мобильная версия

Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям

127994, г. Москва,
Страстной бульвар, д. 5

Образовано 9 марта 2004 года
Указом Президента Российской Федерации № 314

Жили-были книжки

Версия для печати
03 декабря 2007 22:00

Источник: "Известия"

В Центральном доме художника в атмосфере не строгой секретности, но строгой исключительности открылась выставка "Русская книжная графика ХХ века из частных собраний". Сами частники-собиратели - в основном Константин Эрнст и Михаил Сеславинский - не побоялись официально признать себя владельцами уникальных рисунков. Засвидетельствовать почтение и качеству коллекций, и самим коллекционерам подъехали не "гламурики дешевые", а VIP-тяжеловесы, за которыми и наблюдала светский обозреватель Божена Рынска.

Собиратели книжной графики - это элита среди коллекционеров, эстеты и гурманы. Они несут с арт-рынка на ярмарку тщеславия не Айвазовского "и не милорда глупого", а оригиналы иллюстраций к книгам. Высший пилотаж - представить общественности книжную пару: саму книгу и оригинал иллюстрации к ней.

Удивительно, что генеральный директор "Первого канала" господин Эрнст и глава Роспечати господин Сеславинский отважились вистовать в открытую и заявили себя в каталоге как официальных владельцев. Вообще-то "чернокнижники" - глубоководный подотряд, практически масоны. Они себя не афишируют, и связано это с тем, что оригиналы иллюстраций всплывают редко и словно бы из-под земли.

Давным-давно иллюстрировал знаменитый ныне художник книгу, отрабатывал заказ. Что-то, конечно, оставалось и в домах, на руках у автора. Но, как правило, подлинники все же сдавались в архивы типографий. Потом какой-то хитрой тихой сапой стали они просачиваться на рынок. "Бьют" (торгуются на аукционах) их втихую, как правило - через агентов. В кулуарах рассказывали байку, будто бывало, что Эрнст и Сеславинский через своих подручных втемную боролись за один и тот же лот и даже не догадывались, кто против кого "бьет". Потом, спустя месяцы, узнавали: "Так это ты тогда бил мой, самый вожделенный!"

Коллекционеры не любят расставаться со своей графикой даже на время еще и потому, что случаи бывают разные. Приехал как-то раз один собиратель проведать, как живется "царицам сердца своего" в разлуке с хозяином, и с ужасом увидал рисунки, прилепленные к стене скотчем. Вот почему появившийся позже всех Константин Эрнст сразу же стал тревожно оглядывать своего Бенуа - не утащил ли кто кусочек? Не залапали ли драгоценные работы? Всего лишь на минуточку отскочил он в соседний зал - ответить на телефонный звонок и тотчас вернулся топтаться подле своих сокровищ. "Это наш ответ государственным собраниям", - гордо объявил Михаил Сеславинский, обходя дозором своего Добужинского (сказки Андерсена). "Да, у нас тоже кое-что есть", - важно отзовался господин Эрнст из угла, где висела "Азбука" Александра Бенуа.

"Кое-что" из закромов - это отпечатки с негативов Александра Родченко, выпуск басен Крылова 1912 года с тушью Сергея Чехонина, двенадцать рисунков Николая Лапшина к рукописной книжке Осипа Мандельштама, Иван Билибин, Лев Бакст, Александр Самохвалов, Евгений Чарушин, Владимир Конашевич. И бонус-треком для тех, кто понимает, - иллюстрации Николая Кузьмина к Гоголю ("Записки сумасшедшего") и Пушкину ("Евгений Онегин").

"Не знаю как девочкам, - издалека начал вступительную речь Михаил Сеславинский, - но мальчикам в мое время мамы выдавали 20-30 копеек на школьный завтрак. И прежде чем отвечать мальчику взаимностью, надо поинтересоваться: куда он девал эти деньги? Если ответит, что тратил на книжки, бегите его - жизнь в семье с ним будет тяжелой и невыносимой".

"А если мальчик, - спросила у господина Сеславинского светский обозреватель "Известий", - одалживал эти самые 20-30 копеек другому мальчику, уже потратившему свои мамины 30 копеек на книжки, а потом требовал отдать взамен 40 копеек?" "Тогда это Миша Фридман!" - захохотал от собственной находчивости президент группы ИМА Андрей Гнатюк. Его собеседник - советник руководителя Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям Владимир Григорьев - прикрыл лицо рукой, чтобы "Известия" не видели, как он хихикает. Шутка гостям, среди которых были генеральный директор компании "Амедиа" Алексей Волин, глава Роскультуры Михаил Швыдкой, первый заместитель генерального директора ИТАР-ТАСС Михаил Гусман, продюсер Сергей Сельянов, понравилась. А кое-кто из джентльменов даже заметил, что последнее время черты олигарха Михаила Фридмана приятной сладостью и округлостью своей приобрели сходство с Павлушей Чичиковым.

Кстати, Михаил Фридман был замечен на дне рождения своего коллеги по капиталу, "форбса" Сергея Полонского, где вместе с шестью сотнями гостей он веселился под группу "Океан Ельзи", столь близкую российскому финансовому сообществу. Этот визит светскую Москву удивил: культурные слои Полонского и Фридмана настолько несоизмеримы, что господа казались фигурантами из разных галактик.

Ну а возвращаясь к выставке: на вопрос, был ли мальчик и быть ли с мальчиком, Михаил Сеславинский прямого ответа не дал. Он попросил представить данного конкретного мужчину ему на экспертизу - "мне надо посмотреть, поприкидывать" - и только тогда согласился выдать атрибуции. Подход порадовал, и похоже, скоро к господину Сеславинскому, как к раввину, будут ходить за советами в амурных делах. Кстати, несмотря на то что этот мальчик явно тратил свои "копеечки сиротские, слезами облитые" на книги, жизнь в его семье отнюдь не казалась трагичной. Маленькая дочка все время висла у него на шее, а старшая вела под руку.

Не все гости испытали катарсис. Некоторым музыка сфер навевала парадоксальные ассоциации. "Она такая сука", - громко констатировал Михаил Швыдкой, наклоняясь к сиреневому, горящему неоновым светом галстуку Михаила Гусмана. Затем господин Швыдкой обернулся к даме, стоящей неподалеку, и миролюбиво молвил: "Все, Маринка, я уже все сказал, теперь можешь подходить".

К концу вечера подъехала коллекционер Ирина Гайдамак. Она сразу ринулась к Кустодиеву, который висел за опустевшим уже фуршетным столом. "В городе творится что-то невообразимое. Вам, наверное, этого не понять", - вздохнула госпожа Гайдамак в ответ на немой укор господина Григорьева. "Мне не понять?! Это я не знаю, какие пробки в городе?! Вы считаете, я живу в другом - в виртуальном пространстве?!" - изумился господин Григорьев и рассказал, что с наступлением зимы окончательно пересаживается на метро.

Главу "Первого канала" (последнее время его вместе с ресторатором Андреем Деллосом часто видят на антикварных ярмарках в голландском Маастрихте) фотографы загнали в угол к его Бенуа, и семейство стало сниматься на фоне Эрнста. От него веяло здоровьем. На щеках цвели розаны. Прочие гости - хилые дети, променявшие завтрак на книжки, - поглядывали на него, как Алексей Каренин на могучего камергера.

Божена Рынска