мобильная версия

Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям

127994, г. Москва,
Страстной бульвар, д. 5

Образовано 9 марта 2004 года
Указом Президента Российской Федерации № 314

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин встретился с ведущими российскими писателями

Версия для печати
07 октября 2009 20:00

Источник: По материалам интернет-Портала Правительства РФ и ИТАР-ТАСС

На встречу к В.В.Путину в Государственный музей имени Пушкина в Москве пришли писатели Андрей Битов, Алексей Варламов, Алексей Иванов, Александр Кабаков, Сергей Лукьяненко, Юрий Поляков /главный редактор "Литературной газеты"/, Валентин Распутин, Татьяна Устинова, а также публицист и литературный критик Александр Архангельский и поэтесса Олеся Николаева.

Стенограмма  встречи

В.В.Путин: Дорогие друзья, добрый день. Вы знаете, что не только я, но и все руководство страны, регулярно работаем напрямую с представителями различных отраслей экономики, социальной сферы, потому что считаем, что только так можно почувствовать жизнь во всем ее многообразии, в деталях, и соответствующим образом отреагировать на то, что происходит в стране.

К сожалению, такие встречи, как эта, происходят достаточно редко. У меня их было всего - по пальцам пересчитать. В 2005 году, я помню, в Париже мы встречались в достаточно широком составе - хоть и за границей, но с представителями наших творческих организаций. Прежде всего, с теми, кто непосредственно создает книги, пишет стихи, рассказы - в общем, с теми, кто занимается литературой. Это было в рамках книжного салона в Париже, когда мы это делали по инициативе и вместе с Президентом Франции господином Шираком.

Потом, в 2007 году, под Москвой у меня была встреча с молодыми литераторами. Чуть раньше еще были встречи, но их было немного.

Между тем необходимость такая есть, хотя бы потому, что литература всегда была в жизни нашего народа, нашего общества очень важной составляющей, интеллектуальной составляющей. Она всегда была очевидным брэндом нашей страны, России.

С кем бы я ни говорил, с кем ни начинаешь говорить, все - и европейцы, и представители азиатских стран, и американцы - с удовольствием сразу вспоминают и Достоевского, и Толстого, и Пушкина, других наших классиков. Все с удовольствием говорят об этом.

Это, безусловно, составляет гордость нашей страны. И, повторяю, литература всегда была важнейшей интеллектуальной составляющей нации, нашего многонационального народа.

Россия всегда была читающей страной - это всем хорошо известно, об этом частенько мы вспоминаем. Она и остается такой. По количеству наименований книг мы даже обогнали Советский Союз. Если в советские времена, в конце 1980-х годов, количество наименований было примерно 80 тысяч, по-моему, то в 2008 году - 123.

Тираж, правда, сократился. Тираж стал чуть меньше - это правда, но количество наименований даже увеличилось.

Но, надо признать, что в основном весь этот читательский ажиотаж приходится на Москву и Петербург. 80% всего, что у нас издается, - это Москва и Петербург. А до провинции доходит очень мало, да и по качеству, по цене... До людей, которые живут в малых городах, поселках, мало что доходит. Это первая проблема.

Вторая проблема - это падение интереса к книге. И это тоже очевидный факт. По данным статистики, за прошлый год 40% взрослого населения страны вообще не прочитало за год ни одной книги, а в юношеской, молодежной среде дело обстоит еще хуже.

Здесь мы слышим различные объяснения этого обстоятельства, и ничего нового не скажу: все ссылаются на развитие Интернет-ресурсов. Это только отчасти, мне кажется, является серьезной причиной, но не это главное все-таки.

Потому что, если молодой человек - юноша или девушка - имеет возможность взять в руки интересную для них книгу - книгу, которая связана с их жизнью напрямую, отражает среду, в которой они живут, говорит о проблемах, которыми они живут, - то, конечно, такая книга будет находить интерес у читателя. И у молодого, в том числе.

