мобильная версия

Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям

127994, г. Москва,
Страстной бульвар, д. 5

Образовано 9 марта 2004 года
Указом Президента Российской Федерации № 314

Российская таможня пересмотрела международное соглашение и решила взимать пошлину за ввоз бумаги

Версия для печати
26 октября 2010 11:00

Источник: журнал «Итоги» от 25 октября

А ввоз и ныне там

Старания российского правительства по поддержке отечественного полиграфического и издательского бизнеса могут быть попросту сведены на нет. Было сделано многое, чтобы вернуть издателей на отечественную полиграфическую базу, — понижены таможенные пошлины, обещаны льготы по уплате единого социального налога. Поверив в господдержку, многие издательства предпочли печататься на родине. Оживилась и отечественная полиграфия. Все это перечеркнула внутренняя директива Федеральной таможенной службы /ФТС/, начавшей в одностороннем порядке взимать пошлину за ввоз бумаги. Причем практически со всех — даже с издательств и типографий, которые долгие годы были освобождены от ее уплаты в соответствии с Соглашением о ввозе материалов образовательного, научного и культурного характера /Флорентийское соглашение/. В ФТС объясняют происходящее необходимостью «обеспечения единообразного подхода к предоставлению льгот по уплате ввозных пошлин». Полиграфисты и издатели возмущены: получается, что таможня в одностороннем порядке пересмотрела существующий десятилетиями международный порядок ввоза товара, который, кстати, в России не производится.

К расследованию ситуации подключились Минкомсвязь и Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям /Роспечать/. Но пока суд да дело, ситуация складывается критическая. Как пояснил «Итогам» замгендиректора типографии «Пушкинская площадь» Андрей Сулейков, решение ФТС уже к весне грозит непредсказуемыми последствиями. Ведь за два кризисных года издатели и полиграфисты серьезно истощили фонды, чтобы удержаться на плаву, так что ресурсов на компенсацию новых миллионных убытков просто не осталось.

Таможенный сбой

Согласно Флорентийскому соглашению от таможенных сборов освобождается как сама печатная продукция, так и все, что необходимо для ее производства, — бумага, краска и т. д. Список длинный. Чтобы попасть в льготники, издатели и типографии исправно /пару раз в год, а то и раз в квартал/ получали в Роспечати соответствующие документы, подтверждающие цели, на которые пойдут импортируемые материалы. Все 15 лет /Флорентийское соглашение появилось в 1950 году, для России оно вступило в силу в 1994 году/ схема работала исправно. И вдруг — сбой: с отечественных типографий сначала на московских, а с прошлой недели и на питерских таможнях потребовали переделать документы. Мол, с этого товара теперь должна взиматься пошлина. Причем если на мелованную бумагу /для журналов/ она составляет 5 процентов, то на газетную — 15.

Более того, иностранные производители мелованной бумаги /российский ее аналог отсутствует/, два года державшие цены, также решили их поднять — на 10—12 процентов. Теперь к этим расходам добавляются и таможенные 5 процентов, которые вполне могут вернуться к пятнадцатипроцентной ставке /снижена она была только до весны 2011 года/. Да и пять процентов — это немало. «Мы ежедневно получаем несколько машин бумаги, — поясняет коммерческий директор типографии «Алмаз-Пресс» Михаил Баков. — Часть ее идет на производство журналов и раньше не облагалась пошлинами, а теперь это дополнительные расходы — в несколько миллионов рублей в месяц!»

При этом на ФТС не возымели действия представленные типографиями документы из Роспечати, подтверждающие льготы. Полиграфистам предъявили письмо под номером 01-11/46068 за подписью первого замруководителя ФТС В. М. Малинина. В нем предписывалось навести то самое единообразие в сфере импорта материалов и изделий.

Иными словами, у ФТС появилась своя трактовка Флорентийского соглашения. С их точки зрения ситуация выглядит так.

В Протоколе к Соглашению, в приложении «Н», оговорено освобождение от уплаты пошлин материалов «для производства книг, изданий и документов». Список тех самых «книг, изданий и документов» приводится в приложении «А»: печатные книги, печатные документы или доклады некоммерческого характера, каталоги фильмов, звукозаписей и любых других аудиовизуальных материалов просветительного, научного и культурного характера, карты и схемы, платы и чертежи, рекламные материалы с библиографической информацией. Причем определение «некоммерческого характера» ФТС распространила не только на доклады, но и на все пункты приложения «А».

А как же газеты и журналы? А они, как пояснили «Итогам» в ФТС, в приложении «А» не упоминаются! И потому под льготы не попадают. Более того: как выяснили «Итоги», ФТС теоретически может требовать оплаты сбора задним числом.

Таможня, как пояснили «Итогам» в ФТС, заметила несоответствие между существующим порядком и буквой международного соглашения еще семь лет назад. В 2003 году по ФТС было разослано соответствующее письмо за номером 01-06/25936, но разъяснялось это, как выразились в таможне, «менее подробно». И все эти годы служба регулярно направляла соответствующие материалы должностным лицам, указывая на несоответствие. Но реакции не было. Вот таможенники и решили навести порядок самостоятельно.

«Таможня не может делать это в одностороннем порядке», — убеждена исполнительный директор Гильдии издателей периодической печати Юлия Казакова. Ее слова подтверждает постановление правительства России № 795 от 6 июля 1994 года. В нем предписывается сделать все, чтобы Россия соблюдала букву Флорентийского соглашения, а пункт 3 прямо указывает ФТС действовать совместно с семью федеральными ведомствами /все поименованы/. То есть ФТС была просто обязана заручиться их согласием.

