мобильная версия

Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям

127994, г. Москва,
Страстной бульвар, д. 5

Образовано 9 марта 2004 года
Указом Президента Российской Федерации № 314

Национальный проект: поддержка чтения

Версия для печати
03 августа 2006 20:00

Источник: "Независимая газета"

Начальник Управления периодической печати, книгоиздания и полиграфии Роспечати Нина Литвинец: «Надо вернуть престиж книге»

Разговор о текущих проектах агентства мы начали с обсуждения итогов недавнего съезда Российского книжного союза (РКС), на котором была представлена концепция Национальной программы поддержки чтения.

– Как разрабатывали концепцию Национальной программы поддержки чтения?

– На прошлом съезде Российского книжного союза, год назад, Михаил Вадимович Сеславинский говорил, что такая программа нужна. Год не прошел зря: в РКС и Федеральном агентстве по печати и массовым коммуникациям началась ее разработка, а кроме того, в Роспечати велась работа по Национальному году чтения, который целесообразно было бы объявить в 2007 году, и сейчас на рассмотрении находится соответствующий указ президента Российской Федерации.

Чтение сейчас становится модной темой. Сформировалась некая общественная потребность: люди устали жить с «комплексом читательской неполноценности». Сейчас многие ссылаются на проведенное по инициативе Роспечати социологическое исследование, которое показало, что примерно 50 процентов населения книг не читает. Больше того, по данным международного исследования PISA (проверяется уровень подготовки школьников разных стран в математике и чтении), мы находимся на 32-м месте среди 37 стран.

– Эти цифры транслируются уже не впервые. А каковы реальные шаги?

– Пока мы стараемся проводить пилотные проекты, которые могли бы лечь в основу системных мероприятий. Причем больше работаем с детской и молодежной аудиторией. Например, в конце прошлого года провели в Твери детский фестиваль «Вместе с книгой – в Новый год!» Привезли большой десант детских писателей, с тем чтобы охватить все школы города и ряд школ Тверской области. И когда подводили итоги, самым радостным оказалось сознание, что нет потерянных для книги, для чтения детей. Мы провели пилотный фестиваль именно в школах, потому что понимаем: без Минобрнауки делать такую программу нереально, она должна быть межведомственной.

В школах, например, нет сейчас такого предмета, как внеклассное чтение. Есть предмет «литература», есть произведения, которые нужно изучить, но нет живого обсуждения «непрограммных» книг, рекомендательных списков по внеклассному чтению, которые раньше, например, всем обязательно давались на лето. Внеклассное чтение как путь формирования личности обязательно нужно в школу вернуть. Так же как повысить статус школьных библиотек, которые должны не просто выдавать учебники (проблема обеспечения учебниками какое-то время стояла остро, но сейчас с этим более-менее благополучно). В школьных библиотеках обязательно должен быть широкий выбор литературы, и либо школьный библиотекарь, либо специально нанятый для этой цели методист должны осуществлять работу с учащимися.

– Да, на съезде РКС говорилось о недокомплектовании школьных библиотек. Но у издателей другие заботы: если молодое поколение не читает, оно и книг покупать впоследствии не будет.

– Издатель – это специфическая профессия. Естественно, у издателей имеются и бизнес-интересы, но издатель – это еще и просветитель. Те, кого интересует только прибыль, в издательском бизнесе не задерживаются – не та оборачиваемость капитала. А мы действительно сейчас переживаем рождение кризиса, когда имеет место перепроизводство книг, у многих издателей склады затоварены, а книг покупается меньше, чем реально производится. Но это частная проблема, а есть глобальная, международная. Во всем мире стали читать меньше, это факт. И в развитых странах принимаются системные государственные меры, чтобы ситуацию выправить. В Великобритании (это наиболее наглядный пример), где были созданы и действуют программы поддержки чтения, нация за несколько лет по всем параметрам чтения сместилась в десятку первых, хотя совсем недавно была, как мы сейчас, ближе к концу списка.

– А что нам делать, в России?

– В обществе необходимо поднять престиж чтения. На съезде РКС был показан фильм, в котором молодые люди признавались, что вообще не читают книг, кому, мол, это надо? Самое тревожное в том, что об этом говорили с гордостью, без стеснения. Этот общественный настрой необходимо переломить в пользу книги, вернуть в обиход такое понятие, как начитанность. Нам пора вписать книгу в систему сегодняшних и высоких, и прагматичных ценностей. Чтобы было понятно – зачем читать.

Поднять престиж чтения можно в том числе направленной политикой в сфере средств массовой информации. Если будут гранты для СМИ по книжной тематике, если мы будем стараться подчеркнуть, что наши ньюсмейкеры, вообще уважаемые обществом люди не могут прожить без чтения, что для них это осознанная потребность, это и будет реальной работой. Представляете себе рекламу Московской международной книжной ярмарки не в форме традиционных роликов, а в виде серии блиц-интервью с известными людьми, с одним-единственным вопросом: «Что вы сейчас читаете?» Дороже? Конечно. Но ведь и плодотворнее, поскольку провоцирует интерес к книге.