И это тоже - одна из проблем сегодняшнего дня. Предлагаю поговорить сегодня и об этом.

Наконец, еще один пласт проблем - это проблемы технической организации книгоиздания, вообще литературной деятельности, финансовая сторона. Потому что мы с вами хорошо знаем - коллеги, старшее поколение знает это лучше, чем я - в советские времена литераторы были окружены, по сравнению с другими - я сейчас буду говорить как технократ - представителями трудящихся, достаточно большим вниманием. Именно по сравнению другими, потому что ничего особенного ведь не было. Но, тем не менее, были какие-то регулярные премии, дачами обеспечивали, еще чем-то, что-то старались создать, какую-то атмосферу. Но ясно, что ждали, а подчас требовали определенной отдачи в идеологической сфере.

Теперь этого никто не ждет, ничего не требует, но и поддержки нет. Это имеет определенные последствия, в том числе, на мой взгляд, связанные с качеством. Потому что писатель, поэт, человек, который вообще занимается каким-либо творчеством, тоже человек. Он должен жить, у него есть семья, у него есть потребности определенные - нужно их удовлетворять.

Поэтому, столкнувшись с требованиями рынка, которые, как оказалось, могут быть гораздо более жесткими, чем требования государства, ожидающего той или иной идеологической отдачи от творчества, -столкнувшись с этими жесткими, на мой взгляд, требованиями, иногда люди, которые занимаются творчеством, и не только литературным, готовы ради того, чтобы быть адекватными этим рыночным требованиям, поступиться качеством тех произведений, над которыми человек работает. Нужно быстрее, нужно рыночнее быть, нужно получить большую отдачу. Мы с вами знаем, что это не всегда адекватно качеству, - в данном случае литературного произведения.

И, наконец, есть прямое участие государства в некоторых видах деятельности, где наши с вами интересы абсолютно точно пересекаются. Когда я говорю "наши с вами", я имею в виду цеховые вообще и государственные, в частности. Например, забота о поддержании русского языка и в стране, и в мире.

Вы не могли не обратить внимания, что в последнее время мы стараемся поддержать эту тему, поддержать русский язык, особенно на пространствах СНГ. Здесь, конечно, у нас с вами очень много возможностей для совместной работы. Проводим форумы соответствующие, стараемся организовывать фестивали различные, крупные общественные мероприятия и в СНГ, и в так называемом дальнем зарубежье.

Далеко ходить не нужно: наш сосед КНР - там проходит Год России - провел общенациональные мероприятия, связанные с русским языком и с русской песней. И то, и другое - по сути, важнейшие составляющие русской культуры, российской культуры. Вы знаете, я сам удивился тому, с каким энтузиазмом в Китае люди отнеслись к этим событиям.

Во многих других странах интерес к российской культуре, к российской литературе, к российскому языку очень высок.

Здесь мы с вами, объединяя усилия, можем многое сделать.

Теперь внутренние наши дела. Вернусь к этому. Речь идет о поощрении людей, которые добиваются действительно больших творческих успехов.

К сожалению, за последние три года в рамках Государственной премии по искусству и литературе ни один литератор не был награжден. И за несколько лет премии Правительства в области литературы и искусства были получены всего двумя литераторами.

Кстати говоря, я дал поручения Министерству финансов и Министерству культуры пересмотреть правила использования этих средств с тем, чтобы представитель вашего цеха регулярно, ежегодно был отмечаем в рамках премии Правительства.

Мы понимаем, что это не системные вещи, но тем не менее -какой-то знак внимания к людям, которые добиваются серьезных творческих успехов.

Вот по всем этим вопросам, а также по любым другим проблемам, которые вы считаете необходимым обсудить, пожалуйста, - мы сегодня с вами побеседуем.

Пожалуйста, Валентин Григорьевич (обращаясь к В.Г.Распутину).

