мобильная версия

Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям

127994, г. Москва,
Страстной бульвар, д. 5

Образовано 9 марта 2004 года
Указом Президента Российской Федерации № 314

Книгоиздание – это объединяющее цивилизационное начал

Версия для печати
07 сентября 2016 10:25

Источник: Литературная газета

Владимир Григорьев считает, что наш литературный процесс остро нуждается в квалифицированных менеджерах.

В Москве открывается очередная Международная книжная выставка-ярмарка. Ежегодно в сентябрьские дни один из павильонов ВДНХ превращается в огромный экран, на котором мы видим объёмную картину нашего книгоиздательского процесса, все его основные тренды, удачи и разочарования, справедливости и несправедливости. Выставка – это и праздник для любителей чтения, и сгусток писательских надежд, и повод для размышления и анализа. Перед открытием ММКВЯ об актуальных проблемах нашей литературы и книгоиздания шеф-редактор «ЛГ» Максим Замшев побеседовал с заместителем руководителя Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям Владимиром Григорьевым.

– Владимир Викторович! Идёт первый год после Года литературы. Как говорил поэт, большое видится на расстоянии. Как вам кажется, какие зёрна, брошенные в этот год, хорошо проросли, а какие – нет? Что необходимо ещё менять на основе анализа, проведённого по итогам прошлого года?

– Главный итог Года литературы заключается, конечно же, не в количестве проведённых мероприятий, хотя их было около двух тысяч, что само по себе немало. Гораздо важнее то, что в него включилась вся страна. И главное завоевание Года литературы состоит в том, что он зажёг сердца целой армии подвижников, энтузиастов книги и чтения, которые, как сказала Наталья Дмитриевна Солженицына, как «рыцари культуры» готовы служить просвещению и культуре, часто в самых скромных условиях и трудных обстоятельствах.

Из событий года самое значимое, конечно же, – это книжный фестиваль на Красной площади. И я, как и все, кто связан с книжной культурой, безмерно рад, что президент поддержал эту инициативу и мы теперь будем проводить его ежегодно именно как фестиваль, который сопровождается литературными и окололитературными мероприятиями. В этом году, например, таких было около четырёхсот.

Следующее, что ещё необходимо упомянуть по результатам Года литературы, – это осознанная всеми необходимость создания государственной программы поддержки чтения, и прежде всего детского и юношеского. Она должна быть направлена на повышение статуса и качества чтения, читательской активности, развитие читательской компетенции у детей и подростков. Снижение интереса к чтению – общемировая тенденция, но сфокусировать усилия требуется прежде всего на подрастающем поколении. Надо также создать такие условия талантливым писателям и художникам, работающим для детей, чтобы они получали поддержку со стороны индустрии и государства, не уходили в другие сферы, другие жанры, не перебегали в более финансовоёмкую рекламную индустрию. Был у страны советского периода опыт работы писателей и художников в детской литературе. Это была такая мощная синергия креативности – сочетание выдающихся текстов и выдающихся иллюстраций. Необходимо уделить этому вопросу самое серьёзное внимание.

Ещё одна тема, которую Год литературы окончательно выявил, – это подготовка нового поколения издателей. У нас нет профильного вуза, программ, методик, ГОСТов. Только было собрались модернизировать программы Университета печати, а его слили с автодорожным. Значит, пока это приходится перекрывать разнообразными курсами, обучающими семинарами. Сейчас мы опробуем это с Высшей школой экономики. Возможный вариант – создание курсов в «Сколково».

Наша литература и книжное дело нуждаются в новом поколении издателей, которые видели бы на 360 градусов вокруг себя. В этом их взгляде должны сфокусироваться и прекрасный издательский нюх, и электронная книга, и способы раскрутки, и маркетинг литературы, и продвижение наших авторов за рубеж, и это всё, в идеале, как дополнение к качественному филологическому образованию. Об этом надо говорить, надо показывать и рассказывать. Специалистов в России, способных адекватно воспринимать и участвовать в мировом книгоиздательском процессе, практически не существует. Одна-две команды, которые занимаются литературно-маркетинговой работой. А она должна вестись методично и серьёзно. Увы, сегодня это – удел энтузиастов. А ведь рядом с нами живут и развиваются, активно ищут новые формы познания мира многовековые культуры и гигантские книжные индустрии. Возьмём только несколько примеров – Китай, Индию и Бразилию. Наши издатели не занимаются продвижением русской литературы даже на эти растущие рынки. А это то, что называют мягкой силой. Русский мир, русская история, философия, культура, литература. Это всё инструменты культурной экспансии. Ими надо уметь пользоваться. Необходимость подготовки такого характера специалистов уже перезрела и требует особого внимания.