Но и это еще не все: может ли в принципе быть такое, что все эти годы российское правительство, в том числе таможенная служба, давало льготы тем, кто не имел на них права?

Трудности перевода

ФТС, мотивируя свои действия, ссылается на текст Протокола к Флорентийскому соглашению от 1976 года и приложений к нему. «Итоги» в свою очередь тоже ознакомились с текстами документов. Для начала небольшое отступление. Многие международные соглашения впоследствии подвергаются изменениям и дополнениям. Коррективы вносятся, как правило, отдельными протоколами. Эти протоколы иногда подменяют собой первоначальный текст, иногда — только дополняют. Как же обстоят дела в случае с Флорентийским соглашением? Ведь в приложении «А» Соглашения за 1950 год в числе льготников есть упоминание о «газетах и периодических изданиях», а в тексте появившегося через четверть века Протокола и приложений к нему их уже нет. Новый список — он лишь дополнение предыдущего или же его заменяет? Пункт 22 самого Протокола говорит об этом вполне четко: «Настоящий Протокол не изменяет Соглашения».

Но остается открытым вопрос о «некоммерческом характере» печатаемой продукции, на которую ссылается ФТС. Идет ли речь только о документах или обо всем перечне, зафиксированном в приложениях к Соглашению и Протоколу? Роспечать обратилась в МИД с просьбой прояснить ситуацию. И получила весьма дипломатичный ответ за подписью замглавы правового департамента Дмитрия Лобача, из которого сделать вывод о том, кто прав, а кто виноват, крайне сложно. Единственное, за что МИД высказался однозначно, так это за то, что при трактовке международных договоров нужно «обратиться к опыту иных участников Протокола», а также неплохо было бы изучить записи переговоров при разработке соглашения. ФТС, как нетрудно догадаться, в такие тонкости не вдавалась.

Издатели, не удовлетворенные таким ответом, готовы, по сведениям «Итогов», обратиться за помощью к международным экспертам в этой области. И не только они. По словам исполнительного директора Союза бумажных оптовиков Ольги Широковой, «ситуация однозначно несправедливая, так как ФТС приняла решение единолично и не предупредив, так что теперь нужно создавать межведомственную комиссию, а также обращаться к международным экспертам в области толкования такого рода документов, как Флорентийское соглашение». А пока решение не будет принято, говорят участники рынка, самовольное взимание пошлин со стороны ФТС надо прекратить.

Понимай как знаешь

По просьбе «Итогов» ситуацию прокомментировали и в Минкомсвязи, указав на приложение «А» к Соглашению /1950 года/ и на наличие в нем «газет и периодических изданий», «из чего следует, что предоставление льгот распространяется на ввоз материалов для производства на территории РФ периодических печатных изданий — в частности, на мелованную бумагу». Более того, Минкомсвязи называет в своем комментарии и письмо ФТС 01-06/25936 от 2003 года, где в числе «льготных» есть бумага, идущая на цели, перечисленные во Флорентийском соглашении.

Значит, нет разночтений? И с 2003 года до 21 сентября 2010 года внутри самой таможни текст Соглашения трактовали вполне однозначно? Почему же трактовка изменилась?

Вывод напрашивается один: таможня собирает дополнительные средства. Вот только как быть с обязательностью исполнения международных соглашений? Не говоря уже о проблемах двух смежных отраслей — типографского и издательского бизнеса.

По словам Юлии Казаковой, в конечном счете все расходы лягут на читателей. Но помимо этого у ситуации есть и еще последствия. По словам Андрея Сулейкова, действия ФТС могут вернуть издательства к дням минувшим, когда большинство российских журналов печаталось за рубежом. Ведь ввоз готовой продукции пошлиной не облагается! «Россия лишится части налогов, рабочих мест, а в перспективе, если исход издательств будет массовым, еще и целой отрасли», — убежден Сулейков.

А такое вполне возможно. Как стало известно «Итогам», количество потенциально обсуждаемых контрактов с западными полиграфистами возросло за последний месяц в разы. Так что от отечественных типографий деньги будут уходить к финнам, полякам и немцам. И первыми «исход» начнут ежемесячные издания, благо их цикл позволяет сделать это вполне безболезненно.

А что же читатели? Для них, как нетрудно догадаться, повысятся цены: типографии и издательства просто не в состоянии компенсировать из собственных средств свалившиеся на них расходы — имевшиеся ресурсы серьезно подточил кризис. Так что, по подсчетам экспертов, цены на газеты и журналы подрастут. Казалось бы, ненамного — рублей на 10—15, но если для «глянца», стоящего сто и выше рублей, это не так существенно, то для общественно-политических еженедельников это удар, который не все издания смогут выдержать.

Правительство затратило столько усилий для возвращения издательств на отечественную полиграфическую базу, а таможня своими действиями их фактически обнуляет. Быть может, ФТС послушалась недоброго совета? Ведь известно, что, несмотря на отсутствие в России производства мелованной бумаги нужного качества, в стране еще сильно лобби, ратующее за сохранение высоких пошлин на импортируемую бумагу: мол, рано или поздно производство такой бумаги появится. Весной этого года лобби пришлось отступить, и пошлины были снижены с 15 до 5 процентов. Естественно, с сохранением льгот — в соответствии с Флорентийским соглашением.

История начинается сначала? Только на сей раз издатели могут и не вернуться...

Екатерина Акопова