мобильная версия

Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям

127994, г. Москва,
Страстной бульвар, д. 5

Образовано 9 марта 2004 года
Указом Президента Российской Федерации № 314

"Персона грата": Нина Литвинец

Версия для печати
24 апреля 2006 16:00

Источник: Радио России

С 1995 года 23 апреля, в день смерти Шекспира и Сервантеса, наша страна отмечает Всемирный день книги. Начальник Управления периодической печати, книгоиздания и полиграфии Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям Нина Литвинец считает, что проблеме чтения в нужно уделять больше внимания: поддерживать, стимулировать и пропагандировать. Праздник книги органично вписывается в эту систему.

– Печально, но Россия давно уже перестала быть самой читающей страной. По результатам недавнего исследования среди 15-летних школьников российские подростки заняли, страшно сказать, только 28 место. Как вы это объясняете?

Литвинец: Начнем с того, что Россия вообще-то никогда самой читающей страной не была. Это один из мифов. Россия была серьезно читающей, но самой читающей страной всегда считалась Исландия (по количеству книг на душу населения). Но Россия читала больше, чем сейчас. И это тревожный факт. Мы разрабатываем программу поддержки чтения. Хотим, чтобы следующий год был годом чтения. А тенденция, когда читают меньше, характерна не только для России. Это международная проблема. Та же Великобритания занимала одно из последних мест, но на государственном уровне была разработана мощная программа поддержки чтения и пропаганды книги, причем для разных целевых групп населения. И она дала свои результаты.

Нужно формировать систематическую привычку к чтению. У нас многие эту привычку утратили, а детям она часто просто не прививается. Школа учит читать, но это навык, а должно быть еще осознанное желание, потребность пойти в библиотеку и взять что-то сверх школьной программы. В каждой школе есть библиотека, задача насыщения учебниками и вспомогательными учебными материалами практически выполнена. Есть проблема качества учебников, но проблемы нехватки учебников в стране нет. А вот чтобы школьная библиотека закупала еще что-то для подростков, что формировало бы их внутренний мир, так это происходит далеко не всегда.

– Спрос определяет предложение – то рыночный закон. Но делает ли государство разницу между книгами и другими товарами?

Литвинец: Делает, но, как нам кажется, недостаточную. Налог на добавленную стоимость на книги – 10 процентов. Мы хотели бы, чтобы он был 5 процентов (это цифра, которую рекомендует Евросоюз и на которую ориентируются европейские страны). Скажем, в Великобритании вообще нет НДС на учебную и вспомогательную литературу. Льготный НДС – это важная мера по отношению к издателям. Хотелось бы еще, чтобы государство больше внимания уделяло поддержке идеологии чтения.

– Одно время бытовало представление, что книгоиздание – это золотое дно. Потом стали говорить, что неминуем системный кризис. Как можно описать его нынешнее состояние?

Литвинец: Сейчас издательская область достаточно стабильна. Те люди, которые считали, что это золотое дно, ушли из книгоиздания. Остались те, кто хочет издавать книги, работать именно в этой сфере, для кого книги – это не только возможность обращения бумаги в деньги, но еще и элемент просветительства, культуры.

Но хотя издательский бизнес стабилен, книг, к сожалению, в стране производится больше, чем может потребить рынок. Проблема в том, что вся страна целиком эти книги не потребляет. Например, крупный книжный магазин в Москве производит великолепное впечатление: практически всегда можно найти то, что тебе интересно. Но как только мы переходим на уровень районного центра, выбор значительно меньше, может быть, где-то и магазин закрыли. А сельская местность – это вообще серьезная проблема.

– На днях я беседовал с человеком, который занимается издательским бизнесом. Мы долго обсуждали проблему распространения, и он искренне горевал, что приказала долго жить «Союзкнига» – организация, которая в прежние времена централизованно развозила книги до самого маленького книжного магазина. Нужно ли сегодня возродить такую систему?

Литвинец: Это не реально. И не нужно. Когда мы сейчас говорим о деятельности «Союзкниги», мы ее несколько идеализируем. Я жила во времена «Союзкниги» и могу сказать, что ни одной книги, которые мне дороги, в книжном магазине купить было невозможно. Существовал огромный черный книжный рынок, где были другие цены и можно было купить все. Я бы не хотела возрождения «Союзкниги», но то, то государство может как-то воздействовать на процесс структурирования книжного рынка, безусловно. Ряд фирм создают торговые сети. И процесс формирования торговых сетей и открытия новых книжных магазинов там, где их не было, достоин того, чтобы государство экономически этот процесс поддерживало: беспроцентными либо льготными кредитами, снижением налогового бремени. Экономические рычаги у государства есть.

И другой момент. В каждой деревне магазин не откроешь: он будет нерентабельным. Но система «Книга – почтой» должна функционировать. У сельского жителя должна быть возможность заказать книгу и получить ее по льготной цене почтовых услуг, как это есть во всем мире. Это государство тоже может как-то спонсировать, помогая «Почте России», если у нее нет собственных средств на льготные тарифы в отношении книжной продукции.