Одним из важнейших финальных мероприятий Года литературы стал проект «Война и мир». Читаем роман», реализованный холдингом ВГТРК. В течение 60 часов в эфире государственных телеканалов «Россия. Культура», «Россия 1», радиостанции «Маяк», а также в интернете велась прямая трансляция чтения величайшего произведения Л.Н. Толстого. По масштабности эта акция не имела аналогов в мире – всего в акции было задействовано более тысячи чтецов из России и других стран. Мне представляется, что у такого формата есть перспектива.

Итоги Года литературы высоко оценил Президент России В.В. Путин, отметивший, что по целому ряду направлений нужно продолжать работать и после его завершения. Поэтому распоряжением Правительства России было решено продлить работу Организационного комитета Года литературы под председательством С.Е. Нарышкина, преобразовав его в Организационный комитет по поддержке литературы, книгоиздания и чтения в Российской Федерации.

Одним из важнейших направлений работы нового оргкомитета является воссоздание в России школы перевода литературных произведений с языков народов России на русский язык и реализация Программы поддержки национальных литератур народов Российской Федерации. В нашей стране, как известно, насчитывается более 80 языков, имеющих письменность. На 50 из них создаются и издаются художественные произведения. Это огромный пласт литературы! Однако отсутствие переводов этих произведений на русский язык замыкает их в национальных рамках, ограничивает доступность и распространение.

Поэтому программа предусматривает систему мер по сохранению, поддержке и продвижению национальных литератур народов России, включая переводы лучших произведений национальных литератур на русский язык, подготовку и издание в 2016–2018 годах антологий современной прозы, поэзии и детской литературы народов России.

Сегодня созданы федеральный и региональные редакционные советы программы, идёт интенсивная работа по наполнению антологий, и думаю, до конца этого года мы уже выпустим в свет первую из них – антологию современной поэзии народов России, где будут произведения и поэтов старшего поколения, и молодых.

– В любом литературном пространстве и в любое время работа с творческой молодёжью очень важна. А в нашей реальности тем более. Ведь мы пережили огромный перелом всего художественного сознания после крушения СССР, приведший и к разрыву поколений, и к дефициту авторитетов. Как, по вашему мнению, необходимо сейчас вести молодёжную литературную политику?

– В моём понимании тот формат, который мы отработали в подмосковных Липках, где ежегодно из 600–700 заявок отбираются 150–180 талантливых представителей регионов России и стран СНГ, надо масштабировать. Мы собираемся делать региональные семинары – отборы талантливых ребят – и потом проводить финальные мастер-классы в Подмосковье. Возможно, что и к привычным форматам – малая проза, большая проза, поэзия – стоит добавить ещё и школу рецензентов. Тех, кто в конечном итоге будет работать в медиа в качестве проводников и лоцманов всего литературного процесса для читателей. Речь идёт о небольших деньгах из федерального бюджета и даже в бóльшей степени из местных бюджетов, и мы попробуем это делать по федеральным округам.

Интересно прошла в этом году «Литературная смена» на образовательном форуме «Таврида». Надеюсь, её организаторов удастся привлечь для совместной работы. Если регионы последовательно возьмут на себя проведение семинаров, методологию проведения мастер-классов будем отрабатывать вместе с ведущими федеральными литературно-художественными журналами и Литинститутом, и дальше лучших ребят уже соберём в Москве, с тем чтобы наиболее яркие из них получили право на публикации в ведущих российских литературных изданиях и на издание первой книги в одном из ведущих книжных издательств страны. В итоге получится синергия поддержки между министерствами культуры правительств регионов, постпредствами, литературно-художественными журналами, федеральным бюджетом, федеральным органом власти, издательствами, которые готовы экспериментировать и поддерживать молодые дарования. Появление первых публикаций и первых книжных изданий станет хорошей поддержкой для развития творческого потенциала в регионах. Вот это как раз ещё несколько зёрен, посеянных в Год литературы, которые нуждаются в том, чтобы за проросшими из них ростками тщательно ухаживали.

