мобильная версия

Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям

127994, г. Москва,
Страстной бульвар, д. 5

Образовано 9 марта 2004 года
Указом Президента Российской Федерации № 314

Дума писателей. Почему политики так любят писать книги

Версия для печати
19 ноября 2008 19:00

Источник: "Российская газета" - Федеральный выпуск №4794 от 19 ноября 2008 г.

Сегодня книг не пишет только ленивый. Артисты, ведущие, кулинары, спортсмены, бизнесмены - все норовят попробовать свои силы в писательском деле. Политики - не исключение. Представители политической элиты пишут книги, устраивают крупные презентации и раздают автографы, как маститые писатели. Их творчество очень многообразно - кто-то описывает свой нелегкий жизненный путь, другие анализируют ситуацию в стране, некоторые пытаются писать художественные произведения. Почему политиков так привлекает писательский труд? Может ли политик быть хорошим писателем? Где, наконец, при своей занятости он находит время на то, чтобы писать? На эти и другие вопросы попытался найти ответ писатель и журналист Дмитрий Быков.

Российская газета: В последнее время создается впечатление, что каждый уважающий себя политик должен обязательно написать и издать книгу. Почему огромное число политиков ударилось в писательство?

Дмитрий Быков: Да ладно, почему же только в последнее? Они занимались этим всегда, и это, в общем, нормальная практика. Обама, например, вообще профессиональный писатель и публицист, и книги его, в особенности "Дерзость надежды", больше сделали для формирования его имиджа, чем все дебаты. Черчилль получил Нобеля именно по литературе, в 1953 году, за труды по военной истории. Если человек умеет писать - ему больше доверяешь (ораторские способности далеко не так убедительны; болтать - не мешки ворочать). Просто в России сейчас политика бессодержательна... Люди пытаются произвести впечатление хоть литературой - чем еще-то?

РГ: Некоторые наши политики не страдают излишней скромностью и высоко оценивают свои литературные таланты. Например, Владимир Жириновский в 2002 году издал 70-томное собрание сочинений "Политическая классика ЛДПР", в будущем планирует довести количество томов до 100. Да и другие политики не ограничиваются одной книгой. Чем бы вы объяснили их такую творческую плодовитость?

Быков: Избытком денег и доступностью полиграфии, вероятно. Ну, Владимир Вольфович - это ладно, это гротеск, его жанр. Но вот "единоросс" Владимир Мединский, разоблачая негативные мифы о России, тоже не собирается останавливаться на двух томах. Спросят его: в чем конкретная польза фракции "Единая Россия"? Будет что предъявить: разоблачаем мифы о русской лени и пьянстве. Нет ни лени, ни пьянства, один патриотизм.

РГ: По словам работников книжных магазинов, книги политиков хорошо раскупаются...

Быков: Хорошо раскупаются в последнее время книги всех неписателей. Это сегодня главное условие успеха - финансового, конечно, о другом не говорю: прославиться в другой области (попсовом пении, фигурном катании, руководстве фракцией), а потом писать. Писатель никому не интересен: кто он такой, чтобы мы на него тратили время? Политик на виду, причем в отличие от фигуриста или даже поп-певца он обязан этим не таланту и даже не харизме, а каким-то теневым, скрытым от нас обстоятельствам. Это делает его вдвойне интригующим автором.

РГ: Писатель от политики Алексей Митрофанов, издавший уже не одну книгу, считает, что есть немногочисленная группа читателей, интересующихся прежде всего серьезной аналитикой, большинству же интересна "закрытая информация", не обязательно скандальная, главное - неизвестная широкой публике. Что, на ваш взгляд, на самом деле нужно читателю?

Быков: Думаю, главным образом скандал, и уж только во вторую очередь - какое-то инсайдерство. Какого инсайда, каких эксклюзивов можно ждать от Алексея Митрофанова? Что он в своих кулуарах знает такого, о чем не догадываемся все мы?

