мобильная версия

Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям

127994, г. Москва,
Страстной бульвар, д. 5

Образовано 9 марта 2004 года
Указом Президента Российской Федерации № 314

Владимир Григорьев: Всего в Российской Федерации более сотни языков имеют свою письменность. 60 из них имеют литературу

Версия для печати
21 апреля 2017 21:12

Источник: https://otr-online.ru/programmi/segodnya-v-rossii-27580/podderzhka-natsionalnih-literatur-68022.html

Заместитель руководителя Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям (Роспечать) Владимир Григорьев об издании Антологии современной поэзии народов России в программе "ОТРажение" на Общественном телевидении России. Эфир 21.04.2017.

Константин Чуриков: Ну а в ближайшие полчаса мы будем говорить о литературе народов России. Вообще о чем пишут современные поэты, современные писатели в нашей стране? О национальной культуре и о сохранении, кстати говоря, национальных языков. У нас в студии Владимир Григорьев, заместитель руководителя Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Владимир Викторович, здравствуйте.
Оксана Галькевич: Здравствуйте.
Владимир Григорьев: Добрый день.

Константин Чуриков: Сразу расскажите, что это за огромная книга…
Оксана Галькевич: Том такой серьезный.
Константин Чуриков: …лежит перед вами.

Владимир Григорьев: Принес вам книгу. Книга уникальная. Она уникальна не только потому, что она впервые появилась два дня назад, а потому что это первая попытка сделать антологию современной поэзии, написанной на языках народов Российской Федерации. Я вам даже больше скажу: это первая попытка вообще в истории даже Советского Союза сделать вот такую вот антологию. Антология вместила в себя 57 языков, 230 произведений, работало над ней 140 с небольшим переводчиков.

Оксана Галькевич: 230 произведений или авторов?
Владимир Григорьев: Ой, простите, авторов, да. И работали над ней почти 150 переводчиков. Заняло это все приблизительно полтора года, и вот эта книжка появилась. Эта книжка сделана на основе в общем-то огромнейшей работы, в ней приняло участие порядка 800 человек: это литературоведы, это сами поэты, естественно, редакторы, переводчики и продюсеры как на федеральном, так и на региональном уровнях. В принципе…

Оксана Галькевич: Владимир Викторович, а я правильно услышала, что это первое даже за советский период подобное издание? Нам-то казалось, что как раз в советское время была большая традиция и серьезная переводческая школа, традиция издания национальных авторов, переводов с национальных языков.

Владимир Григорьев: Бесспорно, традиция была, переводчики были, выходили различные издания, языки поддерживались. Но сделать такую энциклопедию языков народов Российской Федерация в одном томе, которые сочетает в себе, в общем-то, и литературу, и энциклопедию, поскольку здесь еще лингвисты сделали такой анализ развития языка и литературы на каждом языке – такого раньше не было даже в Советском Союзе.

Константин Чуриков: У меня лингвистический как раз вопрос. Далеко не все языки имеют письменность, если мы, в частности, говорим о языках народов России. Как быть с теми языками, где только устный формат?

Владимир Григорьев: Справочно: в Российской Федерации около 100 языков – чуть больше, чем 100 – имеют свою письменность. И 60 из них имеют литературу. Поэтому если уж обсуждать такие развитые языки, на каждом развитом языке литература имеется. И носителей языка может быть 2, 5 или 10 тысяч, но вот поддерживается литературная традиция, издаются журналы, учебники, даже газеты и поэтические сборники. И вот мы предприняли попытку собрать все лучшее, что есть на языках народов Российской Федерации, у которых есть поэзия, и представить поэтов из разных регионов, разных национальностей, разных вероисповеданий (здесь и буддисты, и мусульмане, и православные, и язычники), живущие как на севере, так и на юге. И вот такой замес народов и языков в одном томе.

Оксана Галькевич: У всего этого есть некая объединяющая идея? Страны объединяющая? Общее дело такое?
Владимир Григорьев: Объединяющая идея – это, конечно же, русский язык и русская культура. Это все народы, межнациональным языком общения которых между собой является русский язык. Поэтому, конечно же, они бы все хотели, чтобы они были переведены на русский язык и были бы доступны и узнаваемы в других регионах Российской Федерации. И как говорил в свое время Осип Мандельштам, "каждый из них своего переводчика ждет".