– Сейчас много говорят о том, что падает интерес к чтению. Я, например, с этим не вполне согласен. Потому что судить об интересе к чтению по продажам в книжных магазинах не совсем корректно. Сейчас, на мой взгляд, интерес к чтению скорее растёт. Если человек хочет что-то прочитать, он может найти это где угодно даже без книги. Всё же эпоха нынче информационная. Но вот кто и что читает? Это вопрос, требующий серьёзного анализа.

– Согласен. Я исхожу из следующего. Первое: пятидесятилетнего человека научить вдумчиво читать и внимательно следить за литературным процессом уже очень тяжело. Проблемы чтения детей, повторюсь, глубже и сложнее, и они далеко выходят за рамки вопросов качества инфраструктуры поддержки чтения. Известно, что развитые страны с отлаженной инфраструктурой ровно в такой же, если не в большей, чем Россия, степени озабочены чтением детей в век электронной аудиовизуальной (в том числе телевизионной) культуры и видеоигр, которые в настоящее время активно продвигаются и в значительном объёме доступны всем с младенчества.

Эти проблемы становятся заметны в подростковой возрастной группе наших школьников, особенно в сравнении с зарубежными сверстниками. Международные сравнительные обследования 10-летних учеников, оканчивающих начальную школу (PEARLS), и 15-летних, оканчивающих основную школу (PISA), показывают, что к концу девятого класса российские школьники находятся в конце рейтинга (в пятом десятке) по показателям чтения среди наиболее развитых стран, хотя по окончании четвёртого класса они все ещё находились на вершине этого рейтинга. Надо думать, как этому противостоять и готовить будущих читателей серьёзных текстов.

Что касается досужих разговоров о том, что читают меньше… Во-первых, сейчас очень много читают в электронном виде. Адекватных замеров того, сколько таких читателей существует, пока не получилось, хотя мы и пытались заказывать исследования, в том числе ВЦИОМу, через «Левада-Центр»… Ещё одна проблема заключается в том, что, с одной стороны, нам важно, чтобы читали больше, с другой – мы хотели бы навести порядок в использовании авторских прав, что невозможно без борьбы с пиратством. Поэтому, блокируя пиратские сайты, либрусеки и им подобные, мы, с одной стороны, наводим порядок, с другой – мешаем читателям привычно свободно скачивать тексты. Однако так или иначе нам придётся воспитать генерацию, которая будет с удовольствием оплачивать авторские права. И мы в этом направлении движемся. И 187-й федеральный закон по защите авторских прав в интернет-среде, который со всеми поправками был принят, начинает работать. И в книжной индустрии, и в музыкальной, и в кино. Очень важное обстоятельство – воспитание подходов. Тот правовой беспредел, который существовал в 90-е годы, после развала СССР, а также после создания множества «литературных» интернет-ресурсов в зоне ru, продолжаться больше не может. Да, мы сейчас не наказываем потребителей, сконцентрировав правоприменение исключительно на ресурсах, которые распространяют произведения без оплаты авторских прав. Полагаю, что в дополнение к мерам ограничительного характера к поставщикам неправового контента требуется серьёзная государственная рекламная кампания: скачивая книгу с пиратских сайтов, вы лишаете законных средств тех людей, которые созидают, творят, тех, кем мы должны гордиться. Получат они Нобелевскую премию или не получат – это другой вопрос, но они создают выдающиеся произведения, которые популярны, которые вы хотите читать, смотреть, слушать. Давайте поддержим их в тех условиях, в которых мы сегодня живём и в которых выстроена вся наша система и логика взаимоотношений власти, общества, культуры, бюджета! Эта форма требует того, чтобы рыночный элемент востребованности того или иного автора дал ему возможность заниматься творчеством без ежедневного беспокойства о хлебе насущном.

– Ещё такой вопрос вслед этому. Много лет уже говорится, что у писателей нет необходимого статуса, что в рынке выживают не все. Понятно, рынок так устроен, что все не выживут. Некоторые вспоминают советское время и просят вернуть деньги, квартиры, санатории. Конечно, это невозможно. Главная проблема, которая встаёт, – огромная размытость писательского цеха, огромное количество пишущих, вступивших в разные союзы писателей. Можно ли в принципе выработать какой-то механизм отбора настоящих писателей, некой касты, которая могла бы претендовать если не на большие государственные бюджеты, то на некоторые социальные льготы как выделенная категория?

