мобильная версия

Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям

127994, г. Москва,
Страстной бульвар, д. 5

Образовано 9 марта 2004 года
Указом Президента Российской Федерации № 314

Афганский вариант

Версия для печати
12 февраля 2009 11:00

Источник: "Российская газета" - Неделя №4848 от 12 февраля 2009 г.

Генерал Козлов - о том, что делал в Афганистане спецназ КГБ

15 февраля исполнится 20 лет со дня вывода советских войск из Афганистана. Генерал Владимир Козлов приоткрывает завесу тайны над работой за речкой самых засекреченных подразделений - отрядов специального назначения группы "Вымпел".

От "Зенита" до "Омеги"

Российская газета: Владимир Сергеевич, сколько отрядов спецназа КГБ работало в Афганистане?

Владимир Козлов: Семь: два "Зенита", потом четыре "Каскада" и отряд "Омега". "Зенит-1" прилетел в Кабул 5 июля 1979 года. Это была чистой воды разведка, 38 офицеров отряда имели загранпаспорта на чужие фамилии и значились инженерами, врачами, агрономами и проч.

"Зенит-2" работал в Кабуле с 19 сентября 1979 года. К концу года в нем было уже 130 человек. Именно они провели операцию "Радуга" по секретному вывозу в СССР трех министров афганского правительства, которых Амин приговорил к смерти, а в декабре 79-го при содействии 30 бойцов группы "Гром" (из сотрудников "Альфы") и "мусульманского" батальона спецназа ГРУ штурмом взяли дворец Амина и еще 18 объектов. Им противостояли 7-я и 8-я пехотные дивизии афганской армии - по 10 тыс. человек каждая, 4-я и 15-я танковые бригады - около 200 танков, полк "коммандос" - 3 тыс. бойцов, народная гвардия и охрана - 2 тыс. человек, служба безопасности - 1,5 тыс. сотрудников. Плюс личный состав штабов, полиции, подразделений ПВО и ВВС.

А потом пошли "Каскады" - первый, второй, третий, они были от 6 до 9 месяцев каждый, и наш четвертый, годичный, с апреля 82-го по апрель 83-го. Завершал эпопею отряд "Омега", после него до 87-го года сотрудники "Вымпела" работали в Афганистане лишь советниками.

РГ: Где базировался ваш "Каскад"?

Козлов: 128 офицеров "Каскада-4" разбили на 9 боевых групп. А весь Афганистан был разделен на зоны. Нам досталась пятая - провинции Нангархар, Лагман и Кунар. Группа состояла из 15 офицеров, нескольких прапорщиков и бойцов-срочников, хотя лично я всегда выступал против их привлечения к службе в спецназе. Но считалось, что офицера сажать на место механика-водителя или стрелка БТР неэффективно. У командира группы было два зама - по "Р" (разведке) и по "Д" (диверсиям).

РГ: Какие задачи стояли?

Козлов: Главная - борьба с бандформированиями и, как это тогда называлось, контррреволюционным подпольем. Мы помогали афганцам создавать органы безопасности на местах, организовывали агентурную работу и проводили спецмероприятия.

Инструкторско-советническая функция - это помощь в создании 5-го управления ХАД (Служба безопасности. - Ред.), занимавшегося планированием и проведением спецмероприятий против моджахедов, и пятых отделов на местах. Ребята работали по своим специальностям - учили радиоделу, миновзрывной и огневой подготовке и т. д. В "Вымпеле" каждый должен был уметь все, но еще и на чем-то специализироваться: снайпер, радист, подрывник. Потом пошла еще более глубокая специализация - боевые пловцы, парашютисты, дельтапланеристы, горники.

Агентурно-оперативная работа предполагала приобретение источников информации. Трудностей хватало. Тогда еще многие не знали местных языков, работать приходилось через переводчиков, а это в основном были таджики. Попробуйте в таких условиях завербовать человека, оказать на него влияние, раскусить в конце концов. Хотя вербовочная база была обширна, имелись все основы вербовок - от морально-психологических, т. е. симпатии к СССР, до желания тех, кто пострадал от духов, отомстить. Плюс обнищание народа.

Очень тяжело было проверить источники информации. Потому использовался тривиальный, но оправдавший себя ход. Если по данным источника наносился БШУ - бомбоштурмовой удар, то у нас было жесткое правило: на БШУ в Ми-24 летел сотрудник, который работал с источником, и сам источник. И своими глазами смотрели, кого они бомбят - чтобы источник нес ответственность за свою информацию. Точно так же, если шли в засаду на караван, то в операции обязательно принимал участие и источник.

И все равно проблемы были. Бывало, случайно узнавали, что многие источники работали и на нас, и на ГРУ. Проверяешь через ГРУ - вроде достоверная информация, а на самом деле ее принес один и тот же человек, который за деньги работал и с нами, и с ними.

Еще одна сложность - организация связи. Мы стояли в нескольких километрах от Джелалабада, рядом со знаменитой соловьиной рощей. Духи там регулярно засады устраивали, а потом легко уходили в бескрайние заросли. И вот нам надо провести операцию по связи. Но, во-первых, любой выезд с объекта агентура бандформирования без труда может отследить. А во-вторых, Джелалабад - городишко небольшой, где там встречаться? Особенно если агент - женщина.

РГ: А были и такие?

Козлов: И немало. Те, у кого были убиты все мужчины-родственники, кстати, работали очень добросовестно. Так вот - как в мусульманской стране на конспиративной основе встречаться с мусульманками? Не буду раскрывать наши методы, может, еще пригодятся, но было очень непросто. В итоге в конце деятельности "Каскада" на него работало 482 источника.

