мобильная версия

Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям

127994, г. Москва,
Страстной бульвар, д. 5

Образовано 9 марта 2004 года
Указом Президента Российской Федерации № 314

Отраслевое законодательство: поиски баланса интересов продолжаются

Версия для печати
04 сентября 2014 10:45

Источник: Пресс-служба ФАПМК

3 сентября 2014 г. в рамках ММКВЯ журнал «Университетская КНИГА» при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям провёл круглый стол на тему «Законодательные инициативы и правовое регулирование книжной отрасли».

В рамках дискуссии ведущие эксперты и лидеры мнений обсудили наиболее актуальные вопросы, связанные с защитой авторских прав и предстоящей реформой системы обязательного экземпляра.

Очевидно, что активное развитие информационного пространства, расширение электронного сегмента, продвижение и реализация книг в Сети формируют новый правовой ландшафт рынка интеллектуальной собственности. Особую актуальность приобретают отдельные вопросы регулирования легального сегмента книжного рынка в Интернете, темы сохранения и доступа к современному контенту. В последнее время активно обсуждается ряд законодательных инициатив, связанных с регулированием авторских прав в Интернете. На рассмотрении в Государственной Думе РФ сейчас находится обновлённая версия «антипиратского» закона 187-ФЗ, расширяющая действие закона на книги, музыку и софт и предполагающая досудебную процедуру взаимодействия правообладателей и владельцев сайтов. Правообладатели связывают с ним серьёзные надежды по формированию и регулированию легального рынка книг.

Не сложилось однозначного мнения профессионального сообщества относительно поправок, принятых в IV части Гражданского кодекса РФ, и законодательных инициатив Минкультуры России в отношении реформы обязательного экземпляра.
Эти и другие вопросы рассмотрели эксперты в рамках круглого стола.

Елена Бейлина, главный редактор журнала «Университетская КНИГА», открывая первую сессию, напомнила, что 12 марта 2014 года Госдума РФ приняла в первом чтении законопроект № 458668-6 « О внесении изменений в Федеральный закон "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" и Гражданский процессуальный кодекс РФ (в части уточнения порядка ограничения доступа к информации, распространяемой с нарушением закона)», позволяющий защитить авторские права на все объекты интеллектуальной собственности. Во втором чтении документ был принят 4 июля 2014 года. Законопроект в нынешнем виде предусматривает распространение антипиратских норм на защиту в интернете всех объектов авторских и смежных прав, в том числе литературные произведения. Исключение сделано лишь для фотографий.

На этапе исполнения принятых судом по заявлению правообладателя обеспечительных мер владелец сайта, на котором размещен нелегальный контент, обязан удалить и принять меры по ограничению к нему доступа. Если владелец ресурса бездействует, хостинг-провайдер обязан сам ограничить доступ к информации.

Тем не менее, после этого прошла целая серия дополнительных обсуждений его текста и основных заложенных в него конструкций. Минкультуры России продолжает настаивать на установлении жесткого внесудебного порядка прекращения нарушения авторских и смежных прав, который позволит правообладателям обращаться с заявлением к владельцу ресурса о прекращении доступа к незаконно размещенному контенту и оперативно, без затрат на судебные издержки, блокировать нелегальный контент. Кроме того, предлагается установить штраф до 300 тыс. рублей для граждан, до 500 тыс. для индивидуальных предпринимателей и до 1 млн рублей для юридических лиц за несоблюдение обязанностей по блокировке незаконного контента. Интернет-сообщество выступает за смягчение таких мер.

Рассмотрение законопроекта в третьем чтении запланировано на осеннюю сессию.
Предполагается, что закон вступит в силу с 1 декабря 2014 года.

При этом главный юрист по интеллектуальной собственности РОСНАНО Виталий Калятин выразил сомнения в принятии этого документа в осеннюю сессию Госдумы: закон «сырой», в нем существуют лакуны, компромисса не найдено. Не сделано никаких шагов для того, чтобы решить проблемы, связанные с некачественной подготовкой текста закона. Эти «лакуны» могут быть использованы недобросовестными истцами и ответчиками для привлечения к ответственности и, наоборот, ухода от нее.

Однако руководитель АЗАПИ Олег Колесников считает правоприменительную практику 187-ФЗ достаточно эффективной по отношению к тем площадкам Интернета, которые «никому не принадлежат»: закон предполагает внятную процедуру, по которой сайт может быть заблокирован, т.е. появляется определенный инструмент влияния.
Позиция РАЭК, озвученная исполнительным директором ассоциации интернет-издателей Владимиром Харитоновым, сводится к тому, чтобы соблюдать баланс интересов, который может быть обеспечен, если принять закон, аналогичный американскому DMCA. 187-ФЗ, по мнению эксперта, закон неработающий, принятый лишь для того, чтобы «всех напугать»: в отношении видеоконтента закон работает так, что действительно становится сложно что-то найти на определенных сайтах российского происхождения, но при этом другие, в том числе «зарубежные» ресурсы продолжают пиратскую практику.