– По категориям и льготам – сложная тема. Выбор будет всегда неправильный. Сколько бы выборщиков ни было и как бы тщательно они ни отбирали, получить список, который общество консолидированно примет, не получится. У всех свой круг любимых авторов. Ничего с этим не поделаешь. Можно спорить о вкусах, о влияниях. Конечно, мимо большого писателя мы никогда не пройдём, но таких, к сожалению, не так много. Не только у нас – в мире.

В этой связи перспективным является наведение порядка в системе коллективного управления правами, если система эта будет прозрачной, если государство сможет нести ответственность за то, что происходит в этой сфере. Ведь основной источник средств идёт от телерадиовещательных компаний, которые так или иначе дотируются государством.

Также актуально в будущем не только налаживание системы государственных и бюджетных грантов, но и создание всевозможных фондов поддержки креативных индустрий. Это некая социальная ответственность и наших олигархов, и крупных компаний, в том числе государственных. Во всём мире эта система долго устанавливалась и так или иначе функционирует. И талантливый человек имеет возможность заявить о себе, получив элементы такого рода поддержки.

– То есть конечная цель в том, чтобы каждый индивидуально талантливый человек мог получать достойное вознаграждение за свой творческий труд?

– Безусловно. Это первое. Второе – это то, чтобы способы получения этого вознаграждения или поддержки этого талантливого человека были различными. Они не могут лежать в одной плоскости. Например, государство должно оплачивать… Государство может и не заметить.

– Государство может и потребовать.

– Это спорный вопрос, имеет ли право государство требовать. Потому что выделяемые деньги – это деньги налогоплательщиков. Оно может требовать от художника только творить и заказывать создание новых ярких произведений. Всё остальное – это коммуникация и диалог. Вряд ли теперь возможны ведомственные дома отдыха при Союзе писателей, как в СССР, но какие-то творческие лаборатории должны существовать. Отчего бы писателю не получить грант на проживание и творческую командировку в усадьбах «Ясная Поляна», «Спасское-Лутовиново», «Поленово», «Михайловское», «Тарханы», в других намоленных литературных местах? Кто может дать такой грант? Много кто. Это совсем недорого…

– Но для этого должна существовать какая-то систематизация этого процесса. Сейчас, я так понимаю, всё происходит достаточно хаотично.

– Это верно. Но надо ещё учитывать, что любой творческий человек достаточно индивидуален в своих запросах… И это иногда предельно затрудняет процесс взаимодействия. Тем не менее расставить внятные «движки» для входящего в творческую жизнь молодого, интересного, талантливого автора – задача для государства решаемая, в том числе и при помощи успешных бизнесменов, вкладывающих средства в духовное здоровье нации. Нужны новые площадки, где можно было бы получить дополнительные стимулы для творческого роста.

Простой пример. Созданную нами 10 лет назад «Большую книгу» постоянно обвиняют в ангажированности, олигархичности, излишнем либерализме… Я всегда отвечаю критикам: сделайте своё! Вот как, например, «Литературная газета» сделала свою премию Дельвига или «Ясная Поляна» – свою, и тем самым серьёзно расширилась палитра премий.

Это можно проецировать и на другие творческие индустрии. Вот, например, известным предпринимателем Шалвой Бреусом создана премия Кандинского. Не государственная, частная, и тем не менее вокруг неё консолидируются огромные творческие силы. Премия Кандинского начала выпускать монографии лучших художников. Эти монографии переводятся. Они попадают в ведущие библиотеки и музеи мира, продвигая отечественных творцов. Чем не пример для подражания?
Но если, допустим, в визуальном искусстве перевод не нужен, то в конкурсе текстов, конечно, очень важно искусство перевода. И для этого надо отдельно содействовать подготовке и поддержке школы перевода с русского языка.

– Как вы считаете, есть ли необходимость проведения в России большой международной писательской встречи, где лидеры мировой словесности могли бы обсудить, как противодействовать наступающему глобальному миру и разрушительной энтропии современного сознания?

