мобильная версия

Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям

127994, г. Москва,
Страстной бульвар, д. 5

Образовано 9 марта 2004 года
Указом Президента Российской Федерации № 314

О «Взгляде» и о нынешнем моменте одичания

Версия для печати
28 мая 2007 16:00

Источник: "Независимая газета"

Анатолий Лысенко: «Телевидение нельзя бросать в рынок дурости»

Человек со стажем на ТВ без малого в пять десятилетий – он знает о предмете все и изнутри. Создателю молодежной редакции ЦТ и легендарного «Взгляда», первому гендиректору ВГТРК, ныне президенту Международной академии телевидения и радио по-прежнему есть что сказать.

– Анатолий Григорьевич, недавно стукнуло 20 лет «Взгляду». Скажите, передача, перевернувшая в 87-м наше телевидение, да и наше сознание, делалась по велению сердца или это все же было конъюнктурой времени?

– Конъюнктура времени – в том, что решение о создании информационно-развлекательной молодежной передачи было принято наверху. Просто попытка сделать менее формальную передачу, чем остальные, никакой революционной задачи не было. Ну разве что отвлечь молодежь от слушания Би-би-си. Сам не могу понять, как это произошло – как «Взгляд» стал «Взглядом»... Молодежные сюжеты, острые по тем временам. Страстные, искренние звонки в студию бог знает откуда – с полярной станции Амбарчик. Другая песенная культура – впервые в эфире показали рокеров: Цоя, «ДДТ» с Шевчуком, с экрана прозвучало «родина–уродина», «река по имени Совок»; кстати, песню Пугачевой «Эй вы там, наверху!» четыре раза снимали с эфира… Мы показывали страшные места работы – вроде костяного цеха, где варят клей, Саша Политковский якобы фарцевал возле метро, якобы работал в винном магазине грузчиком – все это снималось скрытой камерой. Вдруг выяснилось, что большое количество политических деятелей ищет трибуну: на передачу стали приходить серьезные люди, и им надо было соответствовать. «Взгляд» стал площадкой, на которой встречались государственники с демократами, что тоже было впервые. Постепенно сложилась передача, которую все стали ждать. Видимо, мы с нашим «Взглядом» очень точно попали в стремнину.

– А почему ведущих, которых и на телевидении вроде бы хватало, позвали с Иновещания?

– Их пригласили с единственной целью: нужны были люди, отлично владеющие иностранными языками. Нам казалось, что будет здорово, если зрители станут получать информацию, минуя цензуру и ТАСС. В студии были установлены прямые телетайпы зарубежных агентств: нам представлялось, как ребята прямо в эфире станут срывать телеграммы этих агентств и зачитывать на камеру самую свежую информацию. Правда, скоро выяснилось, что это на фиг никому не нужно – мы не просчитали, что в 11 вечера идут мизерные потоки информации и мало чего интересного можно из них выудить… Но к тому времени приглашенные «языки» с Иновещания уже стремительно становились кумирами поколения.

– Почему талантливые творцы уходят в руководители? «Взглядовец» Александр Любимов стал председателем совета директоров компании «ВИД», автор и ведущий передачи о кино «Матадор» Константин Эрнст – руководителем Первого канала, да и сами вы, у которого за плечами 35 документальных фильмов и 40 передач, давно подались в начальство.

– Это по дурости, конечно, происходит. Кажется, что это раскрывает перед тобой невиданные возможности для творчества – ты ведь сам будешь себя контролировать. Понимание, что нельзя заниматься и творчеством, и руководством, приходит позднее… Иногда думают: ну, месяц, два, три побуду – интересно же, как там внутри устроено. И увязают. Меня лично несло по воле волн: раз-два – и назначили, деваться некуда, надо работать. С другой стороны – с тобой что-то проходит, исчезает свежесть восприятия. Уже нет секретов, а раз секретов нет – нет момента волшебства. Если ведро вычерпано – по стенкам, что ли, трясти и звенеть, что ты тоже был хорошим журналистом?..

– Удивляет вот что: когда продвинутый творец вдруг становится косным руководителем.

– С этим все не так просто. Взять, например, должность руководителя общенационального канала. Он обязан обслуживать своего потребителя: сельского жителя из Башкирии и Тульской области, горожанина из Ростова и Ханты-Мансийска. Общенациональный канал смотрит Европа и Азия, академики и работяги – следовательно, он должен быть рассчитан на всех. А это разные нормы поведения, разная религия, разный уровень образования. Не могут же руководители каналов объявлять: «Те, у кого IQ меньше 90, смотрите эту передачу, а вот эта – как раз для яйцеголовых! Уверяю вас, все они – весьма интеллигентные люди, вынужденные выполнять функцию обеспечения заказчика с многомиллионным лицом. Трагедия-то в чем – жизнь их вынуждает работать по усредненному варианту, из-за чего общий результат все время ползет вниз.

– Служит ли такое телевидение, ползущее вниз, общественному благу?

– Конечно, служит. Все-таки оно информирует население. Телевидение – чуть ли не единственное, что скрепляет страну. И не поминайте интернет, он да-алеко не так широко развит у нас пока.

– Иначе поставлю вопрос: заставляет ли сегодняшнее телевидение человека стать лучше?

– Я не могу сказать, что оно делает его хуже. Телевидение нужно смотреть выборочно, а не подряд. Каждый человек отовсюду выносит свое. Даже из «Красной шапочки» можно сделать разные выводы – не разговаривай с незнакомцами в лесу или стреляй волков. Конечно, момент одичания есть, но есть и ощущение, что это должно когда-то закончиться. Меня тоже раздражает телевидение, подаваемое, как бычки на одесском привозе: «А вот подлетай, кому по паре за копейку!» Переход от дикого капитализма к управляемому, в том числе и на ТВ, – непростая и небыстрая штука.

– Если в прайм-тайм ставить высокие образцы, а не сериальную лабуду, разве зритель не привыкнет и не втянется?..

– Зритель просто перестанет смотреть телевизор! Если бы это срабатывало, мы давно бы получили голубиный народ. Советское телевидение все время демонстрировало положительные примеры, сколько было вложено в пропаганду классической музыки… Но это не вывело народ на новый высокоморальный уровень! Очень много сейчас говорят об общественном телевидении. Но для того чтобы сделать общественное телевидение, нужно сперва сделать общество.

– Вы можете предложить что-то конкретное?

– Да. Систему каналов. Должны находиться на госбюджете: общественный канал, который бы информировал и рассказывал, что происходит в стране. Канал межрегионального обмена – люди должны знать, что происходит в соседних областях. Канал «Культура» и детский, он же учебный, канал. Все – без права рекламы. В сегодняшнем положении страны это смешные деньги, и смешно на этом экономить. А вот дальше пусть будет море конкуренции специальных каналов по подписке: эротический, «кровавый», кулинарный, про разведение орхидей, игру на бильярде и т.д. Они должны между собой бороться, погибать, возникать… и зарабатывать деньги на рекламе. Еще бы я предложил учредить научно-исследовательский институт телевидения – невероятно, что такового нет у отрасли с многомиллиардными объемами! Государственная программа поддержки и развития необходима – телевидение нельзя бросать в рынок.

– О чем говорит история с «Интерньюс»?

– О том, что государство не хочет доверять переподготовку кадров тем, кто спонсируется Западом, памятуя, видимо, поговорку про заказывание музыки и ее оплату. Ну, хорошо, вы этого не хотите, а что взамен? Кто теперь будет обучать региональных тележурналистов? Не подумав об этом, принимать решение… Нехорошо.

– Чего бы вы пожелали нынешнему телевидению?

– Зрителя. Умного, скандального, требовательного.

Вера Цветкова