мобильная версия

Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям

127994, г. Москва,
Страстной бульвар, д. 5

Образовано 9 марта 2004 года
Указом Президента Российской Федерации № 314

Интервью Михаила Сеславинского журналу «Книжная Индустрия»: «Мы должны гарантировать интеллектуальное будущее российской нации»

Версия для печати
07 февраля 2011 09:00

Источник: Pro-Books.ru

Руководитель Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям подводит итоги 2010 года для отечественного книжного бизнеса.

Подошёл к концу очередной год, который был на редкость насыщенным. Год великих юбилеев, год больших культурных событий, год извержения вулкана и чемпионата мира по футболу, год небывалой засухи и лесных пожаров, а под занавес ещё и «ледяного дождя» – таким запомнится этот год россиянам.

А чем запомнится ушедший 2010-ый книжникам? Был ли он каким-то особенным, и если да, то какую эстафету он передаст наступающему второму десятилетию XXI века?

Об этом журнал «Книжная Индустрия» пообщался с руководителем Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям Михаилом Вадимовичем Сеславинским.

– Михаил Вадимович, 2010 год стал годом оживления российской и мировой экономики, годом выхода из состояния рецессии. А в книжной отрасли окончания спада, начавшегося в 2009-ом, даже не наблюдается. Прошедший год был закончен даже хуже, чем кризисный 2009-ый: по предварительным оценкам, впервые за 8 лет в стране произошёл спад числа выпущенных названий книг. Что на Ваш взгляд, стало причиной такого отката назад и когда ждать восстановления?

– Когда в стране начался кризис, многие обратили внимание на то, что в первые его месяцы наша отрасль не только не снизила свою активность, но напротив, показала самые высокие результаты развития за последние годы. На книжный рынок кризис пришёл «с опозданием» примерно на полгода. Это позволило экспертам говорить том, что книжная отрасль обладает определённой инертностью. И поэтому когда в начале 2010 года в экономике страны началось оживление, многие стали ждать скорого восстановления и книжного бизнеса – активизации книжных продаж, от которых, в свою очередь, зависит и объём выпуска литературы. Однако, к сожалению, надежды, возлагавшиеся на прошедший год, себя не оправдали. Но случилось это не по вине книжников: летняя погодная аномалия сорвала планы издателей и книготорговцев на выход из затяжной стагнации: объём реализации практически не вырос, книжный выпуск снизился. Небольшое облегчение принесли рождественско-новогодние продажи 2010/2011 года, которые, я надеюсь, дадут толчок пусть не к очень скорому, но всё-таки восстановлению рынка.

– Завершение 2010 года – это не просто окончание очередного года, это завершение целого десятилетия. Какие, на Ваш взгляд, главные итоги уходящей декады для российской книжной отрасли? Какие проекты Роспечати Вы считаете наиболее успешными и какие Агентство планирует реализовать в 2011 году?

– На мой взгляд, прошедшее десятилетие для российской книжной индустрии было весьма успешным. В два с половиной раза – и это несмотря на кризис – вырос книжный выпуск в стране. Издательский рынок, ещё в конце 1990‑х имевший признаки «дикого», в это десятилетие «остепенился» и стал цивилизованным. Во многом я это связываю с профессиональной зрелостью наших отраслевых ассоциаций, и в первую очередь – Российского книжного союза, который в нынешнем году отметит свой первый «круглый» юбилей.

Несомненным успехом прошедшего десятилетия я считаю то, что именно в эти годы российская книга вышла и прочно утвердилась на мировой ярмарочной арене. Наша страна провела полтора десятка мощных презентаций национальной литературы на ведущих мировых книжных форумах. Из проектов последнего года считаю успешным возвращение нашей книги на Ближний Восток и на Кубу, а также удачное проведение книжных мероприятий перекрёстного Года Франции в России и России во Франции, начавшееся на Парижском книжном салоне в марте и окончившееся на ярмарке интеллектуальной литературы non/fiction в декабре в Москве. Наконец, созданы предпосылки для выхода российской книги на англо-американский рынок, и уже в апреле нынешнего года Россия станет Почётным гостем Лондонской книжной ярмарки.

Кроме того, 2011 год объявлен Годом российской культуры и русского языка в Италии и Годом итальянского языка и итальянской культуры в России. Поэтому на 2011 год нами запланировано участие сразу в двух итальянских книжных ярмарках – Ярмарке детской книги в Болонье и Туринской книжной ярмарке, где наша страна, как и в Лондоне, выступит в статусе Почётного гостя.

– В ноябре 2010 года книжная отрасль подвела итоги первого этапа реализации Национальной программы поддержки и развития чтения, которую четыре года назад Вы совместно с президентом Российского книжного союза С. В. Степашиным подписали на Санкт-Петербургском книжном салоне. Скажите, Вы довольны результатами реализации первого этапа Программы? Какие самые главные, на Ваш взгляд, её итоги и какие её дальнейшие направления?

