мобильная версия

Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям

127994, г. Москва,
Страстной бульвар, д. 5

Образовано 9 марта 2004 года
Указом Президента Российской Федерации № 314

Александр Архангельский: «Серьезных книг хватит на всех»

Версия для печати
26 мая 2009 15:00

Источник: "Большая книга" № 007 за май 2009 года

В четвертом сезоне сопредседателем Литературной академии станет писатель и журналист Александр Архангельский. Отвечая на вопросы «Большой книги», он поделился своим видением перспектив отечественной литературы, роли и места литературной премии в жизни писателя.

-  Ваши коллеги нередко отмечают, что современная отечественная литература перестала быть общественным явлением в глубоком смысле этого слова. Так что происходит с литературой? Чего, по Вашему мнению, не хватает современному книжному рынку?

-  Происходит - жизнь. И подьемы, и спады, и ровное течение - все есть. Беда в том, что нутряной талант все чаще расходится с мастерством, а мастерство не предполагает знания и понимания современной жизни.

В литературной среде до сих пор всерьез дискутируются проблемы, недообсужденные в семидесятые годы. Что же до рынка, то, во-первых, искусственно созданы все условия для его укрупнения, а значит - для стандартизации. Маленькие издательства обречены, как ракушки, нарастать на днищах больших издательских домов. Во-вторых же, реклама современной литературы как остановилась на уровне двадцатилетней давности, так и не движется никуда.

-  Сейчас пишут больше, пишут свободнее, откровеннее. Как Вам кажется, это, скорее, проявление внутренней свободы или хаос?

- А в чем противоречие? Не будет хаоса, не будет и свободы. Гармония всегда пишь временное равновесие, она хрупкая, поэтому так трепетно мы к ней и относимся.

-  Какое имя в «Длинном списке» не стало для Вас сюрпризом, а какое оказалось полной неожиданностью?

- Не скажу, пока не объявят результаты итогового голосования.

- С Вашей точки зрения, в чем отличия и преимущества премии «Большая книга» перед другими литературными наградами?

- «Большая книга» - премия символическая. Символом выступают деньги. Потому что, нравится это нам или нет, но в сегодняшнем мире серьезное отношение только к тому, за чем стоят серьезные деньги. Дело не в том, сколько получает победитель, дело в том, что с помощью такого скоропортящегося продукта, как финансы, можно привлечь внимание к вечному, к литературе. А если можно, значит, нужно.

- Зачем вообще нужны литературные премии?

- Они, как прожектора, шарят по затемненному литературному пространству и высвечивают авторов и книги. Иногда случайно и незаслуженно. Иногда - безупречно. Но без влиятельной литературной критики премии своей задачи не выполнят; массовый читатель должен узнавать о достойных писателях с помощью премий, а понимать, что на самом деле происходит, читая критиков. С премиями более-менее полный порядок, их много, они разные А влиятельных критиков раз-два и обчелся

- Каков, по Вашему мнению, критерий принадлежности к «большим книгам»?

- Масштаб замысла, энергия слова, смелость, глубина и мастерство.

- Что объединяет, на Ваш взгляд, произведения, которые попадают в премиальные списки «Большой книги»? Можно ли эту премию воспринимать как определенный стандарт качества?

- Heт в литературе никаких стандартов. Если это не поточное чтиво. Пока лауреаты «Большой книги» совпадали в одном - достойные авторы достойных книг. А большего и желать не нужно.

- Образ российского читателя - какой он?

- Разный. Помолодевший сравнительно с девяностыми годами. Умный. За пределами Москвы и Питера - не высокомерный. Но потерявший гуманитарные ориентиры. И поэтому слегка растерянный: что читать?

- Если говорить не о массовом чтиве, а о настоящей литературе — Вы нашли для себя эту настоящую, великую литературу?

- Настоящую да, с великой обождем пока.

- Каким Вы видите будущее «Большой книги»?

- Надеюсь, у нее останутся сильные конкуренты, а серьезных книг хватит на всех.