицом к людям, заставить экономику работать в их интересах, а не в интересах разбогатевшей «эли ты». Он решил задачу стабилизации страны, но эта новая за дача — гораздо сложнее. Зало жить основы ее решения в оставшееся у президента время непросто, и поэтому он нуждается в поддержке. Среди тех, кто поддерживает его (а это более 70 процентов населения), нахожусь и я. Но я и среди тех, кто не оставляет без внимания просчеты, ошибки властей, безобразные явления нашей жизни.

Взвешенность в оценках и суждениях не менее необходима, когда речь идет о внешней политике России, о ее месте в современном мире.

Россия закономерно отказалась от роли младшего партнера Запада, прежде всего США, которая предлагалась ей в 90-е годы. Россия будет становиться сильнее, будет отстаивать свои интересы, в том числе на постсоветском пространстве, будет действовать (и действует!) с учетом глобальных вызовов. И это не должно становиться поводом для обвинений России в «имперской политике». Россия не будет строить империю. Разговоры о создании империи идут сегодня совсем в другой стране. И не только разговоры...

Вообще мне кажется, что те, кто инспирирует в средствах информации волну антироссийских публикаций, совершают большую ошибку, в том числе и с точки зрения интересов Запада.

Посмотрите, что происходит в мире. Он становится все более глобальным, взаимозависимым, все быстрее меняется, нарастают факторы неопределенности и непредсказуемости. В таком мире ни одна страна не может обойтись без надежных партнеров, которые помогали бы стабилизировать ситуацию, придавать процессам больше управляемости, упорядоченности. Россия может стать таким партнером, она готова к этому. Говорю это, потому что знаю настроения на высшем уровне политического руководства России.

Надо учиться жить в глобальном миро. А мировая политика отстает. Она не справляется с созданием архитектуры безопасности для XXI века. Сталкиваясь с новыми проблемами, политики хватаются за старые инструменты угроз, давления, силы. Новый импульс получила гонка вооружений, опять в ходу концепции превентивных ударов, применения первыми ядерного оружия. А проблемы только усугубляются.

Нынешние лидеры должны задуматься о глобальной безопасности, ликвидации оружия массового уничтожения, о вызовах бедности и отсталости (ведь миллиарды людей в мире живут на Один-два доллара в день, не имеют доступа к чистой воде!), о глобальном экологическом кризисе, который угрожает самим основам человеческого существования на Земле. А не о борьбе за сферы влияния, старых и новых геополитических играх и разделительных линиях.

Мне кажется, корни многих трудностей, которые возникли сейчас в отношениях между Россией и Западом, кроются в отсутствии конструктивной, отвечающей реалиям XXI века повестки дня. Все сводится к реакции на события, не хватает видения перспективы. А ведь наши реальные интересы близки, и сотрудничество по самым трудным проблемам возможно.

В последнее время мы видим признаки такого сотрудничества по проблеме иранской ядерной программы. Считаю, что Россия заняла принципиально правильную позицию, призвав к поискам политического решения проблемы и конструктивно участвуя в этих поисках.

В выработке новой политики, адекватной реальностям глобального мира, роль средств информации может быть очень значительной. Как человек, неравнодушный к проблемам прессы, я много размышляю об этом. В рамках Форума мировой политики, сопредседателем которого я являюсь, мы проводим в июне с.г. в Венеции семинар «СМИ между гражданами и властью». Тема очень серьезная, охватывающая широкий спектр проблем свободы и ответственности средств массовой информации.

Вопросов здесь много. Как привлечь внимание читателей к важнейшим проблемам, от которых, без всякого преувеличения, зависит судьба человечества? Как сохранить независимость СМИ в мире, где ее могут ущемлять не только государство, но и коммерческие интересы? Как удержать читателя и слушателя, не идя на поводу у низменных вкусов и пристрастий?

У меня нет готовых ответов на эти и многие другие вопросы. В одном я убежден: ответы могут быть найдены только в условиях демократии. И только в том случае, если журналист будет ощущать себя прежде всего гражданином.