Оксана Галькевич: Владимир Викторович, а как этих людей находили? Ведь вот есть таланты, люди, которые замкнуты, так скажем, в своем творчестве, в определенные рамки, не могут выйти, может быть, за пределы некой неизвестности.
Константин Чуриков: Своего региона.

Оксана Галькевич: Вот выйти на уровень страны – как их находили? Как работали с этим материалом?
Владимир Григорьев: Это, конечно же, очень интересный вопрос в том смысле, что по большому счету это такая творческо-лингвистическая общественная инициатива. Но без мощного государственного участия реализовать ее было бы невозможно. Поэтому проект с одной стороны государственный, потому что, имея государственную поддержку, удалось организовывать 47 редакционных советов по стране. То есть некоторые языки имели свой один редакционный совет, а некоторые редакционные советы, наоборот, отбирали из нескольких языков, как это было в Дагестане, например. Так вот 47 редакционных советов нужно было организовывать. Соответствующим образом нужно было дать импульс местным органам власти, чтобы они предоставили соответствующие помещения, собрали талантливых людей. И мы сделали федеральный совет, в который вошли эксперты высочайшего уровня (и лингвисты, и переводчики, и литературоведы) и 47 региональных. И вот эти вот 2 совета, координированные между собой, коммуницируя, подготовили своего рода методичку, словники, каким образом и что может быть использовано. И дальше пошел отбор. Мы бы хотели, чтобы национальные кадры и национальные в общем-то эксперты отбирали лучшее, что есть на своем языке. Вот этот отбор произошел. Дальше, конечно же, переводчиков с десятка-полтора языков сегодня уже качественных не существует, поэтому поэты записывали музыку своего языка, переводчики получали подстрочник и озвученный (по сути музыкальный) словесный ряд того поэтического произведения, которое переводилось.

Константин Чуриков: А, вот так даже.
Владимир Григорьев: Даже так.
Константин Чуриков: Какая сложная и интересная работа.

Владимир Григорьев: Ну да. Я вам скажу, что в Советском Союзе было приблизительно то же самое. Допустим, Расула Гамзатова переводили по подстрочникам. В общем, многих национальных поэтов переводили московские переводчики, используя подстрочник. Но просто подготовить высококачественных литературных переводчиков на 57 языков, которые живут и процветают в Российской Федерации, очень тяжело. И поэтому, собственно, и была сделана эта программа поддержки национальных литератур, которую мы запустили полтора года назад, и вот это первый продукт такой программы.

Оксана Галькевич: Владимир Викторович, у нас звонок, простите.
Константин Чуриков: Дмитрий из Ленобласти.
Оксана Галькевич: Давайте пообщаемся.
Константин Чуриков: Дмитрий, здравствуйте, вы в эфире.
Зритель: Здравствуйте. Можно говорить, да?
Константин Чуриков: Нужно.
Оксана Галькевич: Да, говорите, пожалуйста.

Зритель: Я горжусь тем, что живу в многонациональной стране. У меня очень много друзей разных национальностей. Я сам русский. У меня вопрос такой. Певец, композитор Константин Кинчев (группа "Алиса"), песня его "Неба славян" запрещена почему-то в эфире и в телевидении показывать ее, хотя многие ее знают, поют, даже строевая она есть во многих воинских частях. Мое мнение такое: татары пусть поют про свое небо, а славяне пусть поют про свое. Я не прав?

Константин Чуриков: Так, какое отношение прямое это имеет к нашей дискуссии?
Оксана Галькевич: Человек гордится тем, что он живет в многонациональной стране.
Константин Чуриков: Да мы все гордимся, естественно. Спасибо, Дмитрий.
Оксана Галькевич: Спасибо, Дмитрий. Мы тоже на самом деле этим гордимся. Вы знаете, нас здесь спрашивают, есть ли в этом сборнике, в этой антологии поэзии национальных языков переводы с чувашского языка?

Владимир Григорьев: Да, конечно.
Оксана Галькевич: Это прямой вопрос на нашем СМС-портале от телезрителей. Сергей интересуется.
Владимир Григорьев: И из Черкесского, и из Чувашского, и из Чеченского. То есть на "Ч" там, в общем, достаточно представлено.

Константин Чуриков: Можно вопрос? Когда вы сдавали вот эту антологию, специалистов по какому языку было сложнее всего найти? Чтобы мы просто понимали, какие языки нуждаются сегодня в срочной такой поддержке, в спасении, в помощи.
Владимир Григорьев: Ну вот вы знаете, допустим, что такое рутульский язык?
Константин Чуриков: Понятия не имею.
Оксана Галькевич: Рутульский?
Владимир Григорьев: Подозреваю, что вряд ли.
Оксана Галькевич: Просветите нас, пожалуйста. К стыду, конечно.

Владимир Григорьев: Это, в общем, один из литературных языков Дагестана. Есть языки, на которых зарегистрировано… У нас последняя перепись в Российской Федерации была в 2010 году. Так вот здесь представлены языки, на которых говорят 5, 10 тысяч человек, которым активно владеет 1 тысяча человек. Но тем не менее это наше национальное достояние и часть нашей общенациональной российской культуры. Допустим, мокшанский язык – выходит одна газета и одна антология поэзии, вы будете удивлены. Даргинский, кабардинский, каратинский…
Константин Чуриков: Это уже известные языки вы называете.

Владимир Григорьев: Каратинский вряд ли.
Константин Чуриков: Каратинский вряд ли. А можно взять том полистать?
Владимир Григорьев: Пожалуйста, я вам с удовольствием передам.
Константин Чуриков: Слушайте, любопытно, что там внутри.

Оксана Галькевич: Вы знаете, я заглянула в Интернет-версии в некоторые переводы – совершенно замечательная поэзия. Я бы даже сказала, что, вы знаете, всегда ждешь от подобных историй, что там будет какой-то, может быть, колорит национальный, аспект какой-то национальный. А это абсолютно общечеловеческие темы, никакого особого колорита – просто это все переведено на всем нам понятный русский язык. Поэзия сама по себе замечательная. Вот, вы знаете, у меня вопрос с инфраструктурой. Вот Костя уже коснулся момента с переводом и с переводчиками. Сложно было выстраивать, да, искать этих людей, снова восстанавливать связи с теми, кто занимался этим в советское время? Были научно-исследовательские работы, так или иначе это все поддерживалось. Вам пришлось фактически с нуля, или что-то вот еще оставалось, где-то теплилось?

Владимир Григорьев: Где-то еще работают союзы писателей, где-то сохранились какие-то секции литераторов. То есть какие-то… Как я вам сказал, мы пытались найти точки опоры в регионах и на этих точках опоры уже построить такое административно-продюсерское управление всем проектом. И получилось 47, как я уже говорил, региональных советов, которые и занимались отбором. Мы из Москвы не занимались отбором, мы собственно организовывали только сам процесс.
Оксана Галькевич: Свобода, полная творческая свобода всем этим 47…
Владимир Григорьев: Полная творческая свобода. Каждый народ, каждый язык выбирал то, что самое ценное, скорее важное было написано за последние 20-25 лет на этом языке.

Оксана Галькевич: Слушайте, а это очень сложно ведь скоординировать так или иначе такую масштабную работу? Как долго шла работа над проектом?
Владимир Григорьев: Ну… С появления – почти полтора года.
Оксана Галькевич: До издания, которое сейчас Костя в руках держит, да?
Владимир Григорьев: До выпуска, да.

Константин Чуриков: Я вот сейчас читаю как раз – здесь стихотворение Елены Коньшиной, коми-пермяцкий язык. В принципе, глядя на те или иные строки, ты понимаешь, как устроен этот народ, примерно понимаешь: что их волнует, что их интересует. "Дождик на улице, с неба дождинки землю питают, одна из них – я", – пишет Елена Коньшина. "Бабочки белые, с неба снежинки, в воздухе кружат, одна из них – я", – вообще такие интересные очень образы. Нас спрашивает зритель Андрей из Свердловской области: "Где можно заказать или купить эту книгу?"
Владимир Григорьев: Она появится на следующей неделе, я так понимаю, в московских магазинах, но в любом случае ее можно заказать в "Объединенном гуманитарном издательстве", называется оно "ОГИ", которое, собственно говоря, осуществляло этот издательский проект, готовило к изданию уже всю антологию.

Оксана Галькевич: Владимир Викторович, вы когда говорили о том, что требуется, понятно, на такой работе государственная поддержка.
Константин Чуриков: Я поставлю обратно, чтобы книгу было видно.
Оксана Галькевич: Проект государственный. Мне показалось, может быть, с некой грустью прозвучало, потому что это, видимо, какой-то частной поддержки, инициативы, инвестиций не находит, а это дело-то достаточно серьезное.

