мобильная версия

Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям

127994, г. Москва,
Страстной бульвар, д. 5

Образовано 9 марта 2004 года
Указом Президента Российской Федерации № 314

Интервью замруководителя Роспечати Андрея Романченко, избранного президентом Российской академии радио, журналу «Медиапрофи»

Версия для печати
22 марта 2010 22:00

Источник: "Медиапрофи" №4(28) 2010

Новый президент Российской академии радио Андрей Романченко ответил на вопросы «Медиапрофи»

Андрей Юрьевич, пост президента Российской академии радио – это почетная должность или большая головная боль? Вас поздравлять с избранием или выразить сочувствие в связи с прибавившимися заботами?

Поздравления принимать не получается. Ведь вопрос о президенте встал после неожиданного ухода Сан Саныча Варина. Саша был не просто человеком, уважаемым на радиорынке. У большинства людей с ним сложились не только деловые отношения, но и дружеские. Он всегда умел находить компромисс, несмотря на то, что бизнес – это конфликтное поле. У него получилось объединить игроков рынка с разными интересами и убедить их в необходимости существования такого института, как радиоакадемия. Раньше вся работа РАР лежала на плечах Александра Варина и ВКПМ. Теперь начатое дело продолжу я, два вице-президента Юрий Костин и Юрий Федутинов, а также остальные радиоакадемики. Мы будем решать проблемы и в сфере авторских прав, и по тарифам РТРС, и по переходу радио на цифру.

Раньше радиоакадемию возглавлял представитель радиобизнеса. Вы же давно бизнесом не занимаетесь. С какой целью радиосообщество выбрало лидером своей общественной организации госчиновника?

Вопрос, как государственный чиновник может руководить подобным объединением, активно обсуждался. Тут важно понять, что Российскую академию радио нельзя назвать общественной организацией, в отличие от той же НАТ. Радиоакадемия больше походит на индустриальный комитет, в который объединились не представители каких-то компаний, а личности, добившиеся определенных успехов на радиорынке. К тому же есть прецедент: Михаил Ефимович Швыдкой – госслужащий, который возглавляет Академию российского телевидения.

В том, что я госчиновник и президент РАР, есть свои плюсы и минусы. С одной стороны, поскольку РТРС является подведомственной Роспечати организацией, мне проще обсуждать с руководством РТРС тарифы для радиостанций, но формально от имени РАР это делать неправильно. С другой стороны, вопросы конкурентной среды на рынке мне гораздо проще решать, поскольку все прекрасно знают, что у меня никаких экономических интересов на радиорынке нет уже много лет, и я нейтральная фигура.

Усилится ли с Вашим избранием лоббирование интересов радиоотрасли во власти?

Десятилетний опыт работы чиновником позволяет мне видеть более простые алгоритмы взаимодействия: какое письмо кому направить, как его написать, на какую кнопочку лучше нажать сначала, а на какую – потом. Ведь это же определенная наука. А формулирование самих проблем – задача членов академии и ее вице-президентов.

Именно для этого понадобился институт вице-президентов?

Институт вице-президентов как раз и был сделан для того, чтобы помогать мне. Все-таки я так плотно, как Сан Саныч Варин, не отслеживаю ежедневно все детали существования рекламного рынка, тенденции в коммерческом сегменте радиовещания – нюансы мне разъяснят Юрий Костин и Юрий Федутинов. К тому же их помощь понадобится и в повседневной деятельности, пока у РАР не появится некоего механизма, который будет обеспечивать ее работу. Отмечу, что и Эдуард Сагалаев очень активно участвует в работе Российской академии радио.

Каковы, на Ваш взгляд, главные проблемы, которыми должна заниматься академия?

На выборном собрании одним из первых встал вопрос о создании некого исполнительного органа РАР. В Академии российского телевидения есть дирекция во главе с Раисой Беспечной, в Национальной Ассоциации Телерадиовещателей этими вопросами занимается Светлана Устинова. О необходимости такого органа мы начали говорить еще с Александром Вариным. На ближайшем заседании мы обсудим принципы формирования нашей «дирекции», а также возможные системы финансирования радиоакадемии, чтобы это было понятно, прозрачно и удобно для всех участников РАР.

Какие варианты финансирования возможны?

Варианты могут быть различные: и ежегодные взносы от академиков, и поиск средств для конкретных проектов, которые будет осуществлять академия. Не исключен и вариант грантов – уже более 10 лет существует  система государственной поддержки в нашей отрасли: Конгресс НАТ частично финансируется за счет госсредств, конкурс ТЭФИ получает определенное финансирование из бюджета.

Долгое время академия вела непростые переговоры по авторским правам. Остались какие-то нерешенные проблемы по выплате авторских вознаграждений? В частности, РАО и ВОИС в конце года заявили, что согласованные с РАР процентные ставки авторских отчислений не для всех вещателей, а только для членов «профсоюза»...

Подписав протоколы с РАО и ВОИС, мы сделали правила игры прозрачными и одинаковыми для всех. Но некие территориальные подразделения в РАО решили, что если представители станции входят в Российскую академию радио, НАТ, то на них правила распространяются, а на остальных нет. Этот подход абсолютно неправильный – вся работа в этом направлении делалась не для каких-то конкретных игроков на рынке, а для всех без исключения вещателей.

Наша принципиальная позиция такова: Российская академия радио пытается лоббировать интересы отрасли в целом, а не только тех компаний, чьи руководители входят в академию. Когда мы узнали о том, что авторские общества распространяют договоренности не на всех вещателей, мы подготовили свои разъяснения. Во время долгих переговоров речь шла обо всех участниках рынка. Так что работа еще не окончена, ее результаты надо внедрить и следить за тем, как они будут воплощаться, в том числе, в регионах. В радиоиндустрии организаций, занимающихся смежными правами больше, чем хотелось бы, с ними нам также предстоит сотрудничать и обсуждать определенные сложности.

А как решился вопрос по тарифам РТРС? Чего хотят радиовещатели? От кого зависит благоприятный исход переговоров?

Переговоры идут постоянно, рабочую группу возглавляет Филипп Кармалито. Договорились разработать некую методику расчетов тарифов РТРС, которая должна будет касаться всех без исключения вещателей. Следующая итерация в переговорах будет понятна в июне, когда появятся предварительные результаты. Для расчетов тарифов существует некое количество входящих данных. Это порядка 12 параметров, от которых будет зависеть коэффициент повышения тарифов: стоимость электроэнергии, земельные налоги, уровень зарплат в разных регионах и так далее. Будет выработана формула расчета тарифа.

Будут ли зависеть тарифы от формы собственности – частной или государственной – и формата станций?

Для сигнала, который идет в эфир все равно – это talk-radio или музыкальная станция, а также кто ей владеет. На стоимость услуги это никак не влияет. К тому же, когда кто-то получает некие преференции, это противоречит законодательству. Указом президента России определен круг вещателей, которые получают из бюджета дотации на распространение своего сигнала до 2011 года в городах с населением меньше 200 тысяч человек, а с 2011-го – меньше 100 тысяч человек. А вот разницы по форматам и формам собственности быть не должно.

Каковы перспективы радио при переходе на цифру?

Еще в прошлом году Игорь Малов стал председателем комитета по цифровому радиовещанию Российского Цифрового альянса. Мы подумали, что в рамках радиокадемии неплохо было бы провести ближе к осени круглый стол и обсудить вопросы перехода на цифру. Процесс этот неизбежный.

Формат цифрового радио — тема для РАР?

Уже через ГКРЧ прошло решение о том, что DRM приняли за базовый стандарт цифрового радиовещания. Теперь мы ждем выхода нормативного акта правительства, который окончательно утвердит этот формат. Сам переход радио на цифру заложен в ФЦП, на это выделено порядка 13 миллиардов рублей. Сейчас у нас достаточно много проблем с мощным радиовещанием на длинных, средних и коротких волнах: и качество сигнала, и ограниченность аудитории. Тем не менее, все эти диапазоны вещания, с моей точки зрения, должны сохраняться, потому что территория у нас огромная и всю страну FM- и УКВ-передатчиками не закроешь. Например, около 60 процентов территории Якутии закрывается как раз мощным вещанием на длинных и средних волнах. Ключевую роль в распространении сигнала в этих диапазонах, конечно, будет играть государство, это прописано в ФЦП.

Что касается диапазонов УКВ и FM – рынок очень конкурентный, жесткий, и контентом забит. Уже сейчас в Москве существует 53 FM-радиостанции – больше, чем в Нью-Йорке. Если мы на рекламном рынке откроем возможности не для 53, а для 500 станций, что абсолютно реально, то это просто его сложит. Поэтому переходить к вещанию в цифровом формате нужно аккуратно. Здесь будет очень важна позиция государства. Все эти вопросы нуждаются в обсуждении. У DRM-вещания безусловно перспективы большие.

Какие еще проблемы собирается решать Академия в интересах всех радийщиков?

Хотим разработать единый понятийный словарь профессиональных терминов радиоотрасли. Кроме того, мы обсуждали на собрании необходимость выстраивания отношений с Федеральной антимонопольной службой, которая не всегда обоснованно вмешивается в работу радиостанций. Например, начинает отдельно считать рекламу региональную и сетевую, а потом наказывает местного вещателя. Понятно, что у сетевого партнера эфира меньше, следовательно, ему сложнее заработать. Неправильно, когда его рекламу считают безотносительно к сетевой – если лицензия одна, надо рассчитывать объемы рекламы на всю лицензию, то есть, на все 24 часа, а не только следить за объемами в региональных окнах. Но с ФАС мы еще эту тему не обсуждали.

Планирует ли Академия Радио какие-то мероприятия в помощь региональным станциям?

В РАР таких вопросов не поднималось. Системной поддержкой региональных радиостанций мы не занимаемся.

Как заместитель руководителя Роспечати могу сказать, что без поддержки они не остаются – какое-то количество региональных компаний у нас получает гранты, выходит с какими-то региональными проектами. 

Сейчас в академии представлены, в основном, радиохолдинги и сети, чьи интересы не всегда совпадают с теми вещателями, кто развивает бизнес в регионах. Планируется ли прием новых региональных академиков?

Количественный состав обсуждается постоянно, но раздувать радиоакадемию ни у кого настроя нет. Ведь это объединение создано для решения индустриальных проблем, а когда проблемы начнут решать сразу 200 человек, ни к чему хорошему это не приведет. Будут лишь длинные обсуждения и высказывания полярных позиций. Какое-то число региональных представителей в РАР есть: Николай Грахов, Константин Зарембо, Борис Комаров.

Может, стоит создать какой-то региональный комитет при академии?

А зачем? В свое время появилась Национальная ассоциация телевещателей, и только спустя некоторое время туда вошло и радио. Я сам уговаривал радийщиков организоваться и лобировать интересы отрасли, как это делали телевизионщики. В конечном итоге в НАТ появилась секция радио. Региональные вещатели могут вступать в НАТ, обсуждать свои специфические проблемы. Радиоакадемия же решает вопросы индустриальные, которые касаются всех.

Как Вы оцениваете, пик кризиса на радиорынке пройден?

Думаю, мой ответ многих не порадует. В этом году Роспечать впервые делает обзор состояния радиоотрасли за год. Пока есть данные только по 9 месяцам 2009 года, но они показывают 35-процентное падение рынка, которое вряд ли как-то отыграется за счет четвертого квартала. Да и по тому, как начался 2010 год, рассчитывать на какой-то значительный рост рынка пока не приходится. Тенденции сохранились: все-таки региональная реклама растет быстрее, чем московская, но рынок, тем не менее, очень сильно просел. С моей точки зрения, 2010 год будет даже сложнее, чем прошлый. Все, что могли, уже оптимизировали, от новых проектов отказались, и какого-то дополнительного ресурса для сжимания расходов уже практически не осталось. А денег больше не становится...

Остались ли еще нереализованные в России форматы станций, которые могли бы выстрелить у нас?

Все ниши уже заняты, и придумать нечто разительно новое трудно. Так что в радио я не вижу возможности появления каких-то новых концепций, которые где-то в мире работают, а у нас пока не реализованы… Единственное, чего у нас нет, это talk-radio. Но создать такой формат очень сложно. В основе должна быть личность, некий человек или группа людей, с которыми аудитория будет разговаривать доверительно круглые сутки. Найти таких личностей непросто, это штучный товар, да и стоить такой формат будет недешево.

Куда же тогда развиваться?

Сейчас очень активно идет строительство конвергентных медиа. Я считаю, что за ними как раз будущее, потому что любое СМИ у нас существует не в одной ипостаси, а как минимум в двух-трех. Любая газета или журнал имеет свой интернет-сайт, на котором есть не только тексты, там могут быть и фотографии, и записи интервью, какая-то видеоинформация. Точно так же любая радиостанция может зарабатывать не только на рекламе в эфире, но и на продаже какого-то аудиоконтента в интернете. Сейчас выстраиваются конвергентные редакции, когда одни и те же журналисты делают сразу и репортажи на радио, и контент для сайта, и могут статью в газету написать. Надо учиться ловить целевую аудиторию в разных средах, которыми она пользуется.

Справка:

Андрей Юрьевич Романченко

В 1983 году окончил МГПИИЯ им. М. Тореза по специальности «переводчик-референт норвежского и английского языков».

С 1986 по 1990 год - редактор отдела радиовещания на скандинавские страны и Финляндию Гостелерадио СССР. С 1990 по 1993 год - директор-распорядитель, гендиректор «Радио РОКС».

С 1993 по 1995 год - заместитель председателя правления акционерного коммерческого банка «Аэрофлот», советник председателя правления коммерческого банка «Якиманка».

С 1995 по 1997 год - гендиректор телекомпании «РВ-продакшнз». С 1997 по 1999 год - гендиректор ЗАО «Производственная компания «Всемирные географические исследования» (г. Москва).

В 1999 году - начальник отдела по связям с общественностью и средствами массовой информации (пресс-служба), затем - начальник Информационно-аналитического управления Федеральной службы России по телевидению и радиовещанию.

С 1999 по 2004 год - заместитель министра РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций.

С апреля 2004 года - заместитель руководителя Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.