мобильная версия

Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям

127994, г. Москва,
Страстной бульвар, д. 5

Образовано 9 марта 2004 года
Указом Президента Российской Федерации № 314

Перспективы развития Национальной электронной библиотеки

Версия для печати
02 июля 2015 12:42

Источник: РКС

26 июня на  Московском фестивале «Книги России» состоялся круглый стол «Перспективы развития Национальной электронной библиотеки», посвящённый текущим проблемам и задачам этого ключевого для российских библиотек проекта.

В дискуссии приняли участие: статс-секретарь - заместитель министра культуры РФ Григорий Ивлиев, директор РГБ Александр Вислый, вице-президент РКС Олег Новиков, начальник отдела библиотек и архивов Департамента науки и образования Министерства культуры РФ Евгения Гусева, руководители крупнейших издательств, известные писатели, представители отраслевой прессы и компаний, развивающих и поддерживающих электронные библиотечные системы.
 
Напомним, что проект Национальной электронной библиотеки (НЭБ) стартовал более 10 лет назад.  На этапе становления и развития в нём участвовали РГБ, РНБ и ГПНТБ России, а читатели этих библиотек могли получить в электронном доступе любые оцифрованные материалы из их фондов. Четыре года назад подход к формированию и доступу к контенту НЭБ существенно изменился. Минкультуры России приняло решение о расширении существующего проекта, было привлечено несколько десятков новых участников, увеличены бюджеты. 
 
Общий объём средств, которые были вложены Минкультуры России в разработку программного обеспечения обновлённого варианта НЭБ составил около 400 млн рублей, аналогичная сумма была потрачена на приобретение прав. По итогам конкурсов разработчиком системы стала фирма «ЭЛАР», а выкуп прав осуществлялся АНО «Национальный библиотечный ресурс» (АНО «НБР»), которым за четыре года было подписано договоров почти на 40 тыс. наименований охраняемых произведений научной и образовательной тематики. Осенью 2014 года оператором НЭБ была объявлена РГБ. 
 
Следует отметить, что до последнего времени тема критериев отбора изданий в НЭБ и форматов доступа к ним не получала широкого обсуждения с экспертами книжного сообщества. Инициируемые открытые дискуссии ограничивались в большей степени технологическими аспектами и формами участия в этом проекте библиотек.   
 
В ходе состоявшегося обсуждения были затронуты такие важные темы как текущие результаты проекта, его эффективность, подходы к комплектованию НЭБ и форматы доступа к современным произведениям. 
 
По информации оператора НЭБ ресурс был запущен в промышленную эксплуатацию 24 июня 2015 года. В Правительстве в настоящее время рассматривается законопроект о НЭБ, который создаст для проекта необходимое законодательное регулирование. По мнению руководителей проекта, о его эффективности говорить в этой ситуации преждевременно, нужно чтобы прошло определённое время.
 
Александр Вислый: «В промышленную эксплуатацию система принята 24 июня 2015 года. Какой-либо показательной статистики использования системы мы пока за два дня не накопили.  Важно понимать, что НЭБ сегодня и завтра никакими ресурсами фактически не располагает и располагать не будет».
 
Григорий Ивлиев: «На сегодняшний день сложилась государственная информационная система по библиотечному делу. Любой гражданин России может воспользоваться данной системой, войдя посредством удалённого доступа и получив доступ к хранящимся в НЭБ информационным ресурсам. Система введена в промышленную эксплуатацию, зарегистрирована в соответствующих государственных структурах и доступна для пользователей. В системе есть условно открытая часть, доступная только для зарегистрированных участников. Введено такое понятие как «единый читательский билет». Его можно получить, записавшись в одной из библиотек-участниц НЭБ, которых на данный момент более тридцати. Есть возможность удалённой записи через портал госуслуг или через портал Национальной электронной библиотеки».
 
Экспертами РКС была высказана озабоченность тем фактом, что на проект уже израсходовано немало средств, вместе с тем, на данный момент нет ни согласованной и утверждённой концепции НЭБ, ни законодательного обеспечения, ни внятной политики комплектования и доступа.  До настоящего времени недостаточно очевидно, кто является целевой аудиторией проекта. В этой ситуации оценка эффективности использования государственных средств на НЭБ затруднена, поскольку нет прозрачных критериев эффективности отбора и использования. 
 
Олег Новиков: «Сейчас получилось, что в течение длительного времени, на непонятные цели в рамках непонятной, как нам кажется, концепции выделялись сотни миллионов рублей, которые распределялись непонятно кому. Во всяком случае читатели, авторы и издатели были от этого процесса отстранены. Сейчас у нас впервые завязалась такая дискуссия, о том каким должен быть проект, для чего он существует, каковы критерии успешности, как участвуют читатели в отборе книг для НЭБ? Государство, конечно, вправе решать, кому и на что оно выделяет деньги, но давайте посоветуемся с общественностью для чего государство эти средства выделяет. Пусть государство публично заявит для чего этот проект создаётся, какая литература там нужна. Должна ли там быть художественная литература или нет? А если это надо обсудить, то давайте создавать экспертное сообщество и эти вопросы обсуждать».
 
