мобильная версия

Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям

127994, г. Москва,
Страстной бульвар, д. 5

Образовано 9 марта 2004 года
Указом Президента Российской Федерации № 314

Книги на колесиках

Версия для печати
01 июня 2009 13:00

Источник: «Ведомости» №98 (2368) от 1 июня 2009 года

Фото: М.Стулов

Фото: М.Стулов

Ирина Балахонова и Татьяна Кормер делают такие детские книжки, которые не скучно читать и взрослым. Их маленькое издательство «Самокат» за пять лет выпустило около 60 признанных во всем мире произведений детской литературы

Художница Татьяна Кормер и ассистент редакции швейцарских газет Ирина Балахонова сблизились благодаря своим детям, учившимся в одной школе. Обеих огорчал бедный выбор детских книг. В конце 90-х издавали в основном советских классиков, часто в безвкусном исполнении, вспоминает Балахонова. Поначалу девушки собирались открыть литературный журнал для детей: обе работали в СМИ и понимали, как это делать. Но решили, что смогут замахнуться на большее.

Сколько их

Всего на рынке работает 1280 издательств, выпускающих хотя бы одну книгу в месяц, подсчитали в Федеральном агентстве по печати и массовым коммуникациям. Но издательств, специализирующихся на детях и активно работающих, не больше 15, говорит Николай Охотин, гендиректор дистрибуторской компании Berrounz.

Прежде чем зарегистрировать «Самокат», долго выбирали из 200 названий, придуманных вместе с детьми. Сразу же решили выпускать переводные книги, бывшие когда-то бестселлерами за рубежом и хорошо продающиеся не один год. Ирина некоторое время жила в Швейцарии, неплохо знала французскую литературу. «Поляна» в России была пуста: франкоязычной литературой тогда никто не занимался, добавляет Балахонова.

Старт на «Собаке»

У девушек было $4000 собственных сбережений, но на издание книги этого не хватало. Тогда они обратились к организаторам программы «Пушкин» (она поддерживает издание франкоязычной литературы и в каждой стране называется по-своему). «Мы сказали, что сотрудничаем с переводчицей Натальей Шаховской, это имя знали, и в 2003 г. нам выделили еще 2000 евро», — объясняет Ирина.

Около $3 млрд — так оценил объем российского книжного рынка в 2008 г. Александр Воропаев, начальник отдела книжных выставок и пропаганды чтения Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям. С 2003 г. рынок вырос на 87%. Однако серьезных книг не хватает: под маркой детской литературы выпускается немало ширпотреба — «страшилок» или пустых детективов с незапоминающимися авторами, сетует Алексей Маркевич, директор издательства «Центр Нарния», которое, как и «Самокат», было зарегистрировано в 2000 г.

В 2003 г. вышла первая книга «Самоката» — «Собака Пес» Даниэля Пеннака. Она стала настоящим открытием для читающей публики: издательниц пригласили на радио «Эхо Москвы». После этого прошел цикл передач — радиожурналист Сергей Бунтман читал «Собаку» в эфире. Такая удача на старте поддержала девушек. Первое время они работали только на энтузиазме. «У нас не было денег, связей и знания издательского бизнеса», — уверяет Ирина.

Уроки экономии

В 2003 г. оборот «Самоката» составлял всего $10 000. Серьезно тормозили развитие дела отсрочки платежей — в издательском бизнесе они могут длиться от 60 дней до года. Чтобы заработать, пришлось учиться экономить на мелочах. Поначалу обходились без офиса, позже благодаря знакомым нашли недорогой подвал на Сухаревке. Первое время издательницы все делали вдвоем, потом наняли стажеров из полиграфического института, и те работали бесплатно. Когда узнали, что в ярославской типографии пропадает неформатная бумага, решили специально под нее сделать поэтическую серию: получились узкие книжки как раз в ширину стиха, говорит Ирина. Удалось сэкономить на бумаге 25%.

К 2006 г. стали выпускать по книге в месяц. Издали авторов из Италии, Финляндии, Швеции, Австрии, Норвегии. Отыскали интересных писателей и в России. Большой поддержкой стали гранты, а позже — продажа издательских прав за рубежом. «Самокату» удалось завоевать пусть небольшую, зато мыслящую аудиторию, считает Варвара Горностаева, главный редактор издательства Korpus.

Как пройти в библиотеку

Когда «Самокат» вышел на рынок, тот уже был поделен между гигантами — АСТ, «Эксмо», «Дрофой», «Махаоном» и др. Обычно книжные магазины отказываются работать с мелкими издателями, но благодаря передачам на радио для «Самоката» сделали исключение Московский дом книги и «Библио-глобус», вспоминает Балахонова. Пятитысячный тираж «Собаки» разошелся за год. Тогда же издательство попыталось войти в розницу, начав работать с дистрибуторской компанией Berrounz. «Главная проблема малых издательств в том, что они не могут встроиться в систему распространения, — говорит Горностаева. — Но посмотрите, что творится возле их стендов на выставках, как расхватывают их книги!»

«Самокат» первым из молодых детских издательств начал «воспитывать» систему распространения, ориентированную на ширпотреб«, — отмечает Николай Охотин, гендиректор дистрибуторской компании Berrounz. Позже подключились «Розовый жираф», Издательский дом Мещерякова, «Открытый мир», «Машины творения». Конкурентное преимущество «Самоката» — авторы для интеллектуалов, необычно изданные книжки — одновременно и источник самых больших трудностей, считает Охотин. Такие книги боятся включать в ассортимент и дистрибуторы, и крупные сети вроде «Буквы» (принадлежит АСТ) и «Нового книжного» (принадлежит «Эксмо»). На полки удается попасть только через третьи руки, из-за чего цена книжек становится неподъемной для покупателей, жалуется Маркевич из «Центра Нарния».

И все же надо было как-то пробиться к читателям. В Москве «Самокату» удалось проникнуть в некоторые магазины, в регионах дела обстояли хуже. И издательницы решили завоевать провинцию через библиотеки. Они ездили по стране, придумывали необычные мероприятия для библиотек. Организовали ралли на самокатах, которое проходит в разных городах (последний раз — на Дерибасовской в Одессе). Расчет оказался верным: к 2008 г. более 50% продаж «Самоката» приходилось на библиотеки. А оборот достиг $363 000. «Для нас это хороший результат», — улыбается Ирина.

Держаться вместе

«Маленьким труднее приходится в кризис, когда неплатежи стали распространенным явлением, — объясняет Нина Литвинец, исполнительный вице-президент Российского книжного союза. — Если магазин не заплатит 50 000 руб. «Эксмо», оно этого не заметит, а небольшие компании могут не пережить».

Вот почему малые издательства держатся вместе. Продают книги друг друга в своих офисах — например, в «Розовом жирафе» можно купить издания «Самоката», «Машин творения» и др. Чтобы оптимизировать расходы, вместе снимают выставочное пространство, в кризис начали организовывать совместную логистику, объясняет Балахонова.

Елена Горелова