мобильная версия

Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям

127994, г. Москва,
Страстной бульвар, д. 5

Образовано 9 марта 2004 года
Указом Президента Российской Федерации № 314

Просто гений. На канале «Культура» показали 10-серийный фильм «Оправдание Гоголя»

Версия для печати
24 марта 2009 14:00

Источник: «Российская газета» №4873 от 24 марта 2009 года

На прошлой неделе телеканал «Культура» завершил показ своего главного «гоголевского» проекта, посвященного 200-летию великого писателя. Наконец мы увидели 10-серийный фильм Игоря Золотусского и Виктора Спиридонова, о котором много говорилось и в прессе, и в Интернете задолго до его показа.

Мы, кажется, научились рекламировать не только блокбастеры, но и серьезные культурные проекты. Канал «Культура» немало постарался для того, чтобы об «Оправдании Гоголя» /как и о других «гоголевских» проектах канала/ узнали заранее и были готовы к просмотру фильма.

Тем не менее мне было важно услышать мнение о фильме именно не «тронутых» рекламой людей. Мне удалось это, как ни странно, в Ясной Поляне, музее-усадьбе Л.Н. Толстого, где я работал в архиве по своим делам. Сотрудницы архива горячо обсуждали последнюю «передачу» о Гоголе Игоря Золотусского и всячески расхваливали.

Сначала я подумал: ведь это плохо, раз для них это «передача». Значит, они не воспринимают это как фильм. Но потом я понял, что это вовсе не недостаток сериала, а, скорее, его достоинство.

Каждая серия действительно была законченной «передачей» об определенном этапе жизненного пути Гоголя. Детство. Петербург. Италия. Иерусалим. Последние дни в Москве.

Авторы фильма поступили совершенно правильно, разбив его на законченные фрагменты и не насилуя зрителей непременно целостным впечатлением, которое тем не менее от фильма остается.

Что значит «оправдание» Гоголя? Нуждается ли он в нашем «оправдании»? Нет, конечно. Но, как ни странно, меня гораздо более отталкивает слово «понимание» Гоголя. Этих «пониманий» существует столько, что Гоголь должен вертеться в гробу как пропеллер. Недавно на презентации одной новой премии я услышал слова: «Гоголь самый инновационный из русских писателей». Дальше идти уже некуда...

Иногда возникает чувство, что после Гоголя не было Достоевского и Толстого, на которых он оказал колоссальное влияние, но вовсе не как «инноватор», а как писатель, предельно заостривший нравственную и религиозную проблематику творчества. Что Гоголь ничего не написал, кроме «Носа», а «Нос» он написал в предчувствии Фрейда. Что Хлестаков не добрый провинциальный малый, а терминатор из будущего. Что Панночка не ведьма, а сексуальная террористка. Что Чичиков не незадачливый мошенник, а в самом деле Наполеон.

В том-то и дело, что автор сценария Игорь Золотусский оправдывает не «своего» Гоголя, а просто Гоголя. «Своего» Гоголя пусть оправдывают те, кто притягивает его за уши к «инновациям» ХХ века. В Гоголе было немало странностей, но в конце концов он заставлял своих читателей просто смеяться, просто испытывать страх, просто сопереживать маленькому, гонимому судьбой человеку, чувствовать любовь к прелестным старосветским помещикам, живущим как брат с сестрой, жалеть Андрия и восхищаться мужеством Остапа.

И еще он написал самую грозную книгу в русской литературе – «Выбранные места из переписки с друзьями», без которой не было бы ни Достоевского, ни Толстого.

Вот этого Гоголя, если угодно, «оправдывают» в глазах замороченных зрителей Игорь Золотусский и Виктор Спиридонов.

Павел Басинский