Серьёзные дискуссии вызвала методика комплектования НЭБ. В частности, было отмечено, что в настоящее время отсутствует нормативный документ, который бы регламентировал критерии отбора произведений для включения в НЭБ в соответствии с Указом Президента Российской Федерации № 597 от 07.05.12 по оцифровке 10% ежегодно издаваемых в России книг. 
 
Григорий Ивлиев: «Методика отбора утверждена мной как заместителем Министра культуры РФ. Библиотеки, правда, присылают к ней уточнения и дополнения. Мы пытались методику утвердить приказом Министерства культуры, но Министерство юстиции нам справедливо сказало, что для этого нужно утвердить для начала закон о НЭБ».
 
Следствием такого подхода стал факт приоритетного включения в НЭБ научных и образовательных изданий. Причём зачастую не являющихся актуальными и востребованными, так как список произведений, подлежащих включению в НЭБ формируется исключительно на основе данных о востребованности книг в Российской Государственной Библиотеке. По мнению экспертов книжного рынка, подобные данные не являются репрезентативными и не отражают реальные потребности населения страны, что подтверждается статистикой   книговыдачи в ряде областных и городских библиотек, подключённых к электронным книжным ресурсам.
 
Михаил Веллер: «Очевидно, что сложно себе представить человека, который придет в РГБ им. В.И. Ленина за книгой Дарьи Донцовой. Во-первых, она доступна для читателя в киоске рядом с домом, а во-вторых, она доступна для покупки в электронном виде. Но если мы говорим о создании НЭБ, то необходимо качественно представить книги и из раздела художественной литературы. Потому что это тоже информация. Качественная художественная литература относится к разделу постоянно и высоко востребованной в публичных библиотеках страны. Более того, качественная художественная литература относится к числу тех книг и той информации, через которую самовоспроизводится культура и без этого наше общество не может развиваться. И многие из этих книг без участия НЭБ пропадут.
 
Потому что многие из этих книг издавать большими тиражами и распространять по всей территории страны невыгодно. Также в НЭБ в обязательном порядке должна быть включена классика. И более того, даже на книги популярных авторов у граждан России не всегда есть деньги. И так как эти книги не содержат никакой запрещенной информации и не учат населению насилию и разврату, то наличие популярных книг в НЭБ не будет ничему противоречить. За ними, конечно, никто не пойдет в РГБ им. В.И. Ленина, но их будут читать, они будут востребованы и будут повышать популярность НЭБ как таковой, эффективность использования государственных средств. Это очевидно. И мне непонятно почему этого не было сделано раньше. Мне кажется, что наличие художественной книги в НЭБ не только естественно, но и необходимо».
 
Если рассматривать НЭБ как государственную информационную систему, призванную развивать чтение как элемент культуры в нашей стране, а не как подразделение Российской Государственной Библиотеки, востребованность произведений населением необходимо учитывать. В этой связи участники дискуссии сошлись во мнении, что целесообразно включать в ежегодный список отобранных для включения в НЭБ книг актуальные художественные произведения, публицистику, бизнес-книги, прикладную и детскую литературу в объёме 15-20% от общего количества книг в списке. Работу по формированию такого списка литературы для включения в НЭБ может взять на себя отраслевое объединение книжной индустрии – Российский книжный союз.
 
Григорий Ивлиев: «В этом году мы столкнулись с тем, что только библиотечных потребностей оказалось недостаточно и РКС предложил учесть их видение и понимание, какие книги могут быть востребованы в текущем году. Мы этот список отрабатываем, так как по нему было много споров и вопросов. Считаем, что такое совмещение двух подходов вполне разумно и позволяет учесть видение издателей и библиотек».
 
Не менее важной была отмечена необходимость учёта в НЭБ потребностей региональных издателей и читателей. 
 
Константин Чеченев: «НЭБ создаётся для всех. В том числе и для жителей регионов. Регион — это, конечно же, специфический выбор и востребованность книг. И важно, чтобы в НЭБ были представлены книги национально-регионального масштаба, которые может быть не так востребованы в федеральном масштабе, но которые важны для регионов. Все мы знаем о наличии малых народов в России и предоставляемым им преференциях, именно это позволяет им выжить и культурно самовоспроизводиться в нашем многонациональном государстве. Поэтому мы считаем, что в фонд НЭБ пусть и небольшой частью, но на ежегодной основе должны обязательно быть включены книги регионального масштаба, а также книги малых народов, национальных меньшинств. Для этого надо подключать к работе по формированию фондов НЭБ руководство субъектов Федерации, национальные и региональные библиотеки».
 