Владимир Григорьев: Вы понимаете, наверное, можно поискать и частные инициативы, и поддержку, особенно в более-менее благополучных регионах. Но все дело заключается в том, что есть, скажем так, языки, которые, как я уже говорил, представлены совершенно небольшим количеством людей. Может быть, на нем пишет 2-3 человека. Это очень тяжело искать такую частную предпринимательскую инициативу, которая могла бы это поддержать.
Оксана Галькевич: Хорошо.

Владимир Григорьев: И вторая вещь, которая очень важна, что в принципе этот проект вызвал такой энтузиазм, такой общественный резонанс и такое желание включиться в работу у сотен людей, что понятно было: средства государственные не были затрачены на людей, которые занимались отбором, которые занимались по сути составлением таких фундаментальных статей литературоведческих, описательных. Все, что связано с энциклопедичной антологией, по сути было общественной инициативой. И это такой, знаете, социально-инженерный эффект от этой антологии: перемешивание разных культур, перемешивание разных языков, разных людей с различными образами жизни в одном издании.

Константин Чуриков: Интересно действительно понимать менталитет другого народа – исходя из чего они воспринимают этот мир, как они смотрят на тот же самый мир?
Оксана Галькевич: Которые в то же самое время едины.
Константин Чуриков: У нас есть звонок – Хызыр, Республика Кабардино-Балкария. Здравствуйте, Хызыр. Говорите, пожалуйста.
Зритель: Есть ли перевод с балкарского языка в этой книге?
Владимир Григорьев: Да, есть. Конечно, есть.
Зритель: И кто поэт?
Владимир Григорьев: Ну я так затрудняюсь сказать, но могу открыть.
Константин Чуриков: Это нужно оглавление открыть, прочитать.
Владимир Григорьев: Могу открыть оглавление и найти вам…
Константин Чуриков: Хызыр, скажите, пожалуйста вы…
Оксана Галькевич: …интересуетесь поэзией на балкарском языке или, может быть, сами пишите?
Константин Чуриков: Вы на балкарском поэзию вообще видели, читали?
Владимир Григорьев: Я зачитываю: балкарский язык – Танзиля Зумакулова, Ахмед Созаев…
Зритель: Знаю, знаю.
Владимир Григорьев: Муталиб Бипаев, Аскер Додуев и Мухтар Табаксоев.
Зритель: Знаю.
Константин Чуриков: И вы до сих пор читали как раз их произведения, стихотворения как раз-таки на родном языке своем, да?
Зритель: Да.
Константин Чуриков: Понятно, спасибо за ваш звонок.

Оксана Галькевич: Вы как, одобряете выбор комиссии авторов для вот этой балкарской части?
Зритель: Честно сказать, для балкарской части можно было бы основоположника балкарской литературы Кязима Мечиева и одного из самых знаменитых поэтов Накулиева.

Владимир Григорьев: Вы просто пропустили: я говорил о том, что мы подготовили только то, что было написано за последние 25 лет.
Константин Чуриков: Современное.
Владимир Григорьев: Это современное.
Оксана Галькевич: Спасибо.
Константин Чуриков: Наш спрашивают зрители из Амурской области: "А есть ли диск с аудио-версией этих стихотворений?" Чтобы послушать музыку языка самого.
Владимир Григорьев: Да, это готовится. Мы сделаем специальный сайт, который будет запущен, я так думаю, где-то уже летом, где мы разместим, конечно же, и аудиоверсии. Кроме того, я приглашаю всех на Красную площадь 3 июня, когда стартует книжный фестиваль "Красная площадь". На Красную площадь съедутся все эти поэты, и будет такой многочасовой марафон…