– Главный итог, наверное, заключается в том, что книжное сообщество, наконец, осознало необходимость пропаганды чтения всерьёз. Ещё пять-семь лет назад многим приходилось доказывать, что работа по пропаганде чтения – это не прихоть, не бессмысленно выброшенные деньги, а единственный путь к сохранению «читательского ядра» нашей страны и путь к его воспроизводству, от которого зависит дальнейшая судьба всей книжной отрасли.

Но в условиях ежегодного наращивания выпуска издательской продукции и роста объёма рынка мало кто из книжников до поры до времени предполагал, что так будет не всегда. И не было бы счастья, да несчастье помогло. Случился кризис, который принёс вместе с собой и падение покупательского спроса, и снижение читательской активности, и затоваривание, а для некоторых – и разорение. И сейчас уже трудно встретить человека, который бы не понимал важность такой работы, как пропаганда чтения и воспитания нового поколения читателей.

Результатом реализации первого этапа Программы я вполне удовлетворён. За четыре года в России создана сеть центров чтения, ежегодно в разных уголках страны проходят десятки мероприятий в поддержку чтения, среди которых – книжные выставки, ярмарки, фестивали... Приобрели общероссийское звучание проводимые в стране книжные конкурсы, литературные премии.

В то же время прошедшие четыре года сильно изменили рынок. На этот небольшой отрезок времени пришлась так называемая «электронная революция», с которой связано бурное развитие рынка электронных книг, появление электронных библиотечных систем. Думаю, что в ближайшие годы давление электронной книги на печатную только усилится. А это значит, что нас ожидает перестройка, смена форматов читательского восприятия текста. Поэтому именно сейчас издателям нужно не упустить эту смену форматов чтения и выработать новые способы его продвижения. Настало время проведения исследований, связанных с изучением читательских предпочтений потребителей электронных книг, выработки методик работ с «новым» читателем.

– Недавно в Россию приезжал президент компании Nielsen Book г-н Джонатан Новелл, который на встрече в Федеральном агентстве рассказал российским издателями и книготорговцам о преимуществах использования системы мониторинга книжных продаж и внедрения Международного стандартного текстового кода /ISTC/. Как Вы считаете, позволит ли система, подобная Nielsen Book, заполнить информационный вакуум, царящий сегодня на книжном рынке, оптимизировать информационный обмен между его участниками? И что нужно для того, чтобы такая система была внедрена в России?

– Книжная индустрия – это часть российской экономики, и развивается она в соответствии с законами последней. Поэтому очевидно, что для создания системы мониторинга продаж, основанной на открытости компаний, участникам рынка нужны стабильность российской экономики в целом, уверенность в завтрашнем дне, адекватная система налогообложения, государственная поддержка.

Но во многом внедрение такой системы зависит и от психологии самих издателей и книготорговцев. Мне кажется, всем просто не хватает смелости быть первым, кто откроет свои «карты» перед другими. В итоге – сегодня книготорговые компании стали заложниками собственной закрытости. Никто в стране не знает точного объёма книжного рынка. Вдуматься только: оценки различных экспертов расходятся между собой до полумиллиарда долларов! Я считаю, что выход из этой ситуации зависит от самих издателей и книготорговцев. Участники рынка должны договориться, как и по каким правилам они будут работать дальше.

Конечно, я уверен, что потребность издателей и книгораспространителей в упорядочении информационного обмена рано или поздно будет реализована. А что касается международных стандартных текстовых кодов, о которых Вы говорили, то Национальное агентство ISTC в нашей стране уже создано, причём Россия стала пятым государством в мире, где этот формат появился. Я считаю это серьёзным прорывом в будущее.

– Большим успехом 2010 года стала отмена ввозных пошлин на полиграфическое оборудование, бумагу и картон, не производимые в России. Готовит ли Агентство какие-нибудь ещё инициативы для поддержки книжной отрасли?

– Федеральное агентство по печати совместно с Российским книжным союзом и Гильдией издателей периодической печати уже не первый год добивается реализации целого пакета государственных инициатив, которые жизненно необходимы для существования отрасли печати в нашей стране. Среди них, в частности – снизить льготную ставку НДС до уровня 5% на все виды доходов, которые получаются от производства и реализации печатной продукции, а для детской и учебной литературы установить НДС по ставке 0%; включить книготорговые предприятия страны в перечень социально значимых объектов и другие. К сожалению, эти инициативы не были услышаны во время финансово-экономического кризиса, что привело к резкому спаду книжного производства в последние полтора года. На круглом столе «Законодательные инициативы в сфере издательской деятельности и полиграфии», состоявшемся 8 ноября 2010 года в Государственной Думе, мы вновь заявили о необходимости государственной поддержки книгоиздания как интеллектуально- и культурообразующей отрасли российской экономики. И сегодня мы работаем над тем, чтобы книжная индустрия получила так необходимые ей льготы от государства уже в 2011 году.

