мобильная версия

Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям

127994, г. Москва,
Страстной бульвар, д. 5

Образовано 9 марта 2004 года
Указом Президента Российской Федерации № 314

Виктор ЛОШАК: "Ощущение локтя соперника у твоего ребра только обостряется"

Версия для печати
25 июля 2007 18:00

Источник: журнал «Курьер печати» №23-24/2007

О работе «Огонька», прожившего более ста лет, рассказывает его нынешний главный редактор Виктор ЛОШАК. 

В июне этого года вышел пятитысячный номер одного из старейших российских журналов — «Огонька». О работе издания, прожившего более ста лет, «Курьер печати» попросил рассказать его нынешнего главного редактора Виктора ЛОШАКА.

— В июне этого года вышел пятитысячный номер журнала «Огонек». Кто еще может похвастаться такой цифрой… Как журналу удалось выжить?

— Собственно, к 5000-му номеру я и стал по-настоящему изучать историю «Огонька». Сначала листал старые журналы, потом вчитался и уже не мог оторваться ни от текстов, ни от фотографий, ни даже от рекламы.

А выжил журнал, наверное, за счет того, что мои предшественники — Михаил Кольцов, Евгений Петров, Алексей Сурков, Виталий Коротич — смогли, каждый по-своему, балансировать между жизнью и властью. Потрясающе, что Сталин закрыл все до одного начавшие издаваться при большевиках журналы. Оставил лишь «Огонек». Позднее стало ясно — почему. Диктатор был сентиментален, вырывал и наклеивал на стену дачи картинки из каждого свежего номера.

— Как «Огонек» менялся на протяжении всего времени своего существования?

— Интересно не то, что он, конечно, за 108 лет существования менялся, а то, что у «Огонька» начала века или военных лет есть общие «семейные» черты с сегодняшним: интерес к человеку, качество письма, знаменитые авторы, семейный тон.

— Какими основными принципами руководствуется «Огонек» сейчас? Как выстраивается редакционная политика?

— Это журнал скорее социальный, чем политический. «Огонек» был и остается изданием общенациональным как по адресам материалов, так по адресам распространения. Политической линией я бы назвал либерально-патриотическую. «Огонек», безусловно, отстаивает либеральные ценности, но мы видим свой журнал и себя, прежде всего, полезными собственно стране.

— Существует мнение, что «Огонек» никто не читает... Сколько подписчиков у журнала? Чем вы объясните популярность его у читателей?

— Слава богу, мы уже прошли этап, когда нам что-то подобное говорили. Резонанс любой острой статьи «Огонька» есть главное опровержение такого рода пессимизма. Пройден тяжелый этап постперестроечной истории журнала. В прошлом полугодии наша аудитория выросла втрое. Но я хотел бы надеяться, что настоящая популярность журнала еще впереди. «Огонек» — независимый, ироничный, неглупый собеседник для любого живущего в России. Почему же ему не быть популярным?

— На медиарынке сегодня довольно острая конкуренция. Как вы привлекаете и удерживаете подписчиков и читателей?

— Мы пытаемся быть современными в диалоге и в формах привлечения читателя. Но некоторые наши «ходы» родом из истории. Например, год назад воссоздана подписка на библиотеку «Огонька». Это собрания сочинений, подписаться на которые можно в любом отделении связи. Часть подписчиков библиотеки стали и читателями журнала. Собрав адресную базу, мы создали клуб читателей «Огонька». Для работы с клубом есть много возможных интересных ходов. Сейчас мы думаем о том, как вернуть на рынок «Библиотечку “Огонька”» (помните, были такие тоненькие беленькие книжицы). Возможно, читатель будет получать их в месте с журналом.

— Как вы считаете, есть ли у вас конкуренты?

— Теснота, конечно, в нашей нише — не расслабишься… «Итоги», Newswееk, «Аргументы и Факты», «Профиль»… А тут еще Дерипаска со своими огромными деньгам грозится новым еженедельником. Но так интереснее. Надо бежать, а не идти шагом.

— Вы провели сертификацию тиражей в мае этого года. Cчитаете ли вы, что подобная сертификация должна стать обязательной для всех?

— Мы просто хотели быть честными перед своими рекламодателями и читателями. Сертификация — это бумеранг, который вернется к нам, если мы расслабимся.

— Как вы считаете, насколько рынок российской прессы привлекателен для инвесторов?

— Ответ очевиден: рынок, который растет на 10-15% в год, не может быть не интересен.

— Насколько сильно влияние государства на СМИ? Необходима ли, на ваш взгляд, цензура и, если да, то кто ее должен осуществлять?

— У меня есть оптимальный вариант отношений нашего государства и медиа: государство продает все медиаактивы, в том числе контролируемые им через госмонополии, и занимается улучшением жизни своих граждан, налогоплательщиков. За попытку цензуры судят или привязывают к позорному столбу. И никаких исключений.

— Оказывают ли влияние на рынок СМИ грядущие выборы в стране?

— Не уверен, что всем удастся сохранить баланс между собственным достоинством и желанием заработать. От некоторых «выборных» денег дурно пахнет. Но выборные аппетиты как со стороны власти, так и со стороны медиа может отрегулировать не государство, а наше собственное сообщество и, конечно, общественное мнение. Стоит помнить тех, кто из предвыборной полосы вышел с помятым имиджем.

— С чем, на ваш взгляд, связано увеличение объемов рекламы в секторе печатных СМИ?

— Как доказывают японские исследователи, продукт никогда не покупается после ТВ-рекламы. Решение о покупке или о вкладе денег, в Японии, во всяком случае, принимается после знакомства с рекламой печатной. Все-таки те, кто излагают мысль на бумаге, делает это давно и неплохо, изучили своего читателя. Ну а в глобальном смысле реклама — это «хвост» от инвестиций. А инвестиции в Россию пока еще идут.

— Что ждет, по вашему мнению, рынок общественно-политических изданий в ближайшем будущем?

— Бума не будет, но обострится конкуренция — ощущение локтя соперника у твоего ребра. Обратите внимание, как ежедневные газеты вытесняются из наших трансляторов сиюминутных новостей телевидением, радио и Интернетом. Ежедневные газеты мигрируют в сторону еженедельников. Еженедельники вынуждены опять же двигаться под указатель «вечность», перехватывая жанры у ежемесячников. А ежемесячникам, видимо, на роду написано стать книгами для домашней библиотеки.

— А вы сами что читаете, какие журналы любите не по обязанностям главного редактора?

— Пожалуй, «Эсквайр» и ежемесячник Фонда Общественное мнение — «Социальная реальность». На книги остается совсем мало времени, может быть минут 20 перед сном. Дочитываю «Даниэль Штайн, переводчик» Людмилы Улицкой

Справка «Курьера печати»:

Юбилейный — 5000-й — номер журнала «Огонек» вышел 11 июня 2007 года.

Цифры 5000 в нумерации на обложке до этого не имел ни один российский еженедельник. Юбилейный номер журнала вышел на 80 полосах вместо стандартных 64.

За последние два года «Огонек» увеличил тираж почти втрое. В мае 2007 года Национальная тиражная служба сертифицировала его тираж — 72 650 экз.

Первый номер «Огонька» вышел в свет 9 (21) декабря 1899 года как еженедельное иллюстрированное литературно-художественное приложение к газете «Биржевые ведомости». С 1902 года «Огонек» стал выходить как самостоятельное издание — самое доступное по цене и очень популярное. Тогда его тираж составлял 120 тыс. экз.

В революционные годы (с 1918 по 1923) журнал не выпускался. В 1923 году один из самых ярких журналистов революционной эпохи Михаил Кольцов возобновил выход журнала. «Мы решили попробовать, удастся ли со старым названием поставить советский журнал», — говорил Кольцов. На конец 1923 года тираж «Огонька» составил 42 тыс. экз., а уже в 1925 году он достиг полумиллиона.

После того как Кольцов был репрессирован в 1938 году, недолгое время журналом руководил один из соавторов «Двенадцати стульев» Евгений Петров. В начале 50-х редактором журнала стал знаменитый поэт Алексей Сурков. При нем окончательно оформились фирменные черты огоньковского стиля: портрет знаменитого человека на обложке, рассказ и стихи в каждом номере, иногда — детектив с продолжением, фоторепортаж и яркие цветные слайды, а также так называемая вкладка, имевшая в истории советской культуры уникальную функцию — с помощью цветных репродукций люди знакомились с шедеврами мировой культуры, с русской классикой и советской живописью.

В 1986 году главным редактором стал Виталий Коротич. Трудно в мировой истории вспомнить издание, которое оказало бы на политическую жизнь страны такое же сильное влияние, как «Огонек» эпохи перестройки. Публицистика «Огонька» стала школой демократии. Разоблачения, восстановления исторической правды стали культовыми жанрами всей журналистики. Начинал эту эпопею журнал «Огонек». С ним связана и эпоха «гласности», смена политической формации, крах советской власти. Для того чтобы реформировать «Огонек», приспособить его к рыночным условиям, много сделали преемники Коротича Лев Гущин, а позже Владимир Чернов.

Виктор Лошак с небольшим перерывом возглавляет журнал с октября 2003 года.