мобильная версия

Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям

127994, г. Москва,
Страстной бульвар, д. 5

Образовано 9 марта 2004 года
Указом Президента Российской Федерации № 314

Беседа главы Роспечати с участниками Форума молодых писателей в Липках

Версия для печати
25 октября 2013 15:11

Источник: Вечерняя Москва

Разговор главы Роспечати с начинающими литераторами получился напряженным, и не всегда удобным. У писателей накопилось масса вопросов. Что будет с библиотеками, почему из городов исчезают книжные магазины, как поддержать культуру в преддверии подготовки к году культуры в РФ, почему крупнейший русскоязычный поэтический фестиваль проводят на в Москве, а в Киеве. Не всегда вопросы были "по адресу", не всегда Сеславинскому удавалось дать внятные ответы. Впрочем, истинного положения дел чиновник не скрывал, всячески подчеркивая: он, и форумчане - "люди одной крови". Глава Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям Михаил Сеславинский известен не только как чиновник, но и как писатель, а также букинист и хранитель раритетных книг.

 
Меньше выбора, меньше тиражей
Марк Твен сказал, что нет ничего печальнее зрелища молодого пессимиста. А потом подумал и добавил: разве что, кроме пожилого оптимиста. Мой возраст позволяет мне быть пессимистом. И в первую очередь это касается ситуации с книгами. Что бы мы ни делали – все равно происходит катастрофическое падение тиражей печатных изданий. За три года мы потеряли 25-процентов тиражей. И если еще в прошлом году мы пытались смикшировать ситуацию, рассказывая о том, что несмотря на падение тиражей увеличивается ассортимент печатных изданий, то в этом году мы вынуждены отказаться от этого утешения. Если прежде ассортимент действительно расширялся на полтора –два процента по наименованиям, то в этом году роста не будет. На книжном рынке спад по тиражам и по ассортименту книг.
 
Домашняя библиотека - враг книгоиздателя?
Ситуация неприятная, но не катастрофическая. Одним из объяснений может служить то почти в каждом доме библиотеки уже сформированы. От родителей нам наверняка остался книжный шкаф с собраниями сочинений классиков. Поэтому у большинства людей нет необходимости покупать отдельные томики или даже собрания сочинений классиков, выпущенные недавно. С другой стороны, собрания сочинений активно сдаются в букинистические магазины, поэтому любой желающий может купить их там. Особенным спросом на рынке пользуются издания пятидесятых годов на немецкой полиграфической базе с хорошей редактурой. Таким образом, издательство, решившее выпускать собрание сочинений, столкнется с невозможностью продажи априори. Соответственно нужна дотация, чтобы куда-то эти книги пристроить. Вспоминая Евтушенко, я сошлюсь на бесконечные споры с его проектом "Антология русской поэзии", который мы вели. У Евгения Александровича было четкое представление по поводу антологии. Он считал, что его уникальный продут с уникальной поэтической подборкой должен быть выпущен тиражом ну никак не меньше ста тысяч экземпляров. А еще лучше – пятьсот тысяч. Ну потому что нельзя же сделать миллион. Но реальность такова, что людей, которые придут в магазин и купят эту Антологию, – раз-два и обчелся. 
 
Как заложить в ребенка матрицу чтения
Сегодня книга, чтение, находятся в очень жесткой конкуренции с Интернетом. Я рос в 80 годы, когда конкурентов у чтения практически не было. Разве что, может быть, "Высокий блондин в черном ботинке", который шел раз в квартал или "Кабачком 13 стульев" по телевизору. Сейчас все по-иному. Современный подросток не очень хочет путешествовать с детьми капитана Гранта, его не увлекает Жюль Верн. Современный подросток не просыпается ночью и не кричит: мама, на меня напала пестрая лента. Позови папу, мне страшно... Нынешние дети сидят в Интернете, играют в видеоигры, смотрят блокбастеры. А приключения 19 века, которые были призваны заинтересовать подростка и привить любовь к чтению – не фурычат, как говорит моя дочь. Возникает вопрос, что делать.
 
