мобильная версия

Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям

127994, г. Москва,
Страстной бульвар, д. 5

Образовано 9 марта 2004 года
Указом Президента Российской Федерации № 314

Грамотно молчать. Депутаты обяжут журналистов правильно использовать русский язык

Версия для печати
29 января 2009 10:00

Источник: Газета «Новые известия» от 29 января 2009 года

Завтра Госдума планирует рассмотреть очередные поправки в закон «О средствах массовой информации», внесенные парламентариями из Северной Осетии. Депутаты предложили запретить журналистам использовать выражения «искажающие литературные нормы государственного языка». Филологи полагают, что в первую очередь нужно заняться образованием самих парламентариев и чиновников.

Статью закона о «недопустимости злоупотребления свободой массовой информации» предлагается дополнить еще одним пунктом. Сейчас нарушением считаются пропаганда в СМИ терроризма и насилия, призывы к изменению конституционного строя и прочие страшные вещи вроде порнографии. Но, считают депутаты из Северной Осетии, карать нужно еще и использование «слов и выражений, искажающих нормы современного русского литературного языка, государственных языков республик и иных языков народов РФ». «Нередко журналисты, злоупотребляя свободой массовой информации, допускают вольности», – возмущаются авторы поправки в пояснительной записке к законопроекту. По их мнению, «введение данного запрета повысит ответственность журналистов и окажет огромное влияние на сохранение литературных норм». К слову, если на Охотном Ряду документу дадут «зеленый свет», то журналистов, в материалах которых обнаружатся искажения русского языка, станут штрафовать на 5 тысяч рублей, а СМИ могут и вовсе /простите за пока еще не подцензурный вульгаризм/ «попасть» на 50 тысяч.

«Если говорить о пафосе этого законопроекта, то я его поддерживаю, потому что в языке журналиста иногда бывает такая неоправданная засоренность. Но мне непонятно, кто именно будет определять, какое выражение соответствует нормам языка, а какое нет. Проводить такую экспертизу будет очень сложно», – рассказал «НИ» доктор филологии, профессор МГУ Игорь Волгин.

К тому же, отмечает специалист, некоторые люди не знают значения многих слов и могут подумать, что, употребляя их, журналист коверкает язык или нецензурно выражается. «Я как-то написал, что мой текст «похерили». Это обычное русское слово, которое означает – зачеркнули, сократили. Корректор увидел его и написал на полях: как не стыдно такому культурному человеку такие слова употреблять?» – привел пример г-н Волгин. Он считает, что «такие вещи невозможно законодательно регулировать в журналистике», но зато это просто необходимо в официальных текстах, законных актах, правительственных обращениях.

Пока законодатели решают, как заставить журналистов уважать русский язык, эксперты ставят под сомнение правильность речи самих политиков и чиновников. «Если наши депутаты так заботятся о чистоте русского языка, то им нужно издать закон, который обязывал бы штрафовать и их за неграмотность», – заявил «НИ» президент Фонда защиты гласности Алексей Симонов. Проблема грамотности российских чиновников обсуждается экспертным сообществом уже не первый год. В 2002 году на филологическом факультете Петербургского государственного университета даже был издан словарь под названием «Давайте говорить правильно», предназначенный специально для парламентариев и членов правительства. В него вошли 829 политических и экономических терминов, и к каждому давалось пояснение – как его правильно употреблять и на каком слоге ставить ударение. «Сегодня наши политики и чиновники допускают разные ошибки: и с ударением у них бывают проблемы, и с грамматическим согласованием слов, и стилистические ошибки встречаются часто», – рассказал «НИ» заведующий отделом экспериментальной лексикографии Института русского языка Анатолий Баранов. Чтобы определить, насколько грамотны кандидаты в депутаты, ректор Петербургского госуниверситета Людмила Вербицкая в 2007 году предлагала даже ввести для них обязательный экзамен по русскому языку. Этот вопрос выносился на обсуждение Госдумы, но был отклонен «как не соответствующий регламенту». 

Кира Васильева