мобильная версия

Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям

127994, г. Москва,
Страстной бульвар, д. 5

Образовано 9 марта 2004 года
Указом Президента Российской Федерации № 314

В ЦДЛ прошел вечер памяти Осипа Мандельштама

Версия для печати
15 января 2016 22:23

Источник: Елена Новоселова/РГ

"Не ограничена еще моя пора...". Этой строчкой о любви, которая сопровождала Осипа Мандельштамат даже в самую трудную минуту, назвали вечер, посвященный его 125-летию. Мероприятие прошло в Центральном доме литератора.

Фото: Олеся Курпяева/РГ

Фото: Олеся Курпяева/РГ

Вечер начался с гашения марки с профилем поэта. Завтра юбилейные конверты можно будет купить во всех почтовых отделениях страны.
 
Большой зал ЦДЛ давно, наверное, не переживал ситуаций, когда народ, которому не хватило мест: писатели, поэты, журналисты и обязательные участники поэтических вечеров - московские библиофилы, толпились в проходах. Приглашений было явно больше, чем возможностей усадить гостей. За это извинился перед присутствующими глава Роспечати Михаил Сеславинский:
 
- Здесь собрались люди одной крови: почитатели поэзии и творчества Осипа Манденльштама. - И пообещал, что все неудобства будут компенсированы замечательными стихами, которые прозвучат со сцены. К слову, в исполнении замечательных актеров Игоря Золотовицкого, Евгения Киндинова, Константина Райкина и Анатолия Белого.
 
Михаил Сеславинский вспомнил: на днях Наталья Солженицына рассказывала, как нашла старые листочки - любимые стихотворения запрещенного поэта, перепечатанные еще в юности.
 
- У каждого, наверное, найдутся такие листочки. У меня была красная тетрадочка, куда я студентом переписывал стихи Мандельштама в Ленинской библиотеке. А потом, наконец, пришла очередь знаменитого синего томика 1973 года. У кого есть такой дома? У трети зала. А я тогда его купить не мог: он стоил с рук 75 рублей, - продолжил заядлый библиофил Михаил Сеславинский, рассказывая анекдот времен безнадежного книжного дефицита о том, как на совещании в одном из горкомов партии всерьез обсуждали, кому можно было бы продать несколько томиков Мандельштама, поступивших в магазин.
 
Действительно, у каждого свой Мандельштам, у кого-то в тетради, у кого-то в воспоминаниях студенческой юности о бессоннице, Гомере, тугих парусах и спорах древнегреческих мужчин за внимание Елены.
Фото: Олеся Курпяева/РГ

Фото: Олеся Курпяева/РГ

  

Фото: Олеся Курпяева/РГ

Фото: Олеся Курпяева/РГ

  

Фото: Олеся Курпяева/РГ

Фото: Олеся Курпяева/РГ

    

Фото: Олеся Курпяева/РГ

Фото: Олеся Курпяева/РГ

  

Фото: Олеся Курпяева/РГ

Фото: Олеся Курпяева/РГ