мобильная версия

Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям

127994, г. Москва,
Страстной бульвар, д. 5

Образовано 9 марта 2004 года
Указом Президента Российской Федерации № 314

Вручена антипремия «Абзац»-2012

Источник: Книжное обозрение

В первый день работы XV национальной выставки-ярмарки "Книги России", в 12-й раз состоялась церемония вручения книжной антипремии «Абзац», которая присуждается книгам, не отвечающим требованиям современного книгоиздания.

Победителем в самой громкой номинации «Полный абцаз», которая присуждается «за худшее все» названа книга Джарон Ланир «Вы не гаджет. Манифест» (М.: Астрель, Corpus).

Лауреатами премии также стали:

  •  «Худший перевод» - Морис Дантек, «Призрак джазмена на падающей станции «Мир», (М.: РИПОЛ классик, пер. с французского А. Дадыкина)
  •  «Худшая редактура» - Лесли Дэниелс, «Уборка в доме Набокова» (СПб.: Азбука-классика)
  •  «Худшая корректура» - Никколо Амманити, «Я заберу тебя с собой» (М.: Иностранка, Азбука-Аттикус)

«Призёров» антипремии определил специальный экспертный совет на основании читательских мнений, присланных в редакцию газеты «Книжное обозрение».

Учредителем антипремии «Абзац» является газета «Книжное обозрение» и Генеральная дирекция Международных книжных выставок и ярмарок.

Мероприятие проводится при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Подробнее о книгах - лауреатах антипремии «Абзац»:

                                    «Худший перевод»


Морис Дантек, «Призрак джазмена на падающей станции «Мир» / Перевод с французского А. Дадыкина. М.: РИПОЛ классик, 2011

Русскоязычное издание уважаемого французского киберпанк-фантаста Мориса Дантека – пример отлично слаженной скверной работы переводчика и редакторов.

Да, главные действующие лица романа «Призрак джазмена на падающей станции «Мир»» – влюбленные, пораженные редким нейровирусом, – но это же не повод подселять в текст собственных чудовищ!

Феноменальный в своей сюрреалистической красоте техноляп – настоящий перл, в наши дни такое редкость: «Эйлер сидел на контейнере, прикрепленном к переборке станции при помощи обычныхой липучек, которые ые используютсяся для одежды или обуви».

После такого уже почти не удивляешься тому, как стилистически филигранно описан мыслительный процесс героев: «Я понимал, что она пытается воспроизвести перед мысленным взором недавний опыт в том виде, в каком она его пережила, с присущим этому видению ощущением реальности происходящего».

«До меня дошло, что в какие-то моменты мозг преподносит мне лучезарную истину по поводу определенной стороны окружающего мира или нас самих»

Любовь мутантов XXI века напоминает искушение святого Антония: «Я сорвал с Карен хлопчатобумажный свитер и спортивные брюки, движением стрелка из лука разодрал ее футболку, бюстгальтер лопнул под моими руками, и груди ринулись мне навстречу подобно двум резвым бесенятам – воинственным бесенятам в форме зарядов для миномета, я стиснул их руками, сжав достаточно сильно для того, чтобы упругие полушария встали на дыбы, а соски нацелились мне в лицо, будто наконечники стрел из плоти».

                                             «Худшая редактура»


Лесли Дэниелс, «Уборка в доме Набокова» / Перевод с английского Александры Глебовской. СПб.: Азбука-классика, 2011

«Уборка в доме Набокова» –милый и смешной женский роман, написанный – что нечасто встречается в дамской прозе – весьма оригинально и художественно. Ляпы в русском переводе тоже весьма забавные.

Анатомия персонажей очаровательна. Вот главная героиня в расстроенных чувствах: «Я повернулась и пошла по продуваемой ветром дорожке вдоль озера, где никто не увидит моего исковерканного лица».

Другой персонаж обладает «лбом как у плавсредства» – жаль, не уточняется, как у какого. Ведь у катамарана и, скажем, яхты лбы разные. Как и глаза, и щеки, и скулы…

«Кто бы это ни написал – а мы не узнаем, пока специалисты из «Сотби» нам не расскажут, – у него, чертяки, было великолепное ухо, просто гениальное».

Главная героиня выловила в озере кастрюльку. «От кастрюльки пахло машинным маслом; я оглянулась в поисках катера, на который могла бы его вернуть, но никаких катеров не обнаружила. Тогда я завернула его в полиэтиленовый мешок, который как раз пролетал мимо, и засунула в багажник своей развалюхи». Его – это масло, которым пахло от кастрюльки? Или героиня выловила кастрюльку-самца?

«Почитала еще Марджиных любовных романов. Они играли на мне, как на пианино, как на бабушкином любимом черном рояле»…

                                           «Худшая корректура»

Никколо Амманити, «Я заберу тебя с собой» / Пер. с ит. Екатерины Жерновой
М.: Иностранка, Азбука-Аттикус, 2011

Фантастический пофигизм корректора Е.Смирновой можно объяснить разве что отсутствием такового корректора в природе. Просто не верится, что живой, работающий с текстом человек смог бы так. Логику, по которой одни названия СМИ, торговых марок и музыкальных групп транскрибируются на русский, а другие нет, постичь невозможно. Имена героев весело мутируют: Ивана Дзампетти по ходу действия превращается в Ивану Зампетти, Мария Деллия – в Марину Делию, Мартина в Марину, Грациано Билья – в одном месте в Грациана, в другом – в Бидью, Джованни теряет где-то одну «н»… В том, как именно пишется название доисторического зверька докодонта – с «т» или без оного, корректор (если он был) так и не определился – и посему оставил оба варианта.