Не считаю, что мы должны непосредственно рекламировать ту или иную книгу – это дело издательского бизнеса. Должна быть реклама книжной культуры в целом. Например, аудиторию способны привлечь такие проекты, как национальный выбор ста лучших книг с голосованием максимально широкой аудиторией (подобные кампании проходили в той же Великобритании, в Германии). Это создает атмосферу всеобщего обсуждения книг, людям хочется обсуждаемые книги прочитать, иметь их у себя на полке. У телевидения есть масса способов – игровые форматы на книжной, литературной основе, но должны быть желание и готовность к такой работе. На телевидении у нас есть немало людей, любящих книгу, таких, скажем, как коллекционер и библиофил Константин Львович Эрнст, чтобы далеко не ходить за примерами. Нужна решимость, политическая воля, вера в то, что литература способна предстать интересной и на экране, и в радиопередаче, и на газетной полосе.

– Это касается наших внутренних дел. А что мы покажем, например, на Пекинской ярмарке через месяц, где Россия выступает в качестве почетного гостя?

– В Китае хорошо знают классику советского периода. «Как закалялась сталь» или «Молодая гвардия» – произведения популярные и любимые. Современную нашу литературу знают значительно хуже, хотя многие наши писатели в Китае издавались и издаются. К Пекинской ярмарке выйдут подготовленные китайским издательством «Народная литература» совместно с издательством «Вагриус» две антологии – современной прозы и поэзии; недавно вышла антология, изданная в сотрудничестве с Союзом писателей России. Но тиражи для Китая маловаты! Скажем, Фадеев, «Молодая гвардия», тираж 400 тысяч. А Улицкая – 8 тысяч. А что такое 8 тысяч для многомиллионной страны?

В Китае до сих пор популярны и наши учебники, переводятся, привлекают интерес и научные публикации, так что задача – продемонстрировать богатство нашего книгоиздания.

– Каков сейчас книжный рынок Китая?

– Около 150 тыс. названий ежегодно, цифра говорит сама за себя. Продается очень много книг на английском языке, его учат все, и чиновники обязаны владеть английским. В книжном магазине в Пекине – огромный зал английской литературы, немножко немецкой и французской и практически ничего по-русски. Для тех, кто хочет овладеть русским языком (или уже владеет), предложения почти нет. Наша вторая задача – сделать так, чтобы в Китае больше продавалось книг на русском языке. Есть, конечно, проблемы. Необязательность в оплате китайцами приобретенных прав, наше жесткое внешнеторговое законодательство (а ведь книга – это другой товар, не нефть, не газ). Но, думаю, все это можно отрегулировать. Кроме того, хотелось бы возродить интерес к изучению русского языка, вообще к России. Сейчас очень благоприятная для этого политическая обстановка, и культурное взаимодействие должно ей соответствовать. Скажем, на ярмарке в Пекине мы будем демонстрировать первый рукописный словарь китайско-русского языка отца Иоакинфа (Бичурина), который еще около двухсот лет назад заложил основы для языкового взаимопонимания. Россия воспринимается китайцами как страна большой культуры, и это радостно, но и налагает обязательства.

Всего в Китай поедет около 20 наших писателей, будет семинар издателей, семинар по проблемам библиотечного обмена, по авторским правам. Это имеет свою логику, поскольку Пекинская книжная ярмарка – в основном профессиональная. Только в последний день она открыта для широкой публики. Поэтому наши писатели будут выступать и за пределами выставочного центра, например в высших учебных заведениях, где изучают русский язык.

– Не грозит ли нам самим китайская экспансия в сфере культуры, как это происходит на товарных рынках? Вы были недавно в Китае: чего они от нас хотят?

– Есть интерес к России, к ее книгам. Это ведь не первое приглашение из Китая. Мы получали несколько лет подряд предложения участвовать в Пекинской книжной ярмарке, и единственным неудобством было то, что Пекинская и Московская международная книжные ярмарки совпадают по времени. Китайцы в конце концов сдвинули свою ярмарку на неделю – так что прямого наложения теперь нет.

Что касается экспансии китайских товаров... Понимаете, люди работают! Задешево продают свой труд, но товары делают конкурентоспособные. От Пекина у меня осталось ощущение, что, несмотря на древность, это очень молодой город, динамично развивающийся. Есть чему поучиться нам у китайцев, есть что им предложить.

– А чем вслед за Пекинской порадует Московская ярмарка?

– Почетным гостем у нас в этом году выступает Франция. Приедут писатели, издатели, запланирован ряд профессиональных и культурных мероприятий, например в Центре Мейерхольда покажут спектакль по пьесе Беккета. В этом году мы ввели в конкурс «Книга года» номинацию «Уроки французского» – за лучшее издание французской литературы на русском языке. Ждем результатов!

– И последний вопрос: что вы скажете о перспективах вашего ведомства?

– Давно идут разговоры о том, что, если в отрасли есть сильные общественные структуры, часть функций можно спокойно передавать им. Государство не должно вмешиваться в бизнес, оно лишь устанавливает правила игры. Главное, мне кажется, брать на себя важные социальные и гуманитарные миссии. Сейчас, разрабатывая Национальную программу поддержки чтения, мы стремимся сформировать некую форму частно-государственного партнерства с РКС – это как раз в духе времени, в духе общего развития нашей страны. И в этом наши позитивные перспективы.

Беседовал Александр Вознесенский