Оксана Галькевич: Все поэты приглашены? Все 230? Будет презентация?
Владимир Григорьев: Приглашены, но я думаю, что человек 50-60 приедет, и мы презентуем эту антологию, да. И будет живое чтение живых стихов.
Оксана Галькевич: Скажите, пожалуйста, Владимир Викторович, вот все-таки, когда мы говорили о какой-то поддержке не только государства. Хорошо, у нас есть издательства в стране самые разные, есть в том числе в национальных республиках тоже свои издательства. Интерес какой-то вы почувствовали там? На вас выходили люди, вопросы задавали? Может быть, есть какая-то инициатива издавать это, может быть, чуть в другом формате, но тоже издавать? Чтобы все это не осталось в единственном виде вот в таком вот издании.
Владимир Григорьев: Несомненно, есть интерес. Я вам даже больше скажу, что удивительно родился параллельно с подготовкой этого издания еще один проект. Многонациональные, скажем так, образования и объединения очень просили сделать антологию современной русской поэзии, чтобы она была переведена на национальные языки.
Оксана Галькевич: Да, слушайте, очень интересно это, да.
Владимир Григорьев: Вот такой вот интересный проект сейчас уже разрабатывается. Кроме этого издания, как я уже сказал, будет еще следующим томом детская литература народов Российской Федерации и потом проза.
Оксана Галькевич: Драматургия?
Владимир Григорьев: Мы еще думаем о драматургии.
Константин Чуриков: Если будете переводить книги наших российских поэтов, которые на русском пишут, на языки других народов России, то вот тут Юрий из Балашихи уже не одно сообщение присылает – говорит: "А представлены или могут ли быть представлены в подобной книге поэты из Московской области, особенно из Балашихи?" Юрий, мы вот, честно говоря, не знали – вы нам напишите.
Оксана Галькевич: Знаете, если мы еще по районам Москвы пойдем, в принципе…
Константин Чуриков: А почему нет? Спрашивает Петербург – вопрос немаловажный: "Сколько примерно будет стоить эта книга?"
Владимир Григорьев: Затрудняюсь ответить. Но я думаю, что где-то от 500 до 600 рублей.
Оксана Галькевич: Как видно, в общем, из этого богатого оформления.
Владимир Григорьев: Я вам скажу, что первый тираж пойдет, конечно, по библиотекам, авторские копии уже все расхватывают: звонят регионы и просят срочно им выслать. И в продаже на следующей неделе появятся.
Оксана Галькевич: Вы знаете, я вот полистала, посмотрела эту книгу замечательную, но у меня сразу родилась знаете какая идея? Жизнеспособная она или нет – хочется карманный формат в метро. Я понимаю, что, конечно, вся антология не поместится.
Владимир Григорьев: Сделаем вам аудиоформат.
Константин Чуриков: Чтобы в наушники – в наушники-то поместится.
Оксана Галькевич: У нас звоночек прозвучал – Нурлан из Дагестана. Нурлан, здравствуйте.
Зритель: Здравствуйте, добрый день. У меня такой вопрос автору: каких… поэтов он в этой книге описывает?
Константин Чуриков: Еще раз, еще раз, подождите, плохо слышно.
Оксана Галькевич: Какие поэты?
Зритель: … поэты в этой книге есть?

Оксана Галькевич: Азербайджанские поэты – мы правильно услышали?
Зритель: Да-да-да.
Владимир Григорьев: Азербайджанский язык в общем-то язык самостоятельного государства, поэтому мы исходили из того, что мы публикуем здесь языки, которые… Если вы говорите про азербайджанские языки дербенцев – есть такой язык…
Зритель: Да-да-да.
Владимир Григорьев: …то вот он представлен. То есть поэты вас интересуют? Я должен посмотреть, я так не помню.

Оксана Галькевич: Посмотрите, пожалуйста, человек звонит.
Владимир Григорьев: И я сразу извиняюсь: я не автор, я, в общем, возглавляю редсовет и как-то так координирую этот проект.
Константин Чуриков: Куратор.
Владимир Григорьев: Сразу вам говорю: Тагир Салех, Ферхандин Гарибсес и Зейнеб Дербендли. Трое.
Константин Чуриков: Знакомы вам такие имена-фамилии, Нурлан?
Зритель: Да-да-да, слышал.

Константин Чуриков: Хорошо, спасибо за ваш звонок. Вы знаете, абсолютно гениальную идею подает наш один зритель из Амурской области (или зрительница): "Будет ли такой же сборник, только с колыбельными?" А ведь правда, у нас сейчас детская литература в Ренессансе просто. Если люди и покупают книги, то как правило детскую литературу.
Оксана Галькевич: Это будет следующим шагом.

