мобильная версия

Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям

127994, г. Москва,
Страстной бульвар, д. 5

Образовано 9 марта 2004 года
Указом Президента Российской Федерации № 314

Андрей Максимов: На сегодняшнем телевидении каждый зритель может отыскать то, что ему интересно

Версия для печати
27 сентября 2010 16:00

Источник: «Российская газета» №5296 /217/ от 27 сентября 2010 года

Накануне

В этот раз я задумался о телевидении в пятницу, 24 сентября, в 22 часа одиннадцать минут московского времени.

Хотя, если уж быть до конца честным, сначала я задумался над тем, что не люблю галстуки, и на финал ТЭФИ ничего на шею надевать не буду. Размышления про галстук начались в 22 часа десять минут и тут же закончились: не интересно. А само слово ТЭФИ направляет мысли к раздумьям о нашем ТВ, которое, безусловно, гораздо занимательнее галстука.

Мне кажется, ТЭФИ, собственно говоря, нужно для того, чтобы был праздник. Чтобы лауреаты, выйдя на сцену, сказали: «Спасибо маме, папе, жене, которая меня терпит, продюсеру - лучшему на свете, и руководству канала - дай ему Бог здоровья». Это во-первых. И чтобы был хороший повод поговорить про телевидение. Это во-вторых. И больше не для чего.

На мой глубоко субъективный взгляд, никакая премия - ни Нобелевская, ни премия ЖЭКа N 35 - ровным счетом ничего не определяет. Мне вообще кажется, что в стране, где не имели наград и лауреатств Пушкин, Лермонтов, Гоголь, Достоевский, Тарковский, Высоцкий и еще множество гениев - к наградам и премиям всерьез относиться нельзя. Замечательный режиссер Сергей Соловьев, отвечая на вопрос моих коллег: «Как вы относитесь к своей популярности?» - сказал, по-моему, гениально: «В стране, где жила Анна Ахматова, рассуждать о собственной популярности неловко».

Недавно я узнал, что великая телевизионная игра «Что? Где? Когда?» - кстати, в этом году ей исполнилось 35 лет /!!!/ - имеет лишь премию ТЭФИ, которой наградили ее основателя Владимира Яковлевича Ворошилова. Больше нет у нее ни премий, ни государственных или профессиональных наград. Но это так, к слову...

Когда вы читаете эту статью, вы уже знаете, кто стал обладателем почетной статуэтки, а кому в этой игре не повезло. Я же еще только размышляю про галстук, собираясь в Санкт-Петербург. Но мне интересно использовать ТЭФИ как повод поговорить о нашем ТВ.

Поэт сказал: у природы нет плохой погоды. Поэт прав, конечно. У природы нет плохой погоды, а у зрителя нет хорошего телевидения. Во все времена телевидение ругают все и вся.

Зритель не хочет понимать, что в сегодняшней ситуации во многом именно он формирует телевизионную программу. Рейтинг - это телевизионный Бог и отец рекламы одновременно. Если вы, дорогие зрители, не будете смотреть те передачи, которые вы так любите ругать, то у них упадет рейтинг, и программы эти погибнут. Я нередко встречаюсь со зрителями в разных городах, и меня потрясает, когда люди ругают за пошлость, излишнюю жестокость, глупость и проч. и проч. именно те передачи и именно те фильмы, которые имеют устойчивый рейтинг, другими словами - большую зрительскую аудиторию. Не надо никого гневно ругать - надо просто перестать смотреть. И плохие передачи погибнут. Телевидение - это зеркало, в котором отражаемся мы. И если мы смотрим пошлый юмор и жестокие боевики, значит, они нам нужны.

Зритель, мне кажется, никак не хочет осознать, что в немалой степени он несет ответственность за то, что видит в телевизионной программе. Здесь как в ресторане: если какие-то блюда никто не заказывает, они исчезают из меню. И телевизионное меню сегодня не может формироваться без учета зрительских вкусов.

Я делаю свои программы на «России» и на Пятом канале, поэтому понятно, что говорить об их работе мне неловко. Хотя я многие передачи своих коллег смотрю с удовольствием.

А когда переключаюсь, то, как правило, на канал «Культура», который постепенно обретает то качество, которого ему так не хватало: он становится живым. Другими словами: из резервации превращается в полноценный телевизионный продукт.

Ах ты, боже мой, с каким упоением все мы спорили про сериал «Школа», который, на мой субъективный взгляд, просто плохое кино, снятое с единственной целью - устроить провокацию. И как-то недосуг оказалось нам замечать подлинное телевизионное событие, созданное как раз на «Культуре». Я имею в виду проект «Академия».

«Академия» сделана как бы вразрез со всеми телевизионными традициями и нормами. Знаменитые российские ученые просто читают лекции. А молодежь, собравшаяся в аудитории, просто их слушает. Например, программа начинается с того, что входит человек, становится за кафедру и начинает: «Здравствуйте. Сегодня мы будем говорить о берестяных грамотах». И говорит - причем так, что оторваться невозможно. Молодые люди слушают с восторгом - восторг этот сыграть нельзя, его можно только прожить.

«Академия» показывает, что умным человеком быть интересно. Не важно, нужно, престижно и проч., а вот именно - интересно. А то ведь мы как-то уже успели позабыть, что жизнь человеческой мысли может быть занимательнее, чем жизнь следователя, киллера или няни, даже самой прекрасной.

Для меня лично канал «Культура» в первую очередь отличается теми лицами, которые я могу найти здесь, и подчас - только здесь. Я не буду характеризовать эти лица, но когда устаешь от иных экранных физиономий, здесь можно отдохнуть.

Когда мы радостно ругаем наше телевидение, мы, как правило, забываем о канале «Россия 24», который делает человека свидетелем, и даже кажется, что участником всех важнейших событий в стране и в мире. Не так давно я был в одном учреждении, где работают, как принято сейчас говорить, «серьезные люди». Так вот, в каждом кабинете работала именно этот канал: людям, которые считают себя серьезными, важно узнавать о том, что происходит в «городе и мире» ровно в ту секунду, когда это произошло.

Я «ловец» уникальных документальных фильмов Леонида Млечина на ТВЦ. Нахожу их все время в разное время и застываю у экрана, искренне пораженный. Недавно, скажем, смотрел кино о том, как относились к любви в фашистской Германии. Поразительно, но, оказывается, бесчеловечность и кошмар диктатуры можно раскрыть еще и показывая, как диктатор относился к любви и семье.

Короче говоря, мы забываем о самом, пожалуй, главном: на сегодняшнем телевидении каждый зритель может отыскать то, что ему интересно. Как ни парадоксально, это вызывает не радость, а, скорее, раздражение, поскольку то, что интересно одному зрителю, часто провоцирует протест другого. Телезритель бескомпромиссен: мало того, что он желает видеть только то, что он желает видеть, так он еще хочет, чтобы ничего другого не показывали. Любой зритель свой собственный вкус считает эталонным.

Разве на сегодняшнем ТВ нет пошлости, насилия, жестокости? Есть. Поскольку они востребованы - они есть. Но если, для простоты разговора, условно разделить все программы на интеллигентные и прочие, то выяснится, что сейчас создалась довольно уникальная ситуация: интелли гентные программы есть на всех центральных каналах, а два - «Культура» и «5-й» - сделали их своим основным контентом.

...Когда раздадут премии ТЭФИ, недовольных, конечно, будет больше, чем радостных. И многие зрители скажут, что раздали не тем, и тяжело вздохнут.

Но потом включат телевизор и что-нибудь там для себя найдут. Обязательно.

Андрей Максимов