мобильная версия

Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям

127994, г. Москва,
Страстной бульвар, д. 5

Образовано 9 марта 2004 года
Указом Президента Российской Федерации № 314

«Я не буду работать старшим пионервожатым для трудновоспитуемых подростков». Михаил Швыдкой о кризисе ТЭФИ и телеакадемии

Версия для печати
27 февраля 2009 10:00

Источник: Газета «Коммерсантъ» № 35 /4090/ от 27 февраля 2009 года

В октябре после череды конфликтов вокруг телевизионной премии ТЭФИ и дальнейшей судьбы телеакадемии вместо Владимира Познера на должность ее президента был избран Михаил Швыдкой. За эти месяцы ситуация мало изменилась: учредители ТЭФИ так и не могут договориться о новых правилах, а главное, что под угрозой срыва оказался очередной конкурс главной национальной телевизионной премии. О том, насколько реально прекращение существования ТЭФИ, обозреватель «Ъ» Арина Бородина узнала у президента телеакадемии Михаила Швыдкого.

— В конце прошлого года состоялось заседание совета учредителей телеакадемии, но никаких новых правил для ее дальнейшего существования и будущего премии ТЭФИ так и не было принято. Судя по тому, что так ничего и не решили, дела в телеакадемии зашли в тупик?

— Ну, во-первых, жизнь телеакадемии продолжается. В феврале стартовал традиционный этап всероссийского конкурса «ТЭФИ-Регион». Только что в Челябинске прошел первый тур в информационных номинациях. Председателем жюри был заместитель гендиректора, руководитель информационного вещания «Первого канала» Кирилл Клейменов. В конкурсе участвовали десятки региональных телекомпаний со всей страны. И уровень их вещания год от года только растет. Очень существенно, что качество работ даже маленьких муниципальных студий стало сегодня очень и очень высоким. Совершенно очевидно, что для журналистов из регионов ТЭФИ имеет очень большое значение.

— Чего не скажешь, видимо, о федеральных телеканалах в Москве. Намеченная на март встреча учредителей телеакадемии состоится?

— К сожалению, после декабрьского собрания, где был расширен состав учредителей телеакадемии, которые теперь именуются управляющими участниками, мы не собирались. Предполагали провести встречу 3 марта, но, к сожалению, по ряду причин это не получается. Мы как раз сегодня /26 февраля/ разослали финансовый отчет академии за 2008 год и план работы на 2009-й всем учредителям. Но, не скрою, важнейшая проблема сейчас — это объявление национального конкурса ТЭФИ-2009.

— А когда он должен быть объявлен?

— Мы планируем объявить начало сбора заявок в конце апреля. По опыту прошлых лет старт главного конкурса ТЭФИ проходил в первых числах мая, ведь в сентябре проходит уже сама церемония. Я рассчитываю, что в конце марта — максимум начале апреля встреча с учредителями все-таки состоится, с тем, чтобы определиться, что будет дальше.

— Но после того, как в октябре Вас избрали президентом телеакадемии, пока мало что изменилось. С кем из учредителей я ни говорила, все сходятся примерно в одном: им хочется услышать новые правила, по которым будет работать академия и проходить ТЭФИ. А правила пока так и не ясны. Кроме того, многие руководители телеканалов говорили мне, что без возвращения в состав учредителей НТВ и ТНТ они не собираются участвовать в ТЭФИ. А Николай Сенкевич, глава «Газпром-медиа», куда входят обе телекомпании, вообще категорично заявил «Ъ», что «если сравнивать академию с больным пациентом, то он мертв — наступила смерть мозга» и что «у нас нет никаких оснований для разговора о возвращении в академию». Как же вы с таким багажом собираетесь продолжать работу в академии и объявлять очередной национальный конкурс ТЭФИ?

— Я скажу так: надо дождаться середины апреля. Мы сейчас обсуждаем и ищем различные юридические варианты существования академии, которые устроили бы все телевизионное сообщество. Мы работаем с юристами, пытаемся найти новую модель ТЭФИ.

— Приоткрыть часть рецептов по спасению академии и премии ТЭФИ вы сейчас можете?

— Во-первых, я думаю, что телеакадемию можно переучредить заново и расширить количество членов академии до 1,5-2 тысяч человек. А прежде, что называется, объявить "нулевой вариант", то есть роспуск. Но это не будет означать, что в новый состав академии не войдут те, кто в ней состоял прежде, кто делал и делает телевидение. Есть еще несколько предложений... Поймите, я веду переговоры со всеми участниками процесса и, конечно, не буду и не хочу разглашать все эти закулисные переговоры. Но моя позиция простая: я готов потратить какое-то количество времени для дальнейшего обсуждения будущего, но если коллеги считают, что судьбу телеакадемии и судьбу телевидения в России могут решить два-три человека, которые попросту не могут договориться между собой, это не мой грех.