– Мы пытаемся отрабатывать подобные форматы на уровне СНГ и ШОС. Игорь Волгин регулярно собирает форумы русской словесности. Они пока не очень эффективны. И дело здесь не в писателях, а в том, что проблема шире и глубже. Особенно сегодня, когда пришли к власти политики, которые не помнят, что такое Вторая мировая война, представляют её только по рассказам и фильмам… Острые проблемы международной безопасности, которые наша цивилизация преодолела ещё в 70-х годах XX века огромным корпусом двусторонних и многосторонних международных договорных обязательств, вновь становятся актуальными в негативном контексте. Наступает эра полной эрозии этого защитного механизма.

Сегодня во всём мире не очень слышны голоса людей разума. Очень много медийных манипуляций. И политика сегодня очень медийная. Медиа не сопровождает политику, а, по сути, является инструментарием политических операций. Не только на Западе, но и у нас тоже. Чего греха таить, в принципе идёт такая гибридная медийная война. В нас пуляют – мы отстреливаемся. А как в эту канонаду вставить голос разума: что вы делаете, ну завтра будет 20 «ядерных стран»… Сегодня их официально семь, реально может быть девять, завтра будет 20… Угроза получения ядерного материала террористическими группировками становится гораздо выше. Мы же идём путём самоуничтожения!

К сожалению, площадка ООН не отрабатывает ту функцию, которая была для неё предназначена. Есть конференция Международного ПЕН-клуба «Писатели за мир», но кто слышит её участников? Между тем собрать безусловных лидеров общественного мнения и поговорить о будущем цивилизационном выборе планеты Земля, обсудить, в каких целях продолжают наращивать военные бюджеты, сейчас необходимо как никогда. Страшно уже от того, что разговоры о применении ядерного оружия на современном театре военных действий становятся обыденной публицистикой. Конечно, сегодня есть тактическое, точечное оружие… Тем не менее… Ребята, вы куда? Вы о чём? Вспомните конгрессы творческой и научной интеллигенции 1960–1970-х годов, которые подтолкнули общества и политиков. Но тогда ещё у всех были в памяти ужасы Хиросимы и Вьетнама. Кто подтолкнёт сегодняшних политиков? Может обязать их перечитать Гашека, Ремарка, Некрасова, Хеллера? Мир не выдерживает испытания однополярностью. Но, повторюсь, я не вижу пока таких площадок.

Где собраться? Сейчас это не так принципиально. Увы, в Москву по субъективным причинам сейчас не все приедут. Давайте соберёмся в Париже, давайте соберёмся в Пекине – где угодно. Поговорим немного на другом уровне об этом. Создадим влиятельный клуб, по подобию Бильдербергского, только состоящий из пассионарных гуманитариев и учёных, радеющих о будущем цивилизации… К этому надо очень бережно относиться. Потому что кто-то должен всё-таки разумно ответить на простые вопросы. Смены режимов и миллионы беженцев. В чём была миссия, задача? Как это оценивать? И писатели тоже не должны, конечно, оставаться в стороне…

– При этом писатели, как мне кажется, должны быть ещё и крайне осторожны. Потому что у нас есть масса примеров, когда писатели призывали к освободительным войнам, и всё заканчивалось очень плохо. Они потом уходили в сторону, эмигрировали, а кровь лилась. Вопрос очень важный. И внутри российского общества нужно консолидироваться вокруг данной темы, а не вокруг каких-то других идей. И несомненно, на начинающей работу в Москве Международной книжной выставке стоит обсуждать и эти вопросы. Полтора года уже работает новая дирекция ММКВЯ. На мой взгляд, работает интересно. Какие в нынешнем году будут новшества?

– У ММКВЯ, как обычно, триединая задача. Первая – раскрутка выставки как международной площадки; вторая – большая профессиональная программа, где традиционно ведётся обсуждение огромного количества индустриальных проблем. Ну и конечно, третья и главная объединяющая цель – развитие ярмарки как площадки популяризации чтения, интереса к книжной культуре, к самой книге. Надо искать новые способы позиционирования авторов как популярных, так и ещё нет.
Во многом новая команда справляется, практикуя работу с новыми медиа, активничает в социальных сетях, запустила в YouTube серию роликов-тизеров. Но, конечно, хотелось бы большего. Есть объективные причины, которые не позволяют многим издателям, в том числе европейским, участвовать в выставке. А почти все украинские издатели просто боятся ехать. Говорят, что могут получить потом гранату под дверь. При этом мы открыты для любых гуманитарных связей с Украиной. Мы исходим из того, что временные политические разногласия не должны сказываться на глубоком родстве языков и культур. Всё-таки книгоиздание и литература – это объединяющее цивилизационное начало, а не разъединяющее. И мы будем всячески способствовать тому, чтобы Московская международная книжная выставка-ярмарка оставалась международной, интересной, востребованной, профессионально занималась маркетингом книги, чтения и поддерживала все основные программы, которые мы пытаемся запустить в этой сфере. И, кстати, в её рамках соберётся Конгресс переводчиков русской литературы. Эти посланники нашей великой литературы приедут в Москву из 55 стран, чтобы не только обсудить трудности перевода, но и подсказать издателям и современным авторам, как завоёвывать души и сердца читателей по всему миру.

– И ещё один вопрос. Сейчас в издательском пространстве, пожалуй, самой обиженной оказалась поэзия. Поэзию, независимо от её качества, просто вычеркнули как вещь, которая не продаётся, не нужна. Таким образом, поэтов лишили самого главного – возможности выпустить книгу. Поэзия ушла в Сеть, в маленькие издательства, которые выпускают поэтические сборники крошечными презентационными тиражами. Но этого трагически недостаточно для нашей поэтоцентричной страны. Здесь есть какой-то выход? Или надо ждать, когда востребованность поэзии обществом вернётся?

– Это неправда, что поэзия не востребована. Мы опробовали новый формат на фестивале «Красная площадь» – фестиваль поэзии. Вот таких фестивалей должно быть много. Люди готовы слушать поэзию, потому что поэтическое слово сильно действует на сознание даже не очень филологически подготовленного человека. Конечно, сейчас уже не будут слушать несколько часов подряд поэтов, как было в 60–70-х. Тем не менее Евтушенко выступал на Красной площади с трёх до четырёх дня, а потом до девяти вечера подписывал книги… Андрей Дементьев выступил и тоже часами подписывал книги. Никто из прозаиков в общении с читателями столько времени не провёл. Поэтому, конечно, поэзия востребована. Как продвигать поэзию? Как книжную культуру – тяжело, потому что всё-таки она ушла в интернет и она доступна. Полагаю, фестивали поэзии – самая перспективная форма, и они должны идти по всей стране.

– Причём в регионах интерес к этому невероятный. В Петербурге и Москве, наверное, всё это сложнее из-за огромной занятости, количества информации…

– И тем не менее. Департамент культуры Москвы организовал фестиваль поэзии на площади Маяковского – пришло несколько сотен человек, на нашей «Красной площади» – также ажиотаж огромный. Это большое перспективное направление. И здесь мы подходим к тому, с чего начинали, – нужны сильные менеджеры. Не только в книгоиздании, вообще в культуре. Менеджеры, способные культурное действо превратить в событие огромного масштаба.
_____________________
Владимир Викторович Григорьев родился в 1958 г. в г. Запорожье, Украинская ССР.
Окончил Московский государственный педагогический институт иностранных языков им. Мориса Тореза (ныне Московский государственный лингвистический университет).
Профессиональный лингвист, переводчик. Владеет несколькими европейскими языками: английским, испанским, польским, украинским.
Начинал свою карьеру в 1980-х гг. как журналист и редактор в Агентстве печати «Новости» – АПН (ныне Российское агентство международной информации «РИА Новости»). В конце 1980-х гг. занялся книгоизданием.
В 1992 г. создал собственное издательство «Вагриус» – одно из самых ярких и заметных в истории новой России. В середине 1990-х основал компанию «Премьер Фильм» и в качестве её руководителя продюсировал кино- и телефильмы, телевизионные художественно-публицистические программы. Лауреат Государственной премии РФ в области литературы и искусства.
С 1999 года – на государственной службе: с 1999 по 2004 г. – в должности заместителя министра Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций, а с 2008-го – заместителя руководителя Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Председатель Попечительского совета российской Национальной литературной премии «Большая книга». Президент Центра поддержки отечественной словесности. Организатор книжного фестиваля «Красная площадь» и Московской международной книжной ярмарки.