мобильная версия

Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям

127994, г. Москва,
Страстной бульвар, д. 5

Образовано 9 марта 2004 года
Указом Президента Российской Федерации № 314

СМИкалка дипломата. МИД России возвращается к практике общения с журналистами в еженедельном формате

Версия для печати
19 марта 2009 11:00

Источник: «Российская газета» №4870 от 19 марта 2009 года

В четверг в «мидовской высотке» на Смоленской площади департамент информации и печати возобновляет практику еженедельных брифингов для СМИ. Общаться с журналистами будет официальный представитель МИД России Андрей Нестеренко.

Российская газета: Вы готовы отвечать на трудные, порой провокационные вопросы, в первую очередь западных корреспондентов?

Андрей Нестеренко: Да, временами приходится отвечать на самые неожиданные и, как вы правильно говорите, трудные, порой провокационные вопросы некоторых западных корреспондентов. Не могу умолчать о сложившемся у меня в ходе этой работы стойком впечатлении: некоторые коллеги-журналисты задают вопросы вовсе не для того, чтобы выслушать ответ. Он их и не интересует: тебя перебивают, «вбрасывают» какой-то негатив, нередко в непозволительно эмоциональной форме.

В таком случае просто невозможно изложить свою аргументацию в полном объеме. Разве это соответствует этике работы журналиста и элементарной культуре общения с собеседником? Какая же при этом может быть свобода слова? Диалог всегда должен вестись во взаимоуважительном ключе. Будем надеяться, что именно так у нас и будут складываться с ними отношения в перспективе. Мы ни от кого не прячемся и не увиливаем от тех или иных вопросов. Но надо же уважать друг друга.

РГ: Как давно в ДИП МИД России не проводились регулярные брифинги? И почему именно сейчас решено их возобновить?

Нестеренко: Если не принимать во внимание брифинги официального представителя МИД на площадке РИА «Новости», которые проходили в августе-октябре прошлого года в связи с известными событиями на Кавказе, и еженедельные брифинги для т.н. министерского пула, то нынешние наши встречи с представителями российских и зарубежных СМИ мы хотели бы использовать прежде всего для подпитки их информацией в более развернутом виде, нежели мы это делаем в течение каждого дня в виде комментариев, подготовленных в ответ на соответствующие запросы, которые, как известно, оперативно размещаются на информационной ленте нашего министерства.

Кроме того, в последнее время возросло количество запросов в адрес руководства МИД от корреспондентов ведущих новостных агентств, крупнейших российских и иностранных газет, радиостанций и так далее об эксклюзивных интервью, что свидетельствует, по нашему мнению, о все возрастающем интересе к российской позиции по широкому кругу проблем международной повестки дня.

В силу объективных причин удовлетворить все подобные запросы мы, разумеется, не в состоянии, поэтому предложим нашим коллегам по ремеслу «подпитываться» информацией на наших встречах.

РГ: До мая прошлого года вы были послом России на Кипре. Как правило, послы - это дипломаты, которые много знают, но мало чего говорят публично. Теперь вы официальный представитель МИД России, которому предстоит отвечать на много вопросов на еженедельных брифингах. В том числе и без предварительной подготовки. Сколько времени заняла психологическая перезагрузка?

Нестеренко: В бытность работы в моем предыдущем качестве мне, как и всем моим коллегам в других загранточках /простите за определенный жаргон/, приходилось достаточно плотно работать с представителями как российских СМИ, так и страны пребывания. Разъяснять существо позиции России по вопросам как внутренней, так и внешней политики является одной из первоочередных обязанностей российского посла, да и других дипломатов в посольстве или консульстве. Причем весьма важно уметь донести нашу позицию до зарубежных партнеров не только по-русски, но и на языке страны, где ты работаешь.

А выступать приходится в самых различных аудиториях, в т.ч. телевизионных программах и новостных выпусках. Поэтому до возвращения в Москву на работу в департамент информации и печати я смог приобрести определенную подготовку и даже закалку для выполнения упомянутых вами функций. Тем не менее, в определенные «горячие» периоды общения со СМИ требуются, разумеется, серьезный психологический настрой и высокая ответственность.

РГ: Вы изучали опыт проведения подобных брифингов коллегами из МИДов других стран? В том числе госдепом США.

Нестеренко: Да, несомненно. Без этого нам было бы трудно работать. Однако если брать работу госдепартамента США, то его подразделение, отвечающее за работу со СМИ, значительно отличается от департамента информации и печати как по структуре, так и по функциям, численному составу и даже финансированию.

Мы у себя в департаменте стараемся сами реагировать на поступающие к нам запросы всех корреспондентов максимально оперативно, т.е. в рабочем порядке и не дожидаясь того или иного брифинга. И, насколько мне известно, такая форма нашего взаимодействия со СМИ вполне всех удовлетворяет. Думаю, что вы согласитесь с тем, что в сегодняшних условиях время, как говорится, не ждет, поэтому реагирование на различные информационные сюжеты или поводы требуется иной раз мгновенное. Но, как я уже сказал, попробуем добавить информационного заряда и через наши встречи. Рассчитываем на сотрудничество со всеми вами, уважаемые коллеги.

Владислав Воробьев