мобильная версия

Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям

127994, г. Москва,
Страстной бульвар, д. 5

Образовано 9 марта 2004 года
Указом Президента Российской Федерации № 314

Шатровая литература

Версия для печати
01 июля 2006 14:00

Источник: Коммерсант

В Центральном доме художника под патронатом Федерального агентства по печати и правительства Москвы начался первый Московский международный открытый книжный фестиваль, организованный ЦДХ, фондом "Арт-Москва" и Институтом книги. Почитать на свежем воздухе отправилась МАЙЯ Ъ-СТРАВИНСКАЯ.

Когда год назад директор ЦДХ, глава компании "Экспо-Парк" Василий Бычков и программный директор фестиваля, литературный критик Александр Гаврилов обсуждали с журналистами идею этого фестиваля, казалось, что это перебор, ведь есть и Московская книжная ярмарка, и ярмарка интеллектуальной литературы Non-fiction в ЦДХ. Но выяснилось, что это все не в счет, потому что относится к бизнесу, рынку, тиражам и рейтингам. Открытый фестиваль должен был стать просто городским праздником, пикником с акцентом на литературе. Так оно и вышло.
Впервые для публики открыли внутренний двор ЦДХ. Здесь разбили белые шатры с магазинчиками, кафе, читальнями, зрительными залами. Установили сцену как для рок-концерта (там вовсю диджеят литераторы с музыкальным уклоном), повесили гамаки, притащили как будто из соседнего ЦПКиО имени Горького старомодные деревянные скамейки. Ярко-желтые стрелки-указатели дразнят тоскующих по отпуску словами "Артек", "Гурзуф", "Ялта" – уже от одних этих названий возникает санаторно-курортная атмосфера. В фойе и во внутренних помещениях ЦДХ расположились выставки – тут и комиксы, и экслибрисы, и так называемая "книга художника".
Кстати, один из главных аттракционов фестиваля – выставка, которая так и называется – "Книга". Чтобы увидеть (и услышать) произведения художника, литератора и шоумена Дмитрия Александровича Пригова, придется надеть каску, взять в руки фонарь и спуститься в катакомбы – гигантский подвал ЦДХ. Раскрывать все секреты этой "пещеры ужасов" не стоит, но обещают, что свет в конце тоннеля экскурсанты все-таки увидят.
Господин Пригов выступит на фестивале и в другой роли – он будет прилюдно интервьюировать генерального директора "Первого канала" Константина Эрнста, чтобы журналисты знали, что чувствуют писатели, когда их спрашивают о творческих планах. Вообще по замыслам организаторов фестиваля все его участники должны выйти из привычных амплуа и жанров. Поэта Льва Рубинштейна заставили петь военные песни, кулинарно-литературного гуру Сталика Ханкишиева готовить плов, а Людмилу Петрушевскую – выступать на сцене "картонного театра". Одним словом, все смешалось в доме на Крымской набережной – современное искусство, дизайн, кулинария, кино и музыка. Как сказано в буклете фестиваля, "книги пронизывают все этажи культуры".
В программе фестиваля, который продлится до воскресенья, по-соседски толпятся герои с разных "этажей". После завтрака с Оксаной Робски (за завтраком – мастер-класс "жизненного успеха") нет ничего естественнее, чем спор с Эдуардом Лимоновым и Владимиром Рыжковым на тему, скажем, анархия ли мать порядка. А после романтических излияний французского интеллектуала Фредерика Бегбедера неплохо послушать ненормативную лексику американской "панкушки" Лидии Ланч. Детей отправить на мультфильмы Хитрука, Норштейна и Назарова (или на гонки на самокатах на набережной), а самим сбежать на фильмы Алена Рене и Сатьяджита Рея. Ну, и конечно, одно из главных развлечений – взятие автографов у живых классиков. Например, сегодня вечером британский писатель Тибор Фишер будет "откровенно беседовать" (таков заявленный жанр) с Ильей Кормильцевым, а Грэм Свифт и Алексей Слаповский поделятся опытом – "Как пережить экранизацию вашего романа".
Кажется, что в этой сумятице литература совершенно потерялась, но это не так. Впервые будет вручена премия "Единорог и лев", учрежденная Британским советом за лучший перевод на русский англоязычной литературы. Стал известен и лауреат поэтической премии "Московский счет" – депутат-поэт Евгений Бунимович вручил ее Марии Галиной.
Организаторы первого Московского книжного фестиваля брали за образец Эдинбургский книжный фестиваль. Он также возник из расслабленной атмосферы пикника, а превратился в престижный форум, который задает тон современной европейской литературе. Московскому "дворовому" фестивалю до этого пока еще далеко, но некий интеллектуальный градус уже достигнут. А то, что не самый высокий – так ведь так и задумывалось, лето все-таки.