Владимир Григорьев: Следующее издание в этом году уже выходит. Мы уже практически собрали весь корпус текстов – там и поэзия, и проза, и сказки, и колыбельные в том числе. Выйдет… Я думаю, что по осени мы его уже выпустим.
Оксана Галькевич: Скажите, пожалуйста, Владимир Викторович, сейчас по моим ощущениям такой необычайный всплеск творческой энергии у нас в обществе, в стране. Как-то так получилось, что и среди наших коллег, и среди многочисленных друзей и знакомых люди пишут – стихи, пьесы – не всегда, знаете, рассчитывая на то, что выйдут на какой-то там уровень знаменитости, известности в стране. Просто пишут, просто есть творческая энергия, которая требует выхода. Я думаю, что все это накапливается в принципе по всей стране в том числе и в национальных языках. В связи с этим вот вопрос: а как часто вы планируете издавать и переиздавать, пополнять этот список авторов и список произведений? Потому что люди ведь не ограничиваются только тем, что уже вошло в антологию: они продолжают писать, они продолжают творить, соответственно, нас тоже нужно с этим знакомить. Через год, через два?

Владимир Григорьев: Поэтому я и говорю, что мы запустим сайт живой, который будет редактироваться, дополняться, пополняться. И это будет такая энциклопедия живой литературной жизни, которая происходит в различных регионах Российской Федерации.

Константин Чуриков: Естественно, как только это появится в Интернете на этом специализированном сайте, это просто вдохнет вообще новую жизнь в это издание. Нам пишет Петербург: "500 рублей? Ура, посильно". Самарская область, Григорий – его отдельное письмо: "Так мало людей делает в России духовную работу". Расскажите, пожалуйста, Владимир Викторович, вот Роспечать как раз-таки занимается тем, что, скажем так, руку помощи протягивает книгоиздателям, когда это социально важно и социально нужно. Скажите, пожалуйста, хватает ли вообще средств, сил на эту помощь сегодня?

Владимир Григорьев: Ну вы знаете, это как на это посмотреть. С одной стороны, зайдите в любой книжный магазин, и то изобилие современной литературы как на русском, так и переводной достойно любого книжного магазина Лондона, Парижа или там Нью-Йорка. С другой стороны, тиражи уменьшаются, книг покупают меньше. Есть объективные процессы на рынке, на которые мы не можем повлиять.
Константин Чуриков: Естественно.

Владимир Григорьев: И набирает популярность, конечно, электронная книга. Электронная книга будет такой экономический заместитель того провала, который происходит сегодня у бумажной книги, что очень здорово. Единственное, что идет такой длительный, многослойный, многоэтапный процесс правоприменения, чтобы все-таки авторы не теряли гонорары от пиратских сайтов. Поэтому с одной стороны хорошо, что скачивают и читают, с другой стороны, хорошо бы, чтобы еще и оплачивали авторам гонорары.

Константин Чуриков: Чтобы людям хотя бы что-то возвращалось.
Владимир Григорьев: Ну потому что литература, конечно, зародилась в среде богатых людей, только состоятельный человек мог себе позволить писать. Ну а потом это стало еще и бизнесом, стало способом зарабатывания средств.
Константин Чуриков: Нам ответил наш зритель в Балашихе: "Люди могут себе позволить писать". Вот поэты Балашихи для будущего издания: Ольга Коваленко, Галина Романова, Глотин и так далее. Юрий, спасибо.

Оксана Галькевич: Вы знаете, я здесь, пролистывая страницу за страницей, увидела предисловие и автора предисловия. Президент Путин написал свое предисловие. Как сказал Костя, книга с предисловием Путина и книга без предисловия Путина – это две разные книги.

Константин Чуриков: Книги делятся на два типа: с предисловием Путина и без предисловия.
Оксана Галькевич: Да. Вот расскажите.

Владимир Григорьев: Да. По сути, поскольку это проект совершенно пилотный, первая попытка собрать и сделать, мы обратились к президенту, он поддержал и в общем-то написал предисловие в надежде на то, что она станет популярной. Это способ для того, чтобы возродить вот эту вот творческую энергию у всех народов и во всех языках Российской Федерации.
Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Владимир Викторович, вам удалось каким-то образом переформатировать нашу программу. Во всяком случае вот Елена из Омской области нам пишет: "Я вообще хочу, чтобы у вас в каждой программе понемногу звучали вот эти стихи". Спасибо.

Оксана Галькевич: Мы подумаем об этом, спасибо большое.
Константин Чуриков: У нас в студии был Владимир Григорьев, заместитель руководителя Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям. Мы представили вашему вниманию первый том антологии поэзии народов России.