Кроме того текст «радует» множеством милых моментов в стиле «моя твоя понимай не»:
«Танцы – это полная дерьмо»;
«Он не будут мучиться»;
«Но что Морони мог делать вместе в Пьерини?»;
«Флора Палмьери чувствовала, что матери этого совсем не нравится»;
«Флора замечала это по многим мелочам, незаметных постороннему человеку…»;
«История с резюме он придумал только как предлог».

                                       «Полный Абзац»

Джарон Ланир, «Вы не гаджет. Манифест» / Пер. с англ. Михаила Кононенко.
М.: Астрель, Corpus, 2011

Джарон Ланир – эпохальная личность в истории компьютерных технологий. Это один из тех людей, благодаря которым мы знаем, что такое виртуальная реальность – в общем, один из тех, кто породил чудовище. Его книга «Вы не гаджет. Манифест» – боевая филиппика против коварных прелестей анонимных постов, цифровых облаков, искусственного интеллекта и веселых роликов на YouTube, незаметно, но стремительно меняющих нашу психологию и превращающих нас в симпатичные эффективные гаджеты. Русский перевод в своей ужасности восхитительно концептуален! Он уже с первых страниц наводит на мысли о Матрице, старательно пытающейся свести на нет обличительный пафос опасного издания. От ощущения, что книгу писал гаджет – причем собранный на коленке – отделаться практически невозможно. Чего стоят одни названия глав и подзаголовки:

«Или рассмотрим шахматы»; «Моральный императив создать безликую, насколько это возможно, Библию»; «Уничтожение встречи с судьбой»; «Случай пропавших выгодоприобретателей»; «Математика как произведение»; «Все приветствуют оболочку»; «Рассматривается судьба музыкантов в развивающейся цифровой экономике»; «Представлены альтернативы доктринерским идеям о цифровой экономике».

Текст, следующий за заголовками, представляет собой один большой вязкий кошмар:
«Если MIDI ужимает музыкальные выражения с помощью ограничивающей модели действий с клавишами на музыкальной клавиатуре, UNIX делает то же самое со всеми вычислениями, используя события алфавитно-цифровой клавиатуры».

«Раздражает в этом гаджете странный набор непредсказуемых задержек в пользовательском интерфейсе. Вы ожидаете ответа, чтобы нажать виртуальную кнопку, но его нет и нет. Возникает странное напряжение, и интуицию замещает нервозность».

«Файл – это набор философских идей, воплощенный в живой плоти. В число идей, выражаемых файлом, входит понятие того, что человеческий опыт может быть представлен в виде раздельных кусков, которые легко вообразить листьями абстрактного дерева, эти куски бывают разных видов и их надо сопоставлять с соответствующими программами».

«Было много разговоров о том, остаются ли человеческие существа особенными и не становятся ли компьютеры равными нам. Сегодня такого рода новости не попали бы на первые полосы газет – способ мышления искусственного интеллекта настолько вбит в человеческую голову, что эти новости выглядели бы устаревшими. Но способ подачи события в стиле искусственного интеллекта был неудачен».

«Если вы читаете что-то, написанное кем-то, кто использовал выражение «не замужем / не женат» в предложении собственного сочинения, вы неизбежно почувствуете первый намек на неуловимый опыт автора, нечто, чего нельзя получить из базы данных с множественным выбором».

«Тест Тюринга работает в обе стороны…»
«Как только речь заходит об авторстве, Кремниевую долину охватывает непреодолимая потеря слуха».

«Птица не может халтурить, когда поет, а человек может. Поэтому у нас есть экзистенциальная гордость халтурой».

«Ситуация с социальными сетями напоминает скопление абсурда. Идея рекламы до сих пор еще никому не принесла денег, потому что доллар рекламодателя, оказывается, эффективнее потратить на рекламу в поисковиках и на веб-страницах.

Если выручки так и нет, то странное применение идеологии «база данных как реальность» будет красить поколения по группам и романтическому опыту вовсе без цели».

«… журналисты независимой прессы, имеющие репутацию и авторитет, обеспечивают новости политики…»

«Их подвергли пыткам отвратительными аудио- и видеосозданиями…»

Добавляют прелести и чисто редакторские глюки : «Главную идею раннего устройства Всемирной паутины заняли другие – о центральной роли воображаемых сущностей и о том, что Интернет оживает и становится сверхчеловеческим созданием»;

«Еще в самом начале цифрового времени одной из знаковых идей о том, как могла бы – и должна была бы – функционировать культура в вычислительном облаке, состояла в том, что можно обойтись без денег…»

Интервью и комментарии:
Александр Набоков, главный редактор, «Книжное обозрение»
+7 (495) 799-03-53
nabokov@knigoboz.ru

По вопросам организации и проведения мероприятия обращаться:
Елена Медведева, PR-менеджер, «Книжное обозрение»
+7 (926) 247 55 56
elena.knigoboz@yandex.ru