Участники дискуссии обсудили юридические условия договорного оформления приобретения авторских прав на включаемые в НЭБ произведения, их эффективность и целесообразность. Представители Минкультуры отметили высокую стоимость приобретения прав на востребованные произведения независимо от их принадлежности к жанру или какому-либо коду библиотечной классификации. А эксперты РКС высказывали обоснованное мнение, о том, что нет смысла тратить бюджетные средства на закупку авторских прав подавляющего большинства отбираемых произведений, так как они быстро утратят свою актуальность, целесообразнее было бы оплачивать доступ за каждое прочитанное произведение.  
При этом нельзя не учитывать и тот факт, что образовательная литература, особенно школьные учебники и учебные пособия для ВУЗов ежегодно обновляются, дополняются, совершенствуются и изменяются. Причём работают над учебниками целые коллективы авторов, то есть стоимость авторских прав на такие произведения существенно выше, чем для художественной и прикладной литературы. 
 
Елена Низиенко: «Учебник является константой, которую можно легко включить в фонд НЭБ. Несмотря на то, что самих школьных учебников, входящих в федеральный перечень, всего около 1 415 наименований, самих субъектов авторского права более 5 000 и с каждым из этих авторов заключается индивидуальный лицензионный договор.  Никто из издательств школьных учебников не пойдёт на отчуждение своих авторских прав. Более того, учебник обязан изменяться вслед за знанием. И как тогда, в случае отчуждения авторского права, мотивировать автора на ежегодную доработку такого учебника?  
 
Целесообразность отчуждения авторских прав в отношении учебников это вопрос, который нуждается в дальнейшем обсуждении. Это касается и вузовской и прочей учебной литературы, и образовательного контента».
 
Участники рынка отметили, что наиболее эффективным вариантом приобретения прав на учебный и научный контент могло бы стать не приобретение авторских прав на произведения, а предоставление через НЭБ доступа к произведениям, содержащимся в уже существующих на российском рынке электронных библиотечных системах. Это позволило бы снизить стоимость одной книговыдачи, а также увеличить ассортимент доступных через НЭБ книг с сегодняшних 40 тыс. наименований до 200-250 тыс., присутствующих на рынке.  
 
Обсуждая подобную модель комплектования представителями оператора НЭБ высказывались опасения, что при такой схеме формирования НЭБ, произведения не остаются в фонде библиотеки «навечно», а с истечением срока доступа к ЭБС, «пропадут». В свою очередь, тезис о необходимости оставлять оцифрованные литературные произведения в фонде НЭБ «навсегда» вызвал несогласие экспертов книгоиздательского сообщества в связи с очевидным нарушением модели взаимодействия издатель - писатель. Издатель не может предоставить лицензию на использование произведения на неограниченный период, поскольку сам приобретает права у авторов на срок от трёх до пяти лет. 
 
Олег Новиков: «Что нас как издателей беспокоит в рамках проекта концепции НЭБ, это то, что авторские права могут передаваться и сохраняться за НЭБ навсегда, что целью проекта является свободное хождение интеллектуальной собственности и её представление читателям. Это уже заявлено в проекте концепции, но с издательским сообществом это никак не согласовано. И в этом мы видим существенные риски для будущего издательского рынка. Думаю, что нам удастся эти моменты в рамках дискуссии преодолеть. Но желание выкупать авторские права навсегда, на наш взгляд, противоречит здравому смыслу, потому что мы понимаем, что книга с каждым годом, прошедшим со дня её издания, становится всё менее актуальной и ценной для читателя. Давайте обсудим этот вопрос и найдём те решения, которые будут приемлемы для заказчика, и которые будут отражать интересы всех участников процесса, включая читателей».
 
Представители оператора НЭБ и Министерства культуры России согласились рассмотреть предложения по возможным форматам подключения коммерческих ЭБС к проекту, отметив, что в НЭБ уже содержатся коллекции библиотек, участвующих в проекте, поэтому ЭБС также смогут стать  её участниками, предоставив свои ресурсы.
 
Александр Вислый: «По сути дела разговор идет о взаимодействии НЭБ с коммерческими агрегаторами современного контента. Моя точка зрения заключается в том, что большой разницы между агрегаторами контента и библиотеками-участниками НЭБ делать не надо. Надо выработать общие принципы предоставления контента в НЭБ. И на этих принципах кто вкладывает в НЭБ свой контент, не имеет разницы. Один важный момент – для конечного пользователя доступа к контенту НЭБ должен быть бесплатным, иначе НЭБ не будет библиотекой в соответствии с законом о библиотечном деле. А вот кто и как будет расплачиваться с поставщиком контента – это вопрос, который нам предстоит обсудить и решить…. Если будут предложены правильные схемы подключения коммерческих агрегаторов к НЭБ, то они будут нами рассмотрены».
 
По итогам круглого стола было предложено в рамках концепции НЭБ определить цели, задачи проекта. Выработать и утвердить критерии эффективности Национальной электронной библиотеки. В частности, были предложены следующие критерии:
 
a. Количество обращений к НЭБ за период со стороны граждан;
b. Количество книговыдач за период;
c. Стоимость книговыдачи;
d. Книговыдачи на 1000 человек населения регионов;
e. Доля наименований имеющих более 10 книговыдач за год.