мобильная версия

Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям

127994, г. Москва,
Страстной бульвар, д. 5

Образовано 9 марта 2004 года
Указом Президента Российской Федерации № 314

Какой будет страна после кризиса? Заявление клуба "4 ноября" об антикризисной экономической политике

Версия для печати
22 декабря 2008 12:00

Источник: "Независимая газета"

15 декабря 2008 года в «КП» было опубликовано открытое письмо депутатов ГД РФ из фракции партии «Единая Россия» – представителей социально-консервативного клуба, в котором содержатся оценки состояния экономики страны и предлагаются определенные меры по борьбе с кризисом.

В связи с этим хотели бы заявить:

Мы считаем чрезвычайно важным и полезным предложение наших коллег провести публичное обсуждение проблем, которые волнуют десятки миллионов людей. Без понимания гражданами того, что и для чего предлагает государство, успешно бороться с кризисом невозможно.

Опасно браться за лечение болезни, имя которой «мировой экономический кризис», без четкого анализа этих вопросов, без знания, почему кризис ударил по российской экономике, которая не имела «плохих» американских долгов, не была завязана на американской ипотечной системе, а население страны в подавляющем большинстве своем не имело никакого отношения к рухнувшему фондовому рынку.

Можно, конечно, успокаивать себя, что российская экономика – всего лишь жертва мирового финансового кризиса, но по сути своей абсолютно здорова, однако эта позиция контрпродуктивна, так как не только не позволит извлечь уроки, поработать над ошибками, но, главное, не позволит подобрать эффективное лекарство.

Лекарство, которое нам предстоит подобрать, должно быть соразмерно болезни. Если оно окажется слабым – то не подействует, если сильным – может принести больше вреда, чем пользы.

Мы должны осознать, что главным злом бизнеса стала коррупция, неуправляемый рост государственной машины, когда вымывается всякая инициатива, вначале налоговый, а затем цинично бюрократический грабеж свободной экономики, бесконтрольный рост внеправовых механизмов регулирования, полная атрофия совести и понимания смысла своей деятельности у ряда представителей управленческой элиты, когда тупое чванство, вера в некую свою небожительность заменила смысл, а право оценивалось лишь как инструмент для слабых. Мы все это понимаем, мы также понимаем, что очередная уравниловка, национализация, огосударствление экономики в масштабах, выходящих за разумные, – обман, путь в никуда, дорога к разрушению.

Первый удар наша экономика выдержала. Давайте вспомним 1998 год. Несмотря на значительно меньшие размеры кризиса для нашей страны, 1998-й – это дефолт, рухнувшая финансовая система, толпы людей у закрытых дверей банков, общая паника, миллионы человеческих драм.

Главный урок, который вынесла страна из кризиса 1998 года, – необходимость серьезного укрепления государственных финансов. И совершенно очевидно, что если бы к началу текущего глобального финансового кризиса у России не было профицита бюджета и ресурсов, накопленных в Стабилизационном фонде и золотовалютных резервах, если бы страна не расплатилась с внешними долгами, то кризис сегодня оказался бы намного серьезнее.

Почему же кризис все-таки ударил по стране? Были ли допущены какие-то ошибки? Да, конечно, были.

Во-первых, задача перехода экономики на инновационные рельсы не была выполнена.

Второе – расходы росли параллельно с ценами на нефть, а не с реальным ростом экономики. Нефтяные доходы и дешевые зарубежные кредиты шли не столько на развитие собственного высокотехнологического производства, сколько на раздувание «мыльных пузырей», в первую очередь в сфере торговли и недвижимости. Давайте вдумаемся: квартира в Москве по цене 50 тысяч долларов за метр, сотка земли на Рублевке – по цене 230 тысяч долларов. Это – нормально?!

Аргументы о том, что институциональные факторы остаются неизменными, что благоприятная среда для бизнеса отсутствует, а привлекательность страны для инвесторов состоит в цене на нефть, огромном рынке сбыта и твердом рубле, отметались с порога, а все споры сводились лишь к вопросу о том, когда цена на нефть достигнет 200 долларов – в этом году или в следующем.

Велик соблазн просто согласиться с нашими коллегами в том, что «повышение реальных доходов – самый справедливый и понятный гражданам и прозрачный способ стимулирования экономики».

Однако, когда 80% лекарств и почти 50% продовольствия произведены за границей, когда страна ходит в китайском ширпотребе, когда импорт захлестнул страну, «раздача денег» означает поддержку не отечественного, а именно зарубежного товаропроизводителя, который гораздо быстрее переориентируется на любое изменение спроса. Так зачем же продолжать рыть яму под отечественным производством – она и так глубокая.