РГ: Художественные произведения политиков, по словам сотрудников книжных магазинов, продаются плохо. Как вы думаете, почему? Значит ли это, что хоть имя политика и воспринимается часто как бренд, все-таки одного этого имени для успеха недостаточно, нужен еще и талант?

Быков: Да нет, просто в этом есть какая-то игра на понижение. Он же ПОЛИТИК, высшее существо - зачем ему превращаться в писателя, выдумывать какие-то истории, компенсировать богатым воображением нехватку личной жизни... Пусть не спускается с олимпа. Пусть рассказывает о таинственной жизни ТАМ - хотя все мы примерно себе представляем, до чего она скучна, грязна и предсказуема. Но с советских времен в наших умах живет миф о таинственной и прекрасной жизни мировой закулисы, и развенчать его не удалось пока никому. Кстати, почти все их книги - вранье, то есть чистая беллетристика. Но признаваться в этом нельзя.

РГ: Политики - люди очень занятые, и откуда же у них время, чтобы еще и книги писать. Получается, что без помощи "литературных рабов" не обойтись. Как вы относитесь к привлечению чужой рабочей силы?

Быков: К любым формам рабства, включая литературное, я всегда относился с отвращением. Особенно смешно получается, когда политик, с трудом связывающий два слова в обычной жизни, вдруг публикует велеречивую книгу из серии "Моя борьба". Или девушка, проникшая в политику из спорта, выступает с двухтомной автобиографией. Стыдно и позорно, как сказано в одном хорошем романе. Но и такая литература находит покупателя - в силу простейшей причины: общество сегодня очень любит фриков. Чем уродливее, тем лучше. Оснований для самоуважения у современного россиянина очень мало - так вот, хоть порадоваться, что мы не они.

РГ: А вы согласились бы написать за кого-нибудь? Если да, то каковы были бы ваши условия?

Быков:  Трудно представить такую ситуацию. И я бы не согласился, и они бы не обратились. Мне бы разобраться с собственными мыслями, чтобы перенести их на бумагу короче и яснее, а уж расплетать лабиринты чужого мозга, вдобавок такого специфического... избавьте.

РГ: Специалисты детально разобрали книги американских политиков и выявили обязательные составляющие. Родные описываются, как самые лучшие люди на свете, они не без недостатков, но всячески с ними борются. Обязательно присутствует сердобольный сосед, угощавший пишущего сладостями, купленными на с трудом заработанные деньги. Есть истории о том, как на митингах к нему подходил ветеран (мать-одиночка, инвалид), рассказывал о своих проблемах и просил там, во власти, о них не забыть, а главный герой, вернувшись в отель, не мог заснуть, не зная, как помочь бедняге. Естественно, жена, дети и вообще семья - главное в жизни человека. И, конечно же, книга выходит аккурат во время избирательной кампании. Не могли бы вы с писательской точки зрения оценить этот джентльменский набор?

Быков: Обязательно история из босоногого детства, желательно нищего. Мать-одиночка, застиранная перелатаная одежонка, любимая (до сих пор) первая учительница. Первая девушка, которая отказала в близости, не оценила - и уж теперь-то, дура, локти кусает в своей Ивантеевке! Давние и смутные несогласия с советской властью. Явные и бурные несогласия с теми, кто похоронил советскую власть, во многом неправую, а все ж таки старавшуюся для людей. Хорошо смотрятся драки на танцах, подавление бунта в стройотряде, установление порядка в казарме - брутальность, одним словом. Желателен какой-нибудь порок, с которым герой долго боролся и мужественно завязал (табакокурение, алкоголизм, наркомания, садизм, растление малолетних). Хороша бывает отвага на пожаре. Обязателен скромный домик в деревне, куда наш герой скрывается от утомительных обязанностей и депутатской зарплаты. Там он косит, пьет парное молоко, там и пишет эти строки.

Наталья Лебедева