мобильная версия

Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям

127994, г. Москва,
Страстной бульвар, д. 5

Образовано 9 марта 2004 года
Указом Президента Российской Федерации № 314

Ты жива еще, моя старушка

Версия для печати
14 марта 2008 18:00

Источник: "Ведомости"

Рассказ о судьбе няни Пушкина Арины Родионовны легко уместился бы на двух страницах. В книге из серии «Жизнь замечательных людей» их целых двести

Арину Родионовну знает каждый школьник. Это она смягчила скуку своего великого питомца в михайловской ссылке, она дремала в бурю под жужжанье своего веретена, а когда Пушкина внезапно вызвали в Москву к воцарившемуся государю, ждала его, глядя в «забытые ворота».

Образ Арины Родионовны давно обратился в миф, не случайно молодой экскурсовод Сергей Довлатов так легко спутал ее с другой старушкой, начав декламировать в Михайловском есенинское «Письмо матери». Тем не менее литературоведческая работа, посвященная образу няни в творчестве Пушкина, — исследование никак не бессмысленное. Но вот написать биографию реальной крепостной крестьянки Ирины Родионовны Матвеевой (это потом господа переименовали ее в Арину) — эксперимент отчаянный.

Крупицы, рассыпанные в метрических книгах и исповедных ведомостях, фиксирующих, кто родился и как часто подходил потом к исповеди, — материал для полноценного жизнеописания все же недостаточный. Ведь биография предполагает и рассказ о судьбе, о развитии героя. В случае с Ариной Родионовной это невозможно.

Современники вспоминали о ней лишь в связи с Пушкиным и крайне мало. Грамоты она не знала, писем не писала — за исключением тех, что диктовала. Сюжеты ее знаменитых сказок Пушкиным были законспектированы и переработаны. Собственного же ее голоса мы никогда и нигде не слышим.

И Михаил Филин вполне ожидаемо подменяет рассказ об Арине Родионовне изложением хорошо известных фактов биографии поэта, а также стилизациями a la russe, которые легче всего принять за странную шутку, если бы автор не был так серь­езен: «Тут-то окаянный француз в гости и пожаловал, насилу выпроводили восвояси короля ихнего. Родионовна была рада-радешенька, что ангел ее из Села Царского по малолетству своему в ратники не угодил…» Подобными фрагментами завершается каждая глава.

Лишь однажды мы видим Арину Родионовну одну, не в тени поэта, и ради этого эпизода стоит читать книгу. Когда Пушкин внезапно отправился на свидание с императором Николаем, встревоженная Арина Родионовна на рассвете бросилась к соседям, в Тригорское. «Она прибежала вся запыхавшись, седые волосы ее беспорядочными космами спадали на лицо и плечи; бедная няня плакала навзрыд», — вспоминала свидетельница событий. Вот она, любовь. Но это почти и все. И печальная для биографа правда состоит в том, что у Арины Родионовны не было биографии.

Единственный достойный путь, по которому можно было бы отправиться — снабдить скудные сведения историко-культурным комментарием, поясняющим, каково было положение няньки в дворянском доме, восстанавливающим и крестьянскую точку зрения на мир (не сводимую к выраженной в фольклоре) — русские крестьяне не были вовсе бессловесны, сохранились их воспоминания и дневники. Но такой труд потребовал бы заметно больших усилий. И, словно ощущая собственную беспомощность, автор завершает книгу рассуждениями о необходимости поставить Арине Родионовне индивидуальный памятник. Вот уж, действительно, «бедная старушка». Ведь единственно правдивым памятником ей был бы памятник в виде тени, тени, которой она тихо и любовно проскользила по жизни Пушкина.

Михаил Филин «Арина Родионовна». — М.: Молодая гвардия, 2008. — («Жизнь замечательных людей»).

Досье:

Арина Родионовна Яковлева (Матвеева) родилась в Суйде (местечко под Гатчиной) в многодетной крестьянской семье в 1758 году. Сначала принадлежала графу Ф. А. Апраксину, затем Абраму Петровичу Ганнибалу. В 1781 году венчалась с Федором Матвеевым, жила с мужем в деревне Кобрино, родила двух сыновей и двух дочерей. В 1797-м переселилась в семью Пушкиных, родителей поэта, стала нянькой его старшей сестры Ольги, а потом младшего брата Льва. Характерно, что у самого Александра Сергеевича были другие няни, хотя Арину Родионовну он знал с детства. В 1801 году овдовела. В 1824-1826 годах жила в Михайловском вместе с Пушкиным, который находился здесь в ссылке. В феврале 1828-го переезжает в Петербург домоправительницей Ольги Сергеевны, вышедшей замуж, и умирает в июле — «старостию».

Майя Кучерская