мобильная версия

Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям

127994, г. Москва,
Страстной бульвар, д. 5

Образовано 9 марта 2004 года
Указом Президента Российской Федерации № 314

О премии "Заветная мечта" и о детской литературе вообще - на радиостанции "Маяк" Михаил Сеславинский

Версия для печати
21 сентября 2006 19:00

Источник: Радиостанция «Маяк»

Накануне учредители национальной детской литературной премии "Заветная мечта" объявили о начале конкурса на лучшее литературное произведение для детей.

“Заветная мечта” - национальная детская литературная премия за лучшее произведение на русском языке для детей среднего и старшего возраста. Причем, авторами этих произведений могут быть как дети, так и взрослые. И жить они могут где угодно, то есть в любой стране мира, но писать должны на русском языке. Премия была учреждена в прошлом году, первым председателем жюри был писатель Эдуард Успенский.  В этом году жюри конкурса возглавила писательница Марина Москвина.

О премии и о детской литературе вообще наш корреспондент /радиостанции "Маяк" - прим.пресс-службы/ Елена Кадушева побеседовала с руководителем Роспечати Михаилом Сеславинским.

СЕСЛАВИНСКИЙ: Мы являемся партнерами этого конкурса и премии. Другое дело, что смысл ее не только в том, чтобы провести конкурс на произведение для детей и юношества, а чтобы поощрить авторов. У нас достаточно серьезные финансовые вливания. У государства не существует такой возможности - выплачивать авторам премии. Просто так устроен федеральный бюджет. У нас достаточно много коммерческих структур, которые могут заниматься и благотворительностью, и спонсорством. Когда они обращают внимание на проблемы чтения, на проблемы создания новых литературных произведений, это хорошо.

Будет, как я предполагаю, в следующем году достаточно много новых инициатив, каждая из которых будет решать какую-то одну локальную проблему в рамках программы поддержки чтения. И премия “Заветная мечта” решает одну из самых серьезных проблем. Мне нравится, что она достаточно массовая. Давайте задумаемся. Пришло почти 3 тысячи произведений. Гигантское количество наименований книг.

Действительно, не все произведения равноценны, пусть там много каких-то первых литературных опытов. Но людей, которые хотели бы издавать свои книжки и писать, в первую очередь, для детей, в нашей стране очень много. И много в сопредельных государствах, которые раньше входили в состав Союза Советских Социалистических Республик. Это чудесно. Это значит, что у детской литературы есть перспективы.

КАДУШЕВА: Вот как у отца и как чиновника у вас есть различия в отношении к детской литературе? Какие бы вы хотели книги, чтобы издавались и читала ваша дочь?

СЕСЛАВИНСКИЙ: Я ее понимаю. Потому что, с одной стороны, она, отвечая на вопрос “Кто твои любимые поэты?” отвечает точно так же, как и я, и называет Марину Цветаеву, Арсения Тарковского и Анну Ахматову. С другой стороны, конечно, когда она заходит в книжный магазин и видит книжки из современной серии “Детский детектив”, у нее дрожат руки, она хватается в первую очередь за них. Ей хочется читать про современников, чтобы это была приключенческая захватывающая литература, которая, с моей точки зрения, конечно, не является высоким образцом литературы всех времен и народов. Но я к этому отношусь абсолютно снисходительно и считаю, что ребенок должен читать самые разные книжки. Не надо, чтобы ребенок читал только Толстого, Достоевского, Пушкина и Гоголя. Надо, чтобы ребенок читал разнообразную литературу, в том числе и очень легкую.