мобильная версия

Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям

127994, г. Москва,
Страстной бульвар, д. 5

Образовано 9 марта 2004 года
Указом Президента Российской Федерации № 314

Когда человек переходит от детской литературы к взрослой?

Источник: Пресс-центр ММКВЯ

7 сентября современные писатели собрались на встречу «Первые сорок лет моего детства: в какой момент человек переходит от детской литературы к взрослой?». Инициатором дискуссии стал Центр поддержки отечественной словесности – организатор литературных премий «Большая книга» и «Книгуру». Модератором выступила Ксения Молдавская, координатор Всероссийского конкурса на лучшее литературное произведение для детей и юношества «Книгуру».

ya.ru

ya.ru

 
Участники разделились на «взрослый блок» и «детский блок» писателей. Они попытались понять, что же такое взрослая и что – детская литература, всегда ли существуют разграничения по возрасту? 
 
От «детского блока» первой выступила писательница Светлана Лаврова: она убеждена, что адресность книги – сложный вопрос, ведь очень часто психологический возраст сильно отличается от физического. Детский автор Андрей Жвалевский подхватил эту мысль: человек в процессе чтения отсекает всё ненужное и непонятное, так что возрастные ограничения, по его мнению, – глупость и неуважение к ребёнку. А Николай Назаркин признался собравшимся, что вообще стал детским писателем «по ошибке». Он хотел написать книгу для своих вполне взрослых ровесников о том, что чувствуют дети, подолгу находящиеся в больнице, – а получилась подростковая книга. «Видимо, чтобы объяснить что-то взрослым, нужно говорить с ними, как с детьми», – заключил он.
 
Ирина Лукьянова не только писательница, но и преподавательница литературы в школе. Она не понаслышке знает о «трудностях перевода», когда молодое поколение просто не понимает, как все программные классические произведения соотносятся с их собственной жизнью. «Все эти «акцизные чиновники» и «неверные жёны» невероятно далеки от народа», так что задача учителя – актуализировать классику, установить связь с нашей жизнью. И как пример упомянула знакомого бизнесмена, большого поклонника «купеческих» пьес Островского: тот со знанием дела утверждает, что за полтораста лет ничего не поменялось, всё те же повадки и фигуры…
 
Юрий Буйда пишет для взрослых, но особых различий между видами литературы не делает. Он считает, что важно не что читать, а как: ведь всё – в голове у читателя. Для него существует единственный принцип – чтобы было интересно, литература жива только в читателе, а не в писателе. 
 
Дмитрий Данилов, представлявший «взрослых», признался, что далёк от детской литературы. Когда сам он был ребёнком, то предпочитал познавательные книги. По его мнению, они помогают человеку быстрее перейти ко взрослой литературе. Также достойны внимания детские книги, которые интересны и взрослым, к примеру, Даниил Хармс. Тут дружно вспомнили, что многие авторы, признанные сегодня детскими, вовсе не были ими в своё время. Это и Александр Дюма, и Жюль Верн, и Финемор Купер, и уж тем более Свифт и Рабле, которых так любят пересказывать детям. Писатель и литературовед Евгений Водолазкин отметил, что сегодня по-прежнему виден переход произведений из взрослых в детские: такое явление показывает, что хорошие, вечные книги вполне доступны для детей. Он вообще убеждён в огромной важности детских книг: «В детстве мы проживаем много жизней, взрослея через литературу. Это и есть опыт: когда я в старшем возрасте сталкивался с проблемой, я благодаря книгам уже частично знал решение». Необходимо читать всё, что идёт в руки, а уж нужное произведение само тебя найдёт, считает он. Признав таким образом некую универсальность и детской, и взрослой литературы, писатели перешли к ответам на вопросы из зала. Авторам самых интересных тут же были вручены книги писателей – участников встречи.