мобильная версия

Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям

127994, г. Москва,
Страстной бульвар, д. 5

Образовано 9 марта 2004 года
Указом Президента Российской Федерации № 314

Борис Грачевский рассказал, каким он видит детское телевидение

Версия для печати
16 ноября 2009 23:00

Источник: «Российская газета» №5039 /215/ от 16 ноября 2009 года

Фото: Виктор Васенин/РГ 

Фото: Виктор Васенин/РГ 

Бибигон под нафталином

Почему сегодня один из самых мощных инструментов воспитания детей - телевидение - заполнено чужими лицензионными передачами, много ли они на самом деле могут дать ребенку? Каким должно быть телевидение для детей?

Я первым поставил вопрос о создании детского телевидения. После долгих споров образовалось два канала - «Теленяня» и «Бибигон». Во-первых, ни один ребенок не знает, что такое или кто такой Бибигон. Вот вы знаете? Я знаю: в конце 20-х годов Корней Чуковский запустил такого героя, Бибигона. Но он не выжил, он умер - был детям неинтересен. Спрашивается, из какого нафталина его вынули? В довершение ко всему «Няня» выходит на дециметровом канале - поди ее поймай; «Бибигон» - в часы, когда никто телевизор не смотрит.

Зачем далеко ходить - наш «Ералаш» иногда появляется в программе передач, однако процесс выхода в эфир совершенно непредсказуемый. Нас все время мотают по временной сетке, мы то есть, то нас нет, то утром ставят в сетку, то вечером, то днем, то два выходных выходим, то опять для нас не нашлось места... Хотя работаем, как раньше, создавая 36 историй за год. Как в такой ситуации приучить ребенка, подростка, что для него есть собственная передача, в которой он может узнать себя, своих друзей и свои жизненные ситуации?

Каким же я вижу детское телевидение? Хотел ввести тщательно подобранное российское кино и мощную мультипликацию. Ту самую мультипликацию, которая, когда организовалась, была живой, настоящей. Сегодня это называется анимация - это значит оживление, в отличие от мультипликации - размножения. Так вот как только героев детских передач стали оживлять, они и умерли. Стали скучные и неинтересные. Терпеть не могу телепузиков, которые очень вредны для нас, потому что совершенно не образовывают ребенка. Они только отвлекают его - ровно на те минуты, пока их смотрят. Даже смешарики - чем они не телепузики? Мне очень горько от этого, мы теряем то, чем были сильны. Между тем российского ребенка сейчас выравнивают под американский кинематограф с его поеданием попкорна и поеданием в конечном счете попкорновского кино. Я знаю великих режиссеров и хочу делать русское кино, я хочу, чтобы люди плакали - не в смысле рыдали, а чтобы меня поняли, сочувствовали моим героям, сопереживали. Наш волк из «Ну, погоди!» - он живой, он добрый, хоть и злодей.

Хочу, чтобы ребенок пришел, включил канал номер пять, а там с утра до вечера, не останавливаясь, идут передачи только для него. Были же у нас нормальные передачи, с обратной связью: «До 16 и старше», «Башня»... Нужно полезное детское телевидение, которое рассказывает о том, что конкретный ребенок сделал, как он рисует, выпиливает лобзиком, как победил на олимпиаде, стал чемпионом по плаванию, - вот интерес в чем. Что они сейчас делают, какие интересные придумки изобретают... Вот о чем должна быть детская передача. И главным ее отличием должна являться обратная связь.

Борис Грачевский, режиссер, создатель тележурнала «Ералаш»