Мне кажется, нужно с малых лет заложить в ребенка матрицу чтения. Чтобы ребенок помнил, как папа и мама читали ему в детстве. Образ родителей, читающих на ночь книгу, передается из поколения в поколение. Это то немногое, что работает безукоризненно. До сих пор выросшие дети пытаются воспроизвести это на своих детях. Они пытаются картинку сформировать с точностью до деталей, которые они помнят из своего детства. Именно поэтому пользуются большим спросом детская литература, выпущенная двадцать, тридцать и пятьдесят лет назад. Люди покупают идут в книжный и покупают букинистику с теми иллюстрациями, которые читали их родители. Все букинисты знают, как популярны книги издательства "Малыш" и "Детская литература". Кстати, на этом интересе многие наживаются. Например, старые издания "Тимура и его команды" переплетаются в дорогие кожаные переплеты, делают тиснение в виде звезды, избушки, какой-нибудь завалинки. И - продают, но уже не за сто пятьдесят рублей, а за три тысячи долларов.
 
Но я отвлекся. Возвращаюсь к тому, как привлечь интерес детей к чтению. После того как родители заложили матрицу, их функция на ниве пропаганды чтения заканчивается. Потому что дальше ребенок входит в другой этап. Здесь на первое место выходит школа, где есть курс русского языка и русской литературы. Современные учителя должны понимать, с чем конкурирует книга и в связи с этим пониманием адаптировать интерес ребенка к литературе. Это сложно. Поэтому учителем должен быть очень талантливый человек, который понимает, что преподносить материал нужно иначе, чем в 70-е годы. Я, например, считаю, что ребенку в пятом классе рано давать "Слово о полку Игореве" и даже русские былины. Но при этом я не считаю, что уроки должны превратиться в экшн и развлекаловку.
 
Компьютерные курсы для старушек важнее сцены в Мариинке
Я все больше думаю о теории малых дел. По моему глубокому убеждению, сегодня малыми делами можно достичь огромного эффекта. Я уже говорил о том, как побывал на Сахалине. В местной библиотеке я не встретил ни одного читателя, ни в одном книжном зале. Переполненной была только одна комната. Что там было, вы, наверное, догадались. Вай-фай и курсы компьютерной грамотности для пожилых. Глядя на наши федерально-целевые программы, наблюдая за подготовкой года культуры в РФ, я все больше понимаю важность этой теории малых дел. Когда небольшие точки притяжения становятся важнее и нужнее, чем вторая сцена Мариинки или гигантский театр, который стоят сейчас в Астрахани и который невозможно будет заполнить людьми. Мы погрязли в гигантомании, которая, в свою очередь, реализуется через лоббизм. В искусстве лоббизма хорошо поднаторели деятели культуры. Они строят себе вторую и последующие цены, обустраивают пятые творческие мастерские. Но я опять прихожу к тому, что многое зависит от семьи.
 
У меня в квартире 24 книжных шкафа, однако при всем этом изобилии моя десятилетняя дочка все равно ходит в центральную детскую библиотеку. Если не будет этой работы у родителей, то как бы ни помогали библиотекам, лучше не будет.
 
Мы с вами одной крови...
Легче всего адресовать чиновникам и министерству все проблемы. Но надо понимать, что мы находимся внутри сложного процесса. И надо видеть, что наша работа по пропаганде культуры высока. По телевизору регулярно идут программы с титрами "создано при участии Федерального агентства по делам печати и массовых коммуникаций". Это такие передачи, как "Жди меня", "Умники и умницы", "Спокойной ночи, малыши". На наши деньги существует весь канал "Культура". Мы создали единственную радиостанцию классической музыки "Орфей". Дивная станция. Ее слушает один процент радиослушателей.
 
Поэтому, друзья мои, если провести профессиональный разговор о том, как мы работаем, нужно понимать, чтобы мы ни делали, в двадцатый век не вернемся. Мне также трудно, как и вам. Я написал небольшую книжку рассказов, она вышла тиражом десять тысяч экземпляров, по ней снят фильм. Хороший фильм. Он прошел при государственной поддержке Министерства культуры. Фильм показали в сентябре, но я не думаю, чтобы кто-нибудь из здесь присутствующих его видел. Его показали лишь в двух кинотеатрах. 

Средства массовой информации не отражают реальной картины мира
Буквально на днях я вернулся из Санкт-Петербурга, где проходил очередной Форум средств массовой информации Северо-Запада. Выглядит это ужасно. Все отчетливее проглядывается общая тенденция: региональные СМИ развиваются на административный ресурс власти. Во время работы Форума я обратил внимание на то, что на каждом втором стенде размещен портрет губернатора. При этом, почему-то в левом углу. Если вы апеллируете к губернатору, вы хотя бы грамотно располагайте фотографию: повесьте в правый красный угол...