мобильная версия

Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям

127994, г. Москва,
Страстной бульвар, д. 5

Образовано 9 марта 2004 года
Указом Президента Российской Федерации № 314

Французские писатели вернулись из путешествия по Транссибу

Версия для печати
16 июня 2010 16:00

Источник: «Известия» от 16 июня 2010 года

Ги Гоффет и Мэйлис де Керангал вернулись из поездки во Владивосток влюбленными в Россию

Ги Гоффет и Мэйлис де Керангал вернулись из поездки во Владивосток влюбленными в Россию

Куплю домик в деревне

«Литературный экспресс» «Блез Сандрар», который отправился 28 мая из Москвы во Владивосток с делегацией французских писателей, завершил свой путь. Литераторы 16 дней путешествовали по Транссибирской магистрали, делая остановки в Нижнем Новгороде, Казани, Екатеринбурге, Новосибирске, Красноярске, Иркутске, Улан-Удэ. 15 июня 16 французов на самолете вернулись из Владивостока в Москву. В аэропорту «Домодедово» с путешественниками встретилась обозреватель «Известий», которая расспросила их о впечатлениях от поездки.

Ги Гоффет, поэт, прозаик, эссеист:

известия: Вы в интервью сказали моему коллеге Николаю Александрову, что у вас было некое идеальное представление о России. Какое именно?

ги гоффет: Изба среди снегов, огромные пространства, длинные дороги, тройка, запряженная в сани, и русский человек: сильный, крепкий, много пьющий. А еще женщины: нежные, внимательные, милые блондинки. Вот вы брюнетка, а я представлял себе блондинок.

и: Ну а на самом деле как оказалось?

гоффет: Я заметил, что есть и брюнетки, и блондинки, что в России не всегда идет снег. Очень зеленая весна, везде, кроме Иркутска, все утопало в зелени. Я никогда в жизни не видел столько берез.

Я родился в Лотарингии, в таком месте, которое называется «Точка зрения Сибири». И это станет заглавием одной из прозаических книг, которые я напишу, потому что теперь у меня есть точка зрения на Сибирь, на Россию. Хотя нужно будет еще вернуться сюда, «когда я буду хорошо говорить по-русски» /произносит фразу по-русски почти без акцента/.

и: Вы один из немногих, кто проделал весь путь от Москвы до Владивостока. Как менялась Россия в ваших глазах?

гоффет: Кроме Иркутска и Улан-Удэ и расстояния между ними, вся остальная часть России меняется мало. Деревни, маленькие домики с очень красивыми окошками, деревянными заборчиками и садиками - везде одни и те же. Эта картинка такого деревенского жителя, как я, радует. Города похожи друг на друга, но чем-то отличаются. Например, Новосибирск - промышленный город. Где-то больше домов, чем церквей, как в Новосибирске, Красноярске, Владивостоке. А в Нижнем Новгороде и Казани больше церквей, есть даже мечети. Они возвышаются над обычными жилыми зданиями.

и: Мне насплетничали, что вы тут присматриваете домик в деревне и желательно, чтобы в этом домике проживала ваша большая любовь.

гоффет: Домик пока не нашел. Но мне будут помогать его искать. Мне нужен домик в деревне, где бы я мог писать.

и: Где он должен находиться?

гоффет: Где-нибудь между Нижним Новгородом и Казанью. Или между Екатеринбургом и Иркутском. Там равнина и много деревень. И я надеюсь, что у меня будет русская большая любовь.

и: А почему вы так на меня смотрите?

гоффет: А почему бы нет? У вас красивые глаза, вы красивая.

и: Спасибо за комплимент и за беседу.

гоффет: /говорит по-русски./ До скорого.

Мэйлис де Керангал, романистка и путешественница:

известия: На каком этапе вы присоединились к коллегам?

мэйлис де керангал: В Новосибирске.

и: Солеными груздями в сметане вас успели угостить?

де керангал: Да! Это очень вкусно!

и: А еще какие у вас гастрономические впечатления от России?

де керангал: Самое большое первое впечатление - хлеб да соль. В каждом городе нас встречали женщины в традиционных костюмах со свежеиспеченным хлебом. Это очень вкусно. Еще у нас был замечательный обед на берегу Байкала. Там был копченый омуль.

Еще мы ели такой очень вкусный суп - солянка. Нам его в поезде в вагоне-ресторане подавали. В горшочке. С лимончиком. Потом были блины, пирожки, еще мы что-то монгольское ели - тоже очень вкусное.

и: Говорят, некоторые смельчаки в Байкале купались?

де керангал: /показывает на себя и энергично кивает./

и: Вы купались?!

де керангал: Я даже нырнула. Вода, конечно, была ледяная - пять градусов. Это было сильное впечатление. Но это был великий момент, вызов самой себе. Хотелось получить какой-то физический опыт.

и: Что вас больше всего поразило?

де керангал: Тайга. Это огромные пространства. Я живу в Париже, и мы, французы, не привыкли к таким просторам. Я даже не знала, что такие пространства могут существовать. Еще весна, буйство природы. Сибирская весна - это что-то потрясающее.

Да и сам поезд - очень необычное пространство, с одной стороны, мы перемещаемся, с другой - находимся в очень теплом узком кругу. Все клише о враждебной опасной Сибири отступают. И еще русские песни - у меня от них мурашки! Мы много пели и много слушали, как поют русские. Это необыкновенно!

Наталья Кочеткова