мобильная версия

Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям

127994, г. Москва,
Страстной бульвар, д. 5

Образовано 9 марта 2004 года
Указом Президента Российской Федерации № 314

На «Большой книге» «подвинули» нон-фикшн, а романы пропустили вперед – «Ведомости»

Версия для печати
26 мая 2011 11:00

Источник: газета «Ведомости» № 94 (2860) от 26 мая 2011 года

На традиционном литературном обеде в ГУМе был объявлен короткий список премии «Большая книга». Нон-фикшн подвинули, роман пропустили вперед.

«Романная лихорадка»

В этом и состоит главная новость нынешнего сезона. «На этот раз у нас получился фактически романный список», - сказал председатель экспертного совета писатель Михаил Бутов. Биографии, мемуары и эссе и прочая проза-док были сняты с дистанции.

В результате оказались отсечены несколько по-настоящему сильных и добросовестных биографий: Хемингуэя в исполнении Максима Чертанова, Гагарина - Льва Данилкина, Блока - Владимира Новикова. Не загрузили на корабль, плывущий в светлое завтра (первый приз - 3 млн, второй - 1,5 млн, третий - 1 млн руб.), и автобиографические книжки: задевающую нервной открытостью прозу Сергея Шаргунова «Книга без фотографий», рассказывающую о детстве нынешних сорокалетних, «Скунскамеру» Андрея Аствацатурова, писательские «записки на манжетах» Даниила Гранина.

Более ценным грузом экспертам показались «Орлеан» Юрия Арабова, «Синяя кровь» Юрия Буйды, «Остромов, или Ученик чародея» Дмитрия Быкова, «Горизонтальное положение» Дмитрия Данилова, «Хоровод воды» Сергея Кузнецова, «Большая книга перемен» Алексея Слаповского, «Легкая голова» Ольги Славниковой, «Игра в ящик» Сергея Солоуха, «Метель» Владимира Сорокина, «Письмовник» Михаила Шишкина.

В этом списке присутствуют несколько достаточно очевидных лидеров. В первую очередь - это Ольга Славникова. «Большой книги» в ее послужном списке пока нет, не говоря уже о том, что в финал Славникова вышла с очень емким, до холодного пота актуальным, но пока недооцененным романом - о механизмах государственного насилия, оправдывающих высокие цели средствах, о недоброй столице и ползущих по ее пробкам наследниках маленьких людей из русской классики. Не меньшие шансы на финал и у Михаила Шишкина (хочется надеяться, что уже полученная Шишкиным «вторая» «Большая книга» жюри не остановит). В короткий список этого года попал его условно эпистолярный роман «Письмовник». Над головами эпох и столетий в нем звучит каждым словом, вздохом и паузой убедительный диалог между Сашенькой и Володей, мужчиной и женщиной, Адамом и Евой. Не удивлюсь, если одним из призеров станет Сергей Солоух с «Игрой в ящик» ­ повествованием о математиках-аспирантах начала 1980-х, объемно передающим аромат времени, точно диагностирующим тогдашние соблазны, хотя и писанным слишком вязко, длинно, без заботы о читательском интересе. Не исключено, впрочем, что и танцующий свою зубастую чечетку на костях русской классики Владимир Сорокин тоже окажется в призерах.

Хочется надеяться, что романная горячка свалила «Большую книгу» вовсе не потому, что премия «Букер», вручаемая за лучший роман и до сих пор не обретшая спонсора, пока так и не объявила конкурса. Хочется верить, что экспертами руководило лишь похвальное желание меняться и, следовательно, двигаться вперед.

И короткий список, пусть и с оговорками, получился совсем неплох. Плохо другое: литературных премий у нас по-прежнему страшно мало. Настолько, что для иных авторов, причем вовсе не литературных ветеранов, наград буквально не осталось. В писательском венке Дмитрия Быкова есть и «Нацбест», и «Большая книга», а у Михаила Шишкина помимо этих двух еще и «Букер». Вот и приходится идти по второму кругу.

Майя Кучерская