В.Г.Распутин: Прежде всего, спасибо, что пригласили нас в такой знаменательный для Вас день. 57 - это средний возраст. Его уже нельзя назвать малым, но его не назовешь еще и большим. Потому что сейчас люди уже живут долго. А государственные деятели чем больше работают, чем больше отдают сил, тем больше сил у них еще остается для жизни. Дай Бог, чтобы и у Вас получилось то же самое. Мы Вас поздравляем. Желаем, чтобы все хорошо было у Вас. А что такое хорошо у Вас? Это - хорошо стране. Это хорошо нам. Потому что личная, частная жизнь - я не знаю: есть она у Вас или нет - мне всегда казалось, что она переносится в государственную. Это большой груз.

То, о чем Вы говорите, о литературе... Да, конечно. Я принес с собой целый список тех литературных журналов, которые у нас сейчас есть. Все журналы - и "левые", и "правые", все сейчас страдают от того, что у них в последнее время нет тиража. Почти нет тиража. За последний год тираж упал на треть у всех - и у "левых", и у "правых". Еще один такой год - и половины журналов уже не будет.

А что такое - не будет половины журналов? Если вспомните 80-е годы - тогда революцию сделали журналы, если назвать революцией то, что тогда произошло. Журналы имели просто бешеный тираж, особенно такие, как "Новый мир", да и не только. И воспитывали литературой. Литература воспитывала. Много, много сделала эта литература. И потом, когда это все закончилось, когда все пошло своим порядком, то стало ясно, что мы еще вспомним о тех журналах, которые говорили правду, и для которых, прежде всего, была литература. Литература та, какой она должна быть. Но затем все изменилось.

Вы же знаете, что Россию в мире, прежде всего, знают по литературе, по старой литературе. А новая литература... Ну, знают где-то в Китае, знают в ближних странах. А так - знают мало, потому что сейчас литература уже отходит на задний план не только у нас, но и во всем мире. Прежде всего, конечно, во всем мире, а затем уже и у нас.

На первом плане у нас далеко не лучшая литература. Далеко не лучшая, а которая имеет успех, которая выходит большими тиражами. А литература, которая все-таки заботится о человеке, о его душе, о нравственности его, которая говорит, прежде всего, о стране, о судьбе страны - она как-то пользуется меньшим успехом. Да и доходит мало. Многие писатели, многие хорошие писатели просто бросают эту тему, понимая, что ничего они на этом не только не заработают, но и ничего совершенно не получат.

В школе литература сейчас... Да ее почти нет в школе - литературы. Новая школа отказалась от литературы. Занимается чем-то другим. И ребята читают очень мало. У родителей нет времени сейчас заниматься с детьми. Не у всех, разумеется, но у многих нет времени для этого.

И литература оказалась где-то совершенно на отшибе. Хотя, разумеется, остаются писатели, хорошие писатели, замечательные писатели остаются.

Последнее время тот раскол, который происходил в литературе в 1980-е годы, - я думаю, он стал меньше. Не только стал меньше, но стал и менее заметен.

Разумеется, писатели разные. Но пусть будут разными, пусть будут разными! Но как раз те писатели, которых, может быть, опасно читать, по крайней мере, детям, - они имеют все для того, чтобы и зарабатывать, и печататься.

Рядовой писатель, я имею в виду не рядовых талантов, а писатель, который меньше сейчас известен, хотя пишет хорошо, и нужно, чтобы его читали, - так или иначе, он где-то на отшибе.

Мне кажется, что школа многое сделала для того, чтобы испортить литературу, испортить читателя. Но ведь и государство сейчас ничего не делает, мне кажется, для того, чтобы вспомнить о литературе. О литературе, которая воспитывала народ. А народ этот сделал очень и очень многое.

Было бы, конечно неплохо... Меня удивило, что Вы решились на такую встречу и пригласили писателей. Ну, может быть, это связанно с днем рождения.

