мобильная версия

Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям

127994, г. Москва,
Страстной бульвар, д. 5

Образовано 9 марта 2004 года
Указом Президента Российской Федерации № 314

Закон о СМИ отправлен на перевод. А интернету обещан отдельный закон

Версия для печати
06 октября 2008 15:00

Источник: Коммерсантъ

Закону о средствах массовой информации требуется "перевод на современный юридический язык", а для глобальной сети интернет требуется специальный закон. К такому выводу пришла заседавшая в конце прошлой недели рабочая группа думской фракции "Единая Россия", которая намерена к концу октября подготовить свод поправок к закону о СМИ и разработать концепцию закона об интернете. 

Рабочую группу во главе с первым вице-спикером Госдумы Олегом Морозовым фракция "Единая Россия" создала в мае этого года с целью подготовки новой редакции закона "О средствах массовой информации". Однако на первом же своем заседании рабочая группа, в которую помимо единороссов вошли члены Совета федерации, Общественной палаты и Союза журналистов, пришла к выводу, что российскому медиа-пространству не хватает целого пакета новых специальных законов (о телевидении, об интернете, экономических гарантиях деятельности СМИ). Разработкой этого пакета и занялась группа, решив не ограничивать себя жесткими сроками.

Проект поправок к закону о СМИ к пятничному заседанию рабочей группы подготовили авторы действующего закона о СМИ зампред Союза журналистов Михаил Федотов и Юрий Батурин. Поправки, как пояснил "Ъ" господин Федотов, не затрагивают концептуальных статей, которые регулируют вопросы собственности в этой сфере, отношения СМИ и государства, редакции и учредителя. Просто с момента принятия закона в 1991 году в стране многое изменилось, поэтому ряд формулировок в законе морально устарели и требуют "технической чистки". В частности, в законе упоминаются "государственные органы", а в стране после принятия Конституции в 1993 году используется термин "органы государственной власти и местного самоуправления". В силу этого некоторые муниципалитеты, по словам господина Федотова, решили, что на них не распространяется требование закона об обязательном письменном ответе на официальный запрос того или иного СМИ. Поэтому они отказываются отвечать в таких случаях, когда, например, местное СМИ запрашивает "информацию о бюджетных средствах, затраченных на приобретение служебного "Хаммера" для мэра". Положений, требующих "технической чистки", оказалось столько, что поправки вылились в текст на 64 машинописные страницы.

"Мы переводим закон на современный юридический язык",— уточнил Юрий Батурин. Авторы поправок считают "маловероятным", что "чистка" закона о СМИ может привести к тому, что Госдума примет закон, концептуально отличающийся от действующего. При этом первый вице-спикер Олег Морозов отдельно оговорил, что в окончательную редакцию будут включены только те поправки, по которым у членов рабочей группы "не будет никаких разногласий". Детальным обсуждением предложений по "чистке" закона рабочая группа, по его словам, займется во время очередного заседания в конце октября.

К этому же сроку, как полагает первый вице-спикер, рабочая группа должна иметь "карту реформ" — четкий перечень сфер медиа-простанства, требующих специального законодательного регулирования. Одна из таких сфер уже определена — глобальная сеть интернет, а разработку концепции будущего закона ведет Международный исследовательский институт. Директор института Асламур Тедеев представит концепцию членам рабочей группы на ближайшем заседании в конце октября.

Как заявил он "Ъ", в интернете есть "две группы отношений — гуманитарные и экономические", требующие разных подходов. Экономические отношения (интернет-торговля, банковские услуги) требуют "защиты прав их участников, так как до сих пор практически все сделки, заключаемые через интернет, никакой правовой базы под собой не имеют". В гуманитарных же отношениях (когда интернет становится средством коммуникации или распространения информации) законодателям предстоит выработать баланс "публичных и государственных интересов". Здесь, по словам господина Тедеева, не может быть "полного саморегулирования", поскольку большинство граждан придерживаются принципа: "можно все, за что не наказывают". Но не должно быть и жесткого госрегулирования. Пока все попытки законодательно регулировать интернет сводились к тому, чтобы предъявлять к сети те же требования, что и к СМИ. Так, в Госдуме разработан, но официально не внесен законопроект, разрешающий судам закрывать те сайты, которые распространяют информацию экстремистского толка.

Как сказал господин Тедеев "Ъ", есть два пути регулировать содержание информации, распространяемой через интернет: "Очень простой — объявить, что в стране существует только один провайдер, которому принадлежит единственный в стране кабель". По такому принципу, по его словам, организовано интернет-пространство в Китае, Туркмении, на Кубе. Второй путь основан на принципе "открытости информационного пространства" и, по мнению собеседника "Ъ", больше подходит России, поскольку отвечает принципам демократии и учитывает то, что интернет превращается в "параллельный с остальными источник знаний" и потому со временем "контролировать его будет практически невозможно". Впрочем, как отметил господин Тедеев, выбор способа — это "вопрос политического выбора".

Виктор Хамраев