Создать лжебанду

РГ: А что значит "спецмероприятия"?

Козлов: Там много всего. Скажем, ликвидация самых непримиримых лидеров бандформирований. Проводились операции, в которых использовались и миноподрывные средства, и сюрпризы, и т. д. Сюда же можно отнести и создание лжебанд. Это когда из тех же хадовцев мы создаем "банду", она вступает в контакт с душманами, разворачивается игра, и пошло-поехало. Или отвлечение противника от поля боя. Когда проводились крупные войсковые операции, наши группы десантировались в тылу противника и отвлекали духов на себя. Мы просто показывались и сразу начинали отходить. Пока они тянулись за нами, начинали работать основные войска, которые получали оперативный простор.

РГ: Какие потери понес ваш "Каскад-4"?

Козлов: Погиб только один, хотя ранений было немало. Большие потери понес первый "Каскад", там только в одной операции погибло сразу пятеро. После чего участие "каскадеров" в боевых операциях не приветствовалось - штучный товар, больно накладно для государства. Каждый раз на это давалось отдельное разрешение руководства, причем только из Москвы.

РГ: То есть вы занимались разведкой, подготовкой сведений для авиаударов, а сами удары наносила уже армия?

Козлов: В принципе да. Хотя о том, как "каскадеры" умели воевать, говорит такой пример. В 1982 году моджахеды попытались взять Кандагар. Советские и афганские части в это время были далеко от города, ближайшей к месту событий боевой единицей оказалась команда "Каскада-4". Они сумели вытеснить противника, многократно превосходящего их по численности, на окраины и продержаться до прихода подкрепления. Итог: у духов 45 убитых и 26 раненых, у наших 1 убит и 12 ранены.

Вдали от Кабула

РГ: А как вам вообще жилось в первой в жизни "загранке"?

Козлов: В бытовом плане было очень тяжело. Первые полгода жили в палатках. Каждая на 12 человек, деревянный настил, армейские металлические кровати и противомоскитные сетки. Но несмотря на них к вечеру этот настил был усыпан мошкарой и тарантулами. А утром было чисто - тарантулы все сжирали. Через полгода перебрались в дом из камня. Стало чуть полегче - еще и потому, что нас постоянно обстреливали, а камень - хоть какая-то защита. Хотя стреляли небрежно - было видно, что им перед хозяевами отчитываться надо было.

Приезжали, как правило, на "Тойотах", миномет в кузове, и палили по нашему расположению. На крыше у нас все время находилась дежурная группа, и мы так же небрежно открывали огонь туда, откуда стреляли. После чего они собирались и уезжали. Чуть ли не каждую ночь такие перепалки шли, это считалось обычным делом. Хотя чем дальше от нас отдаляется прошлое, тем оно кажется все более героическим.

Первые полгода мы вообще жили без мяса, на одних рыбных консервах. Потом стали у афганцев еду покупать. Километрах в 20 от Джелалабада, прямо у границы с Пакистаном, была госферма "Газиабад", и мы туда выезжали. Помню, когда я туда первый раз собрался, вызвал БТРы и группу поддержки. А мне наши, кто поопытнее, говорят: нет, Сергеич, мы с тобой не поедем. Лучше скромненько, на "уазике" или на "таблетке", мол, санитары-ветеринары. Так и ездили. Была негласная договоренность: с рассвета и до двух дня в "Газиабаде" правит государство, а после двух - ребята, подвиньтесь, время уже не ваше. С двух до трех еще был переходный период - если кто из наших замешкался и вовремя не убрался восвояси, они подгоняли: очереди шли прямо над машиной. Ну а потом до утра власть переходила к душманам.

"Омега" уже делала акцент на инструкторско-советнические функции. А в последние годы ребят отправляли в Афган просто на обкатку, для приобретения боевого опыта. Что это за спецназовец, который ни разу не был под пулями? Потому мы старались прогнать через ДРА как можно больше бойцов.

РГ: Когда вы были в Афганистане в последний раз?

Козлов: Перед выводом войск с начальником штаба "Вымпела" летали туда недели на две, разрабатывали операцию по эвакуации советского посольства. Облетели на низкой высоте весь Кабул, снимали все - скопления прохожих, пути отхода. Но операция не была реализована, что, кстати, для разведки характерно: не все разработанные операции воплощаются в жизнь.

РГ: Оглядываясь назад, что думаете о тех годах - напрасно ли мы там были?

Козлов: История еще ответит на этот вопрос. Но начальник управления "С" (нелегальная разведка) ПГУ Юрий Иванович Дроздов еще тогда говорил: не мы - так США. И вот мы ушли. Кто сейчас там?

Мы искренне считали, что выполняли интернациональный долг, и ходили с гордо поднятыми головами. Гордость была за то, что работали в Афганистане. И с тех пор мое отношение к тем событиям не изменилось.

Из досье "РГ"

Козлов Владимир Сергеевич. Родился в 1950 г. в Московской области. Работал в журнале "Азия и Африка сегодня", в Первом Главном управлении КГБ СССР. С 1981 г. - в группе специального назначения "Вымпел", затем - в группе "Альфа". В 1995-2001 гг. - первый замначальника штаба Антитеррористического центра, замруководителя департамента по борьбе с терроризмом ФСБ. С 2001 г. - замминистра по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций (с 2005 г. - Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям).

Генерал-лейтенант ГБ. Женат. Хобби - шахматы.

 

Игорь Черняк