– Скажите, можно ли как-нибудь побудить местные власти к выделению в центрах российских городов специальных помещений под книжную торговлю и реализацию программ поддержки чтения и книжной культуры?

– Как Вы знаете, в советские годы было именно то, к чему мы сейчас стремимся: книжные магазины располагались на главных улицах и общедоступных местах в городе. В девяностых многие из них не выдержали экономических трудностей и были вынуждены уступить свои площади всевозможным бутикам.

Мне кажется, что сегодня возвращение книжной торговли в центры российских городов больше связано даже не с экономическими, а с политическими и административными факторами. Нам предстоит большая разъяснительная работа. Необходимо донести до местных органов власти, что инновация и модернизация, объявленные стратегическими направлениями развития нашей страны, невозможны без привития любви к чтению, работе с книгой с младых ногтей. И что открытие инновационных центров начинается с открытия новых книжных магазинов и центров книжной культуры.

– Михаил Вадимович! Все знают Вас как истинного ценителя книжной культуры и страстного библиофила, и даже тема недавно защищённой Вами диссертации была связана с редкой книгой. Мы от всей души поздравляем Вас с защитой и хотим задать вопрос: почему, как Вам кажется, сегодня проблема букинистической книги, букинистической торговли как будто бы ушла на второй план? О ней не говорят на выставках, конференциях, отраслевых мероприятиях. А между тем в советские годы букинистическая торговля играла весьма важную роль в системе книгораспространения. Скажите, с чем, на Ваш взгляд, связано такое невнимание к букинистической теме? Не модно или не актуально?

– На мой взгляд, тема букинистической торговли сейчас «не модна» среди книжников по многим причинам. В советские годы и сейчас на рынке наблюдается принципиально разная ситуация. Вспомните: несмотря на многомиллионные тиражи, на рынке свирепствовал книжный голод, и хорошую книгу было не достать. Библиофилы охотились за ней по всей стране, а очереди в книжные магазины занимались с вечера. Неудивительно поэтому, что в таких условиях у людей была потребность в книгообмене, и книга, попадая в повторное обращение, обретала вторую жизнь.

Что мы видим сейчас? Огромное издательское предложение. Свыше 120 тысяч названий книг в год – такого объёма книжного выпуска не знал даже Советский Союз, причём нынешнее издательское предложение гораздо более дифференцированно. Неудивительно, что сегодня многие издатели порой не могут распродать даже сверхмалые тиражи, хотя те же самые книги, появись они 20-25 лет назад, разлетались бы как горячие пирожки.

Поэтому той потребности в сети букинистических магазинов, которая существовала тогда, сегодня нет. Однако сказать, что издания прошлых лет совершенно вышли из повторного обращения, конечно, нельзя. Как и торговля новой книгой, букинистическая торговля использует новые формы книгораспространения – подержанная книга попадает в Интернет, на букинистические ресурсы, где и находит своего покупателя.

Правда, нельзя не видеть, что изменения коснулись не только форм книгораспространения, но и самой сути букинистической торговли. Если раньше букинистическую книгу в большей степени искали для того чтобы читать, чтобы с ней работать, то теперь акцент букинистики сместился в сторону коллекционирования. Чтобы со всем этим разобраться, на 2011 год мы запланировали проведение научно-исследовательской работы «Организация торговли антикварными и букинистическими книгами в России. Существующая практика и альтернативы».

– Мне кажется, эта тема настолько обширна и настолько не изучена, что её необходимо обсудить и в профессиональной среде. Порỳчите нашему журналу организовать на мартовской книжной ярмарке круглый стол «Букинистическая торговля в XXI веке»?

– Поручаю /смеётся/. Попробуйте.

– Спасибо! Тогда, пользуясь случаем, приглашаем Вас выступить на этом круглом столе!

– Ну и последний вопрос… Что бы Вы хотели пожелать российским книжникам в Новом году?

– Хочу пожелать издателям и книготорговцам стойкости, реализации всех намеченных планов, а главное – сплочённости. Не будем наивными идеалистами: наступающее десятилетие несёт в себе не только решение сегодняшних злободневных проблем, но и готовит много новых вызовов. И от того, как отрасль на них отреагирует, зависит её будущее. И я абсолютно убеждён: только в единстве мы сможем сохранить российскую книжную культуру, воспитать новое поколение читателей, а значит – гарантировать интеллектуальное будущее российской нации.