— Существенно расширить состав телеакадемии в свое время предлагал и ваш предшественник Владимир Познер, возглавлявший телеакадемию 13 лет. И похоже, что вам, как и ему, так и не удается найти общий язык с главными участниками телесообщества, несмотря вроде бы на всеобщую поддержку. Получается, что все наступают на одни и те же грабли...

— Давайте говорить серьезно. Декларировать, в общем, можно все что угодно. Но если нет доброй воли всех заинтересованных лиц, то ничего не будет. Пока добрая воля не очень просматривается. Некоторые руководители считают, что сегодня в условиях жесткой конкурентной борьбы в телеэфире академия вообще не нужна, кто-то считает иначе. Вернувшись из Челябинска и готовясь сейчас к «ТЭФИ-Региону» в Чебоксарах, я понимаю, что академия нужна для тысяч тележурналистов, которые работают в России. Они искренне полагают, что корпоративная площадка необходима. Мне тоже кажется, что ТЭФИ и академия — это такая объективная вещь, которая в условиях не лучших экономических времен для телевидения была бы далеко не лишней. Ведь академия была создана не для каких-то личных амбиций отдельных представителей телевизионного сообщества или руководителей отдельных каналов. Тем более академия не должна зависеть от каких-то личных обид.

Другое дело, что у руководителей главных каналов может быть другое видение будущего ТЭФИ. Я не хочу никого обвинять, но если вы посмотрите на состав жюри «ТЭФИ-Региона», то поймете, кто хочет участвовать в работе академии, а кто нет.

— Представителей ВГТРК там пока не было. Но вы же наверняка за это время неоднократно общались с первыми лицами главных каналов — Константином Эрнстом, Олегом Добродеевым, Владимиром Кулистиковым, Николаем Сенкевичем? Они-то сами что вам говорят? Им нужна телеакадемия?

— Руководители компаний говорят разное... Эрнст с Добродеевым говорят, что академия нужна. "Первый канал" при этом готов конструктивно сотрудничать с академией.

— ВГТРК пока свою позицию не меняла. Их позиция открыта: без НТВ и ТНТ академия полной считаться не может. И похоже, что без участия этих телеканалов ВГТРК вряд ли будет участвовать в ТЭФИ...

— Да, это так. Владимир Кулистиков говорит, что в этом году возвращение НТВ в состав академии невозможно. А господин Сенкевич вообще считает, что объединение невозможно никогда. Но на сегодняшний день я могу констатировать, что конкурс «ТЭФИ-Регион», организованный телеакадемией, пусть худо-бедно, но продолжается, а конкурс НТВ «Профессия — репортер», насколько я знаю, в этом году проводиться не будет /на сайте телекомпании НТВ еще в декабре, действительно, появилось объявление, что конкурс «Профессия — репортер» в 2009 году приостановлен из-за «сложившейся сложной экономической ситуации»/. И это очень печально, поскольку для тележурналистов такие конкурсы необходимы. Поэтому разрушить то, что есть в телеакадемии, можно очень быстро, а вот создать взамен новое очень сложно.

— Ну, а если вы ни в марте, ни в апреле не договоритесь, то академия перестанет существовать и ТЭФИ не будет?

— Я буду стараться, чтобы все сохранилось, как есть. Но если нам не удастся в мае объявить национальный конкурс ТЭФИ, то телеакадемия может прекратить свое существование.

— А вы прекратите быть президентом телеакадемии?

— Я пришел сюда только для того, чтобы попробовать спасти ситуацию. И больше ни для чего. У меня нет никаких амбиций. Если в середине мая я пойму, что федеральные каналы не хотят видеть академию в том качестве, в каком мы ее хотим предложить, то придется принимать решение. Я не буду работать старшим пионервожатым для трудновоспитуемых подростков. Зачем мне?!

— Вы готовы уйти?

— Ну, в таких случаях я, как капитан тонущего корабля, должен буду покинуть этот мостик последним, и, наверное, так и будет, если не сложится. Но я бы не хотел быть руководителем похоронной команды телеакадемии. Может быть, я не самый лучший реаниматор, но пока я стараюсь найти выход из этой непростой ситуации.

— Март-апрель станут решающими месяцами в судьбе телеакадемии?

— До конца мая время еще есть, а там будет видно. Если все-таки федеральные телеканалы не захотят вернуться в состав телеакадемии, то в конце концов она может существовать и в каком-то другом качестве.

— Например, ТЭФИ только для регионов?

— Скажу лишь, что я бы не хоронил пока академию окончательно. Я не исключаю, что могу уйти, но продолжаю работать для всего телесообщества. Академия и ТЭФИ нам нужны, и заниматься похоронами в год 15-летия телевизионной премии мне бы уж точно не хотелось.

Арина Бородина