мобильная версия

Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям

127994, г. Москва,
Страстной бульвар, д. 5

Образовано 9 марта 2004 года
Указом Президента Российской Федерации № 314

Куба и литераторы

Версия для печати
16 февраля 2010 15:00

Источник: «Известия»

Говорят, что Куба - это такая страна, попадая в которую любой, даже самый сдержанный, человек расслабляется и позволяет себе маленькие вольности. Именно так и вели себя члены российской делегации, приехавшие в Гавану для участия в XIX Международной книжной ярмарке. И никто их не осуждал. В том числе обозреватель «Известий», оказавшаяся на Острове свободы в окружении вольных российских писателей.

Прибывшие ночью 10 февраля в Гавану писатели прямо с утра 11 февраля начали осматривать город, тем более что торжественное открытие книжной ярмарки было назначено на вечер. Не обошлось без обычных туристических проколов: прозаик Алексей Варламов с двумя коллегами, чтобы ничего не пропустить, наняли местного гида. Проводник водил писателей по городу три часа, взимая через каждые 60 минут плату в 25 евро, но до главной площади города так и не довел.

Впрочем, ни один писатель не миновал этой туристической точки на карте Гаваны. После церемонии открытия ярмарки вечером на той самой площади состоялась коктейльная вечеринка. Литераторы, одетые слишком по-летнему и оттого изрядно замерзшие после церемонии, которая проходила на берегу океана на сильном ветру, окрестили мероприятие «ледяной «Мохито», но не дрогнули. А детский и взрослый прозаик Марина Москвина ко всеобщему удовольствию даже станцевала что-то латиноамериканское и очень зажигательное.

На следующий день утром был назначен прием в российском посольстве. Обнаружившийся в делегации кубинист рассказал, что кубинский народ определяет здание посольства высокопарной фразой - «кинжал, вонзенный в сердце Кубы». «Манерно как-то», - заметил лауреат «Большой книги» Леонид Юзефович. «А по-испански красиво», - отозвался кубинист. Здание и правда выполнено в довольно агрессивной манере и напоминает рукоять холодного оружия.

Несмотря на ранний час, напитки были предложены вполне серьезные: ром, водка «Столичная», ну и «Мохито» с красным вином для тех, кто предпочитает полегче. Отечественные прозаики, поэты и публицисты и тут не ударили лицом в грязь: выпив и расслабившись, писатели пошли фотографироваться на фоне витража с портретом Ленина, украшающего зал приемов. Кубинские генералы тоже показали себя опытными бойцами: с удовольствием пили водку, запивая ее «Колой».

Сергей Лукьяненко опрокидывал стопочки «Столичной» и зажевывал листиками мяты, извлеченными из «Мохито». Причем стоящая на улице почти жара его нисколько не сморила - вернувшись в гостиницу, самый популярный отечественный фантаст отправился купаться в океане и по-хозяйски делился с коллегами мыслями о том, как было бы отлично нанять нескольких негров (очевидно, литературных) и усовершенствовать пляж, который, по его мнению, оставлял желать лучшего.

Любитель ярких нарядов поэт Евгений Евтушенко щеголял в холле гостиницы в пестрой кепке клинышками и некоем лоскутном халате, укороченном до состояния пиджака. Вечером этот орнаментальный наряд сменялся на бледно-брусничного цвета костюм. Легендарный шестидесятник разводил романтические интриги - обозревателя «Известий» он заподозрил в романе с представителем телеканала «Россия» и великодушно сообщил, что не собирается переходить дорогу более удачливому сопернику. Но обещал, если что, склеить разбитое сердце. Но, стоило обозревателю покинуть зону видимости, писатель стал рассказывать предполагаемому сопернику о своей любви к совершенно другой женщине - корреспонденту «Вестей».

Про любвеобильного Евтушенко тут же распространилась легенда. Во время поездки писателя во Вьетнам ему якобы показали карту, найденную у сбитого американского летчика, на которой был отмечен «маршрут Евтушенко» и приписано: «не бомбить». Этой историей он в Москве соблазнял одну из понравившихся ему дам.

Политическая ситуация на Кубе тоже не давала покоя писателям и журналистам: писатель и журналист Павел Басинский от кого-то узнал местный кубинский анекдот про то, как Фиделю Кастро подарили черепаху. Кубинский лидер поглаживал ее по панцирю, но отказывался принимать подарок:

- К домашним животным так привязываешься, а потом они умирают... Кстати, сколько лет живут черепахи?

- 400 лет.

- Вот я и говорю, привяжешься, а потом она умрет...

А детский писатель Эдуард Успенский, пользуясь тем, что в гостинице ему точно не придется общаться с детьми, уже с утра был замечен в замечательном расположении духа и с банкой пива в руке. И никто его не осудил. Наоборот, все подумали: проработал всю ночь над книгой человек - нужно же ему когда-то расслабляться.

Наталья Кочеткова