Но, главное, давайте все-таки попробуем не забывать первоначальное, исходное значение слов «заработная плата». Оно означает, что деньги должны быть заработаны. В случае если деньги просто розданы государством, как бы справедливо это ни казалось, это приведет лишь к еще большей диспропорции в отечественной экономике.

При этом мы не хотели бы сейчас начинать дискуссию о том, кто в этой ситуации должен претендовать на роль распределителя денег, а кто на роль контролера за распределителем, потому что боимся, что именно этот вопрос станет главным, оттеснив на задний план борьбу с кризисом.

Говоря о кризисе, мы должны думать о том, какой будет страна, какими будут люди, их возможности после кризиса.

Как мы видим первоочередные задачи государства в сегодняшней ситуации?

1. Необходимо провести до конца институциональные реформы.

2. Необходимо сохранить золотовалютные резервы. Сегодня многие пытаются говорить о том, что пик кризиса пройден. Мы не можем с этим согласиться.

Необходимо стимулировать сберегательную активность граждан. По существу, их накопления должны стать собственным «золотовалютным» резервом.

Государство должно быть готово к новым вызовам и быть готовым оперативно принимать наиболее эффективные решения. Нельзя допустить, чтобы накопленные с таким трудом резервы были сегодня использованы на поддержку неэффективных компаний, неэффективных собственников.

3. Главным критерием любых действий со стороны государства в этот период должна стать эффективность этих действий, эффективность вложения средств.

Государственные средства не должны стать индульгенцией для неэффективных собственников, растративших огромные средства на приобретение ненужных активов.

4. Мы должны поддержать реальный сектор экономики. Мы должны создать условия, когда финансовые ресурсы становятся доступными для компаний, причем тех, которые получат высокий отечественный, а не зарубежный рейтинг. Эти компании должны получить возможность выпускать облигации под свои инвестиционные проекты, которые будут приобретаться в первую очередь государственными финансовыми институтами.

5. Важно, чтобы помощь предоставлялась не только гигантам, но также и средним компаниям, которых немало появилось за последние 10–15 лет и которые по своему технологическому и организационному потенциалу уже сегодня находятся на передовом инновационном уровне. Их еще немного, но это прообраз нашей будущей экономики. И поэтому государство не может допустить их гибели.

6. Необходимо поддержать людей, имеющих желание создать свой собственный бизнес, бороться за себя и свою семью. По суровым законам экономической борьбы победить могут только предприимчивые, подготовленные, конкурентоспособные люди, готовые к новому инновационному сознательному труду, рискующие, стремящиеся иметь собственность и готовые нести за нее ответственность, понимающие цену денег и не прожигающие жизнь. Через конкурентность конкретной личности мы можем прийти сегодня к конкурентности страны. Поэтому главная задача – это поддержка среднего класса.

Государство должно взять на себя риски кредитования малого бизнеса. Стимулировать создания «малых финансовых институтов»: общества взаимного кредитования и общества взаимного страхования.

Не сохранив средний класс, страна не сможет совершить рывок и будет обречена на решающее отставание от мирового прогресса.

7. Необходимо выстроить эффективную систему поддержки малообеспеченных граждан: пенсионеров, инвалидов, многодетных семей, людей, потерявших работу. Поэтому мы поддерживаем предложения наших коллег об активной политике на рынке труда с целью обеспечения занятости.

В то же время вряд ли можно согласиться с тем, что меры уголовной ответственности являются наиболее эффективным средством борьбы с экономическим кризисом.

Нам бы хотелось предостеречь наших коллег. Самое опасное в сложных ситуациях в экономике состоит в том, что в них всегда существует соблазн принятия простых решений. Однако, как показывает многовековая история человечества, простые решения, какими бы популярными они ни казались, чаще всего оказывались неправильным.

Плигин Владимир Николаевич – председатель комитета ГД РФ по конституционному законодательству и государственному строительству;

Фадеев Валерий Александрович – председатель комиссии по экономическому развитию и поддержке предпринимательства Общественной палаты РФ;

Плескачевский Виктор Семенович – председатель комитета ГД РФ по собственности;

Резник Владислав Матусович – председатель комитета ГД РФ по финансовому рынку;

Крашенинников Павел Владимирович – председатель комитета ГД РФ по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству;

Макаров Андрей Михайлович – заместитель председателя комитета ГД РФ по бюджету и налогам;

Груздев Владимир Сергеевич – первый заместитель председателя комитета ГД РФ по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству;

Мединский Владимир Ростиславович – член комитета ГД РФ по экономической политике и предпринимательству.