По мнению директора издательства «Юрайт» Сергея Дария, принятие 187-ФЗ серьезно облегчило бы жизнь издателям и правообладателям: даже при отсутствии книг как таковых в перечне объектов авторского права, подпадающих под действие закона, стало намного проще удалять с пиратских ресурсов нелегально размещенный контент.
Руководитель РАО «КОПИРУС» Василий Терлецкий отметил необходимость упрощенной процедуры досудебного регулирования. При этом, по мнению эксперта, абсурдным является введение штрафов, так как дальнейшее решение конфликта планируется в судебном порядке.

Обсуждая вступающий в силу с 1 октября 2014 ГК РФ, Генеральный директор РГБ Александр Вислый отметил, что принятие новой редакции ГК РФ обеспечило самое «прорывное» авторское законодательство в мире: у публичных библиотек появилась возможность оцифровки учебной и научной литературы старше 10 лет (с условием использования в стенах библиотеки, и, разумеется, без возможности копирования и получения прибыли), предоставления читателям возможности цитирования текстов. При этом то, что конкретно оцифруют библиотеки, должно определяться исключительно ББК. Таким образом, произведения Донцовой и Марининой в перечень библиотечных интересов не попадут. Не попадут в него по понятным причинам и книги по ИТ и генетике: скорость изменений в этих научных дисциплинах очень высока. Конечно, при этом существует немало «подводных камней»: не совсем понятно, что считать переизданием, малообъемным произведением. Не менее очевидна ситуация и с доступом к оцифрованным произведениям через виртуальные читальные залы.
Тем не менее порой очень сложно определить, какая литература является учебной, а какая художественной: книги, которые для одних являются предметом развлечения и времяпровождения, для других служат предметом научного исследования, например для культурологов, – заметила главный научный сотрудник Института Законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ Екатерина Чуковская.

Как отметил модератор второй сессии, начальник отдела книжных выставок и пропаганды чтения Роспечати Александр Воропаев, реформа законодательства об обязательном экземпляре обсуждается уже более года, но и в этом законопроекте Минкультуры России, издатели и библиотекари не достигли компромисса. Инициатива Минкультуры России по сокращению печатных ОЭ с 16 до 6 и введения трех электронных ОЭ пока не находит понимания в отрасли.

Как отметил заместитель генерального директора РГБ по библиотечной работе Александр Самарин, реформа законодательства об обязательном экземпляре давно назрела, пока ситуация непростая, но в принципе, по мнению эксперта, в предложениях Минкультуры нет никакого негатива, а электронные копии в любом случае необходимо сохранять в условиях информационного общества.

Позиция РБА по отношению к проблеме не изменилась: Ирина Эйдемиллер, секретарь Секции по формированию библиотечных фондов, считает документ непроработанным и несогласованным с профессиональным сообществом. Предложений ассоциации, по словам эксперта, не услышали. И.В. Эйдемиллер отметила, что в новом законе речь идет об ОЭ не только книжной продукции, но и других видов медиа: журналов, газет. Это огромный объем электронного контента на материальных носителях, обязанность по обработке, каталогизации и сохранению которого ложится на библиотеки. В очередной раз была отмечена необходимость доработки механизма доставки электронного экземпляра (разумеется не на материальных носителях, а по закрытым каналам), создания единого ресурса по его сохранению на базе РКП, а так же сокращение традиционного экземпляра до 9.

Генеральный директор правового бюро «Омега» Геннадий Уваркин представил результаты изучения общественного мнения по теме сокращения традиционного ОЭ, в соответствии с которыми мнения издателей относительно реформы разделились примерно поровну: около 40% из них считают, что существующую практику нужно сохранить, и столько же не против нововведений. По мнению эксперта, введение электронного ОЭ и сокращение печатных – это разные инициативы, которые нужно разделять. Г.Уваркин отметил, что необходимо прекращать практику комплектования библиотек за счет издательств, поэтому сокращение количества ОЭ – правильный шаг. Однако при этом сохранение культурного достояния в электронной форме тоже необходимо, требуется начать этот процесс.

К сожалению, исследование правового бюро «Омега» проводилось в летний период и экспертам не удалось опросить необходимое количество респондентов, для отражения объективной картины с серьёзной выборкой респондентов, поэтому Ирина Эйдемиллер выступила с инициативой проведения нового исследования.

Позиция библиотек, озвученная Юрием Черным (ИНИОН РАН) и Михаилом Левнером (БЕН РАН), сводится к тому, что в случае принятия нового закона организации вообще лишатся комплектования и вынуждены будут закрыть многие направления деятельности, поскольку зависят от ОЭ на 90%.

Дмитрий Буневич, ведущий эксперт-специалист Отдела печатных изданий и полиграфии Департамента государственной политики в области СМИ Минкомсвязи России, отметил, что его ведомство не считает законопроект полностью приемлемым, а в таком резком сокращении печатных ОЭ нет необходимости. Официальная позиция министерства: документ требует доработки, а всем заинтересованным сторонам нужно договариваться и находить баланс.