В.В.Путин: Это случайно.

В.Г.Распутин: Удивило и, конечно, хорошо, чтобы это случалось почаще теперь. Понимаете, для меня тяжело говорить о литературе, потому что я вижу, что даже те люди, которые читали, читали запоем, сейчас под влиянием телевидения, под влиянием вот этой новой литературы, оставляют эту литературу, которая, в общем-то, давала им силы, многое-многое давала. Уверенность давала, и в тяжелые времена давала и силы, и все.

Литература - великое дело, вообще, великое дело - литература. Сейчас они от всего этого отступают. Поэтому, мне кажется, теряют и уверенность эту, теряют и силы, теряют, как бы это сказать, ту торжественность, в которой человек мог бы жить в наше время. Потому что хорошая литература - это всегда торжество, совсем другое торжество, которое случается в других случаях.

Это торжество, которое принимается отдельным человеком - ну, как отдельным, потом оно уже становится не отдельным человеком. Большие книги, они ведь всегда становились достоянием почти всего народа, потому что читала тогда не только Россия, читал тогда весь Союз. Сейчас читают, конечно, очень мало.

Иногда кажется, что все-таки дело подходит уже к концу. Может быть, так оно и есть, что уже подходит к концу, потому что компьютер забирает очень много сил, компьютер портит литературу. Та литература, которая появляется в компьютере - это уже никакая не литература. Она просто отшибает, убивает желание читать даже Толстого, потому что и с ним творят, что угодно. С Чеховым, с Толстым, с многими-многими. С этим же нельзя, наверное, мириться. Компьютер, конечно, сейчас никому не подчиняется, он сам по себе, он, по-моему, самая большая сила сейчас.

Но если мы действительно хотим вернуть нравственность, вернуть любовь к своей стране, а потом вернуть народ... Сейчас трудно говорить, есть ли у нас народ в той полноте, в которой он был раньше - народ так народ, а сейчас население просто. И в этом "заслуга", в том числе, этой новой литературы, отношения к литературе. Литература - не последнее дело, литература была не последним делом.

Простите, я должен говорить о другом, а я...

В.В.Путин: Ну, почему? Именно об этом.

В.Г.Распутин: Я принес Вам эти письма, чтобы Вы действительно посмотрели на журналы. Посмотрели Вы или кто-то еще. Нельзя, чтобы эти журналы погибли, вместе с ними ведь погибнет не только способность читать, но и способность относиться к Родине именно так, как положено к ней относиться.

В.В.Путин: Если позволите, я просто отреагирую. Первое, что мне хотелось бы сказать на то, что здесь было сформулировано Валентином Григорьевичем.

Действительно, в мире в целом падает определенный интерес к книге. В этом смысле мы с вами, Россия, не являемся оригинальными. Виноват здесь Интернет или нет? Наверное. Появляются новые средства коммуникации, и какое-то влияние есть. Но Интернет сам никогда не заменит литературу, потому что литература - это живая мысль. Ее можно сформулировать, конечно, в Интернете, а можно и на бумагу положить. Это неважно, это просто немножко другая форма. Но, по сути, так же композитор - он, как математик, создает произведение. Так и литератор. Он пишет, это же живая мысль, неважно уже в каких средствах она отражается. Важно, конечно, но все-таки это второе.

И мы просто с вами должны исходить из того, что назад мы уже не вернем человечество. Человечество вошло в эту фазу своего развития, и нужно просто исходить из того, что это такая данность, что это есть, и нужно жить с тем, что в мире существует. Назад не открутить, ничего не сделать и ничего не закрыть.

И вы не хуже меня, лучше меня знаете: и в музыкальном творчестве, и в изобразительном искусстве появляются новые средства. Но наш с вами соотечественник - Шнитке - писал такие сложные произведения, казалось бы, сложнее уже быть ничего не может. Сегодня современные композиторы пишут такие вещи, которые, как это сейчас у специалистов говорят, неподготовленный слушатель не выслушает до конца ни за что. Но есть люди, которым это очень нравится, которые считают, что только так сегодня и можно писать музыку.

То же самое происходит в изобразительном искусстве. Но как бы ни было, я просто глубоко убежден, с какими бы модными течениями мы сегодня ни сталкивались, какими бы средства ни были оригинальными по выражению - все равно и наша страна, и во всех других странах люди, так или иначе, будут возвращаться к абсолютно вечным ценностям. И будут смотреть на них с разных сторон под углом зрения сегодняшнего восприятия окружающей действительности, окружающего мира.

Но это будет неизбежно. Все нововведения, которые не связаны с вечными ценностями, они все равно потихонечку будут отходить. Поэтому, мне кажется, здесь переживать на этот счет не следует. Нужно, чтобы люди этим переболели.

Вот Вы, когда говорили о проблемах с литературой в школе, сказали, что школа во многом виновата. Я подумал: когда Валентин Григорьевич до нас доберется - мог сказать: и государство ничего не делает. Вот, что касается этих толстых журналов: "Новый мир" и подобных им. Мне кажется, почему такой был интерес в 1980-х годах? Я думаю, что со мной согласитесь во многом: общество созрело к переменам, общество устало от монополии идеологической, устали от нищеты, устали сравнивать себя с развитыми и благополучными странами, устали жить в изоляции. И эти толстые журналы были окном к другой точке зрения, к правде и к свободе. И поэтому они были, в том числе, в значительной степени, так популярны.

Сегодня другая ситуация.

В.Г.Распутин: Но и сейчас можно эту точку зрения дать читателям - другое зрение, все равно его можно дать.

В.В.Путин: Вы сняли у меня с языка эту фразу. Я согласен с Вами. И думаю, что государство здесь действительно не дорабатывает. Потому что не все сферы человеческой жизни можно запихнуть в прокрустово ложе рыночных отношений.

К сожалению, далеко не все виды деятельности, тем более творческой, если мы хотим, чтобы они были качественными и честными, способны генерировать деньги на рынке.

И здесь, конечно, государство обязано поддержать. Мы обязательно подумаем над этим. В конечном итоге, все сводится к бюджетным расходам и к дотациям, если сказать по-простому. Ничего другого мы не изобретем. Нужна просто статья в бюджете и прямые деньги. Наверное, не такие уж большие, не наверное, а точно не такие уж большие. Через Министерство культуры надо выделять и просто дотировать. Да. Обязательно подумаем над этим.

Литераторы пришли на встречу не с пустыми руками, каждый из них подарил премьеру по своей книге, причем некоторые авторы захватили с собой даже по две или три книги. Как удалось узнать корр.ИТАР-ТАСС, все они сделали на своих книгах дарственные надписи с теми или иными пожеланиями имениннику. Так, поэтесса Олеся Николаева, которая приготовила для премьера сразу три своих книги, на одной из них написала: "Дорогому Владимиру Владимировичу в день рождения на многая и благая лета". Татьяна Устинова пожелала премьеру "любви и удачи", Алексей Варламов подарил Путину книги об Алексее Толстом и Михаиле Булгакове и пожелал ему "добра и счастья". Некоторые писатели оказались более оригинальными. Так, Юрий Поляков решил преподнести имениннику в дар две книги, одна из которых называется "Россия в откате" с надписью "От неравнодушного автора с тревогой и надеждой". Писатель-фантаст Сергей Лукьяненко пожелал именнинику "ощущений правильности того, что делаете", а прозаик Андрей Битов подарил книгу под названием "Битва" и с соответствующей надписью: "От рядового командиру, за которого я буду стоять до конца". Как заметил Лукьяненко, "вообще писатель в этом плане очень удобная профессия - всегда есть, что на день рождения подарить".

В организации встречи приняло участие Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям