мобильная версия

Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям

127994, г. Москва,
Страстной бульвар, д. 5

Образовано 9 марта 2004 года
Указом Президента Российской Федерации № 314

В сибирской глубинке французских писателей накормили русскими блинами

Версия для печати
08 июня 2010 10:00

Источник: «Комсомольская правда» в Красноярске от 8 июня 2010 года

Мимо этого места не один, уважающий себя писатель, приезжающий в наш край мимо не пройдет. Деревня Овсянка - родина великого русского писателя Виктора Астафьева уже давно стала местом паломничества для просвещенных людей всего мира.

Не смогли не ознакомиться с местом, где жил и творил Виктор Петрович его французские коллеги. Но едва сойдя с автобуса, Сильви Жермен широко открыла глаза: «Ой, что это? – удивленно спросила она. – Я такой цветок впервые вижу».

Сильви Жермен

Сильви Жермен

«Это жарки или огоньки, - просветили Сильви наши переводчики. – А латинского названия у нас в Сибири никто, кроме ботаников, не знает…». И делегация тронулась в путь, только когда Жермен вдоволь нанюхалась огоньков.

Даниэль Сальнав

Даниэль Сальнав

Но прежде чем посетить знаменитую библиотеку села Овсянка и ознакомиться с литературным фондом и послушать небольшую лекцию о творчестве Виктора Петровича гости спустились к Енисею. И увидели торчащие из воды камни, которые еще недавно были памятниками. Из-за сброса воды набережную в Овсянке подтопило примерно на два метра. Налюбовавшись величием реки, французы отправились в дом, где последние двадцать лет летом жил и работал Астафьев.

Вильфрид Н’Cонде

Вильфрид Н’Cонде

Сколько охов и вздохов было по поводу русской печки. Скромный аскетизм жилья Виктора Петровича и рабочий стол, вызвал у французских литераторов огромный интерес, а вот экс-рокер Вильфрид Н’Cонде не удержался и посидел на скамье, сделанной из лосиных рогов, которую Виктору Петровичу подарили его уральские друзья.

Доминик Фернандес

Доминик Фернандес

А когда делегация перешла в дом бабушки Виктора Петровича, гостей ждал сюрприз. Местные старушки, большинству которых далеко за 70 встретили гостей русскими народными песнями. И навевая, даже сплясали «басурманам» озорные русские частушки.

Гости настолько переполнили теплым приемом, что даже стали подпевать древним бабулькам, которым одним и ведом секрет, той самой загадочной русской души. Стоит ли говорить, что русские блины в летней кухне делегация уплетала за обе щеки.

Но уходить с «намоленного» места гостям не хотелось, пришлось хору бабушек с песнями и прибаутками простись с делегацией поезда «Блез Сандрар» вдоль села. До автобусов, оставленных у деревянной церквушки. А поэтическая натура Ги Гоффетта не выдержала, и он пустился в пляс, делая вид, что он окончательно обрусел.

Ги Гоффетт

Ги Гоффетт

Вильфрид Н’Cонде практически без акцента стал громко кричать: «Я люблю Сибирь!» после того, как его расцеловала солистка хора, годящаяся ему в матери.

Вильфрид Н’Cонде

Вильфрид Н’Cонде

А ее невозможно не любить. Приезжай еще, мы тебя на охоту и рыбалку сводим!

У Царь-Рыбы

У Царь-Рыбы